fbpx

Российские C-300 в Сирии: быть или не быть?

Поставки российских ЗРК С-300 в Сирию могут спровоцировать рост интенсивности ударов ВВС Израиля

После нанесения Соединенными Штатами, Великобританией и Францией ракетных ударов по позициям сирийских правительственных войск в очередной раз актуализировалась дискуссия о поставках Дамаску российских зенитно-ракетных комплексов С-300. И хотя последние заявления российского руководства, по всей видимости, связаны с «ответом» Москвы на действия Вашингтона и его союзников в Сирии, но переговоры о поставках С-300 в Сирию идут уже не первый год и имеют давнюю предысторию.

Проблему замены и модернизации находящихся на вооружении сирийских ВС зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) С-200 (Э), поставленных Советским Союзом еще в 70-е годы, официальный Дамаск начал поднимать еще в последнее десятилетие прошлого века. Однако прогресса по данному вопросу достичь так и не удалось. Во-первых, из-за произошедшего после 1991 года заметного сокращения мощностей российского военно-промышленного комплекса. Во-вторых, ввиду неплатежеспособности сирийского правительства: к моменту распада СССР Сирия уже задолжала более $14 млрд за поставленное ранее вооружение.

Тем не менее, попытки сирийского руководства обновить свою систему противовоздушной обороны продолжились и в новом столетии. В 2000-е годы у Дамаска не осталась иного выбора, кроме как рассчитывать на согласие со стороны Москвы. Из-за того, что после начала военной операции НАТО «Иракская свобода» Сирия укрывала на своей территории боевиков из Ирака, американское руководство приняло в 2004 году «Закон об ответственности Сирии». Так началась эра американских санкций в отношении Сирии, которые в частности предусматривали запрет на поставки оружия Дамаску, а также ответственность лиц, оказывающих содействие Сирии в реализации программ по созданию химических, биологических и ядерных вооружений, а также ракет среднего и дальнего радиуса действия.

Вопрос о поставках С-300 поднимался и в конце августа 2008 года, когда в Москву прибыл президент Сирии Башар Асад. Визит сирийского лидера пришелся на период обострения отношений России с Западом после войны с Грузией, в результате которой на карте появилось два непризнанных государства – Южная Осетия и Абхазия. Заинтересованное в признании отколовшихся от Грузии территорий российское руководство ожидало от сирийского лидера положительного решения по данному вопросу, а сам Асад выразил свою «поддержку российской позиции… в целом вокруг ситуации в Абхазии и Южной Осетии».

Однако ожидаемая сделка о поставках в Сирию С-300 и иных современных вооружений в обмен на признание Дамаском Южной Осетии и Абхазии так и не состоялась. На сей раз ввиду вмешательства Израиля, которому удалось убедить российское руководство воздержаться от поставок ЗРК  Дамаску. Именно Израиль с 2000-х годов выступал в качестве важнейшей сдерживающей силы в отношении поставок российского оружия в Сирию. В 2005 году благодаря давлению со стороны Тель-Авива Владимир Путин в ходе своего визита в Израиль заявил о запрете реализации контракта о поставках в Сирию ракетных комплексов «Искандер-Э».

По аналогичной причине Москва приостановила и выполнение подписанного в 2010 году соглашения о поставке в Сирию четырех дивизионов С-300. А годом ранее Россия заморозила подписанные еще в 2007 году контракты на поставку истребителей МИГ-29 и МИГ-31. Спустя почти десять лет министр иностранных дел Сергей Лавров назовет это «моральными обязательствами перед известными партнерами».

Сегодняшние разговоры о поставках Сирии С-300 восходят корнями именно к контракту 2010 года, реализация которого была приостановлена Москвой в одностороннем порядке. Разница лишь в том, что к 2018 году Россия заявила о возможности передачи зенитно-ракетных комплексов на безвозмездной основе. Однако здесь стоит обратить внимание на два аспекта этой сделки.

Во-первых, предназначенные для Сирии еще восемь лет назад С-300 уже были проданы в Иран после того, как в 2015 году в Вене был подписан Совместный всеобъемлющий план действий по урегулированию иранской ядерной программы. В результате к концу 2016 года Россия завершила исполнение контракта, поставив Тегерану четыре дивизиона зенитно-ракетных комплексов.

Если быть еще более точными, то обещанные в 2010 году Сирии комплексы С-300 еще тремя годами ранее предназначались для все того же Ирана. В 2007 году Москва и Тегеран достигли договоренности о поставке пяти дивизионов С-300. Однако в сентябре 2010 года в интересах поддержки консолидированных действий «шестерки» по урегулированию иранской ядерной программы президент Дмитрий Медведев принял решение о приостановке выполнения контракта. После этого обещанные Тегерану зенитно-ракетные комплексы пообещали передать Дамаску, однако и этому было не суждено сбыться.

Во-вторых,  предлагая поочередно одни и те же С-300 то Ирану, то Сирии, Россия в конечном счете вновь столкнулась с проблемой дефицита своих военных ресурсов. Другими словами, двух партий С-300, предназначенных для экспорта, у Москвы нет, а это означает два варианта развития событий. Либо поставок зенитно-ракетных комплексов в Сирию вообще не произойдет и данный эпизод окажется очередным блефом российского руководства в адрес Вашингтона. Либо Москва будет вынуждена снимать С-300 с собственного вооружения, чтобы передать Асаду.

При этом вызывает большие сомнения возможность эффективного использования комплексов С-300 (в случае, если Сирия все таки их получит)  сирийскими ПВО, которые уже не обладают какой-либо целостной структурой.

На сегодняшний день в стране действуют лишь две слабо связанные между собой системы ПВО  (Integrated Air Defence Systems – IADS), обеспечивающие прикрытие Дамаска и Хомса – двух крупнейших агломераций на территории, подконтрольной сирийскому режиму.

Система ПВО Дамаска включает в себя один дивизион С-200, четыре – «Бук M1E/M2E», четыре – «Панцирь С(S)1E/С2E», четыре – «Печора-2M», а также несколько комплексов «Квадрат».

В распоряжении системы ПВО  Хомса находится один дивизион С-200, два – «Бук M1E/M2E», два – «Панцирь С1E/C2E» и три – «Печора-2M».

Еще одна система ПВО расположена в Алеппо. На ее вооружении находится один дивизион С-200 (правда, три вместо шести пусковых установок), а также по одному дивизиону «Бук М1Е» и «Панцирь С1Е». Однако к настоящему времени эту систему еще не удалось восстановить в полной мере, поэтому она способна лишь обеспечить оборону базы сирийских ВВС в Квейрисе.

В ходе войны целые районы ПВО Сирии прекратили свое существование, нарушив целостность системы противовоздушной обороны,  которая так и не была восстановлена. ПВО Сирии, ориентированная на точечное прикрытие объектов, теперь имеет множество брешей, через которые могут быть нанесены удары. Уничтожение единой интегрированной системы сирийской ПВО наряду с отсутствием какого-либо соответствия ее системы управления современным стандартам приводит к неспособности ее оставшихся элементов вовремя реагировать на угрозы.

Предложенные Россией комплексы С-300 могут быть интегрированы в вышеупомянутые системы ПВО, однако в целом это вряд ли серьезно скажется на увеличении их боевых возможностей. Учитывая низкую эффективность работы С-300 по крылатым ракетам, можно предположить, что в случае пусков ракет с кораблей и самолетов, которые не будут заходить в сирийское воздушное пространство, у противника вряд ли возникнут серьезные дополнительные проблемы. Несмотря на наличие достаточно современных ЗРК «Бук» и «Панцирь», ПВО Сирии оказалась не способна предотвратить авиаудары израильской авиации, а также продемонстрировала свою уязвимость перед массированными ударами крылатыми ракетами. Единственное уничтожение израильского самолета весной 2018 года состоялось лишь после того, как он полностью выполнил свою задачу.

Кроме того, поставки С-300 в Сирию могут привести к обратному эффекту.  Вместо того, чтобы предотвратить возможные авиаудары, они их спровоцируют. Несмотря на заявления российского руководства о том, что ЗРК могут быть поставлены Сирии в качестве ответа на обстрелы ее территории крылатыми ракетами США и их союзников, в реальности угроза от них может исходить исключительно израильским ВВС, на регулярной основе наносящим авиаудары по военным объектам сирийской армии. Тем самым поставки С-300 могут спровоцировать рост интенсивности ударов ВВС Израиля с целью нейтрализации самих комплексов С-300 – особенно в период их освоения и интеграции в систему сирийских ПВО, который может продлиться несколько месяцев.

Фото: Mil.ru [CC BY 4.0 (https://creativecommons.org/licenses/by/4.0)], via Wikimedia Commons