fbpx

Время скрести по сусекам

Заработает ли в России налог на самозанятых?

Есть такое старое русское выражение «скрести по сусекам». Оно пошло из средневековой крестьянской жизни, когда под конец зимы из специально отведенного места в амбаре (сусек) выскребали последние запасы еды. Российское правительство сейчас прибегает к такому же методу, предлагая с нового года начать облагать 4-6% налогом так называемых самозанятых. Новация выглядит странно не столько с точки зрения целей (взять налог с заработка), сколько с точки зрения методов изъятия и пока непонятных социальных последствий.

Соответствующий законопроект уже прошел первое чтение в Думе и, вероятно, заработает с нового года. Правда, пока только в четырех регионах: в Калужской области, Татарстане, Москве и Подмосковье. Это называют «экспериментом», рассчитанным на 10 лет, но если опыт будет признан успешным, то так долго ждать окончательных результатов, конечно, не будут. Почему именно эти четыре региона? Их объединяет то, что они являются регионами-донорами, то есть перечисляют в федеральный бюджет больше средств, чем из него получают. Возможно, авторы законопроекта также руководствовались тем, что эти регионы более зажиточны по сравнению с другими. Очевидно также, что по крайней мере в Москве и Подмосковье относительно выше доля тех, кто зарабатывает в «теневом секторе экономики». Значит, во-первых, будет что собирать, во-вторых, эти люди могут быть заинтересованы в том, чтобы выйти из «тени».

Предполагается, что так называемые самозанятые должны будут зарегистрироваться, в том числе с помощью мобильного приложения. Затем с каждой своей сделки им придется платить налог: 4% в случае сделки с физическим лицом, 6% — с юридическим. Если зарегистрированный человек не заплатит налог с какой-то сделки, то если это вскроется, он может быть оштрафован на сумму дохода по этой сделке (для первого нарушения можно отделаться штрафом в 20%). Получить право на такой налоговый режим могут те граждане, у которых нет работодателя, они не привлекают наемных работников по трудовым договорам, а их доход от «самозанятости» не превышает 200 тысяч рублей в месяц (2,4 млн в год). Это довольно высокая планка, учитывая, что средняя зарплата по стране сейчас примерно в пять раз ниже. При этом 1,5% из отчисленных самозанятыми налогов будут направляться в Фонд обязательного медицинского страхования, что, по замыслу авторов законопроекта, снизит нагрузку на региональные бюджеты. Сейчас именно субъекты федерации обязаны платить взносы за неработающее население. В год только на эти цели из региональных бюджетов расходуется более 618 млрд рублей.

Внешне все выглядит достаточно гуманно: людям, получающим теневые доходы от той или иной деятельности, предлагается нечто вроде «платы за легализацию доходов». Причем по расценкам, сопоставимым с теми, что существуют на рынке обналичивания. Если, конечно, эти расценки уже в обозримом будущем не будут повышены.

Кто такие самозанятые? Это таксисты, работающие по контракту с агрегаторами, сиделки и няни, репетиторы, курьеры, люди, занимающиеся ремонтом или иным ремеслом, это также и уборка квартир, и переводы, и фриланс в самых разных сферах, и консалтинг, кейтеринг, – всего, пожалуй, не перечислишь. В законопроекте предлагается понимать под самозанятыми всех тех, кто ведет предпринимательскую деятельность, но не нанимает работников. Уже в этом видится изъян: предлагается налогооблагать по ставке 4-6% не вполне четко определенную категорию граждан, которую трудно отделить от других категорий. К примеру, от «индивидуальных предпринимателей», у которых совсем другой налоговый и правовой статус. И платят они больше. Как отделить «самозанятость» от работы, скажем, по найму или от получения иного дохода не путем «самозанятости», где положен 13% налог? Почему не объявить себя самозанятым, не договориться с работодателем, который перестанет платить социальные платежи за наемного работника, а будет платить, по сути, максимум 6% вам – уже как фрилансеру?

Подтверждением мысли об отсутствии четких критериев – как в определении потенциальной налогооблагаемой базы, так и категории плательщиков – служит то, что разные представители власти путаются в цифрах относительно численности самозанятых. К примеру, глава думского комитета по бюджету Андрей Макаров считал примерно так. Берем 82 млн человек трудоспособного возраста, вычитаем из них 52 млн работающего населения, которое либо само платит за себя страховые взносы, либо за них это делает работодатель. Получаем разницу примерно в 30 млн человек, «значительная часть из которых — это люди, которые работают, получают доходы, но ни в какие взаимоотношения с государством в этой части не вступают». То есть самозанятые. Росстат, в свою очередь, попробовав подсчитать численность самозанятых в теневой сфере, пришел к цифре 14,6 млн человек, – именно столько было самозанятых во втором квартале текущего года.

Процедура уплаты налога вроде бы проста, но совсем не привычна для России. Разработано специальное мобильное приложение Налоговой службы, в котором человек выбирает подходящий раздел деятельности и с каждой продажи своего товара или услуги направляет в налоговую службу фискальный чек. По окончании месяца налоговая служба выставляет ему счет, который оплачивается с того счета, который человек сам выберет для этих целей. То есть сделал уборку в квартире за деньги – сформировал фискальный чек. Доставил курьерскую посылку – опять фискальный чек. Приготовил еду для частного торжества – еще чек. Представить себе такое в России пока решительно невозможно. Люди не привыкли отчитываться перед государством за наличные платежи и доходы. Почему они должны начать это делать сейчас? Под угрозой штрафа? А вы попробуйте поймайте. Легче можно представить ситуацию, когда, скажем, агрегаторы (такси или еще каких-нибудь услуг) под давлением государства будут понуждать работающих в их системе граждан регистрироваться в качестве самозанятых. Однако и в этом случае возникает проблема с учетом всех услуг и сделок. Такие работники начнут действовать в обход агрегаторов, договариваясь частным образом. Так что агрегаторы потеряют часть своих доходов.

Самое главное, что новая система налогообложения вводится в условиях, когда между гражданами и государством нет взаимного доверия. Люди, вступая в прямые (и по сути построенные на доверии) налоговые отношения с государством, еще сильнее захотят узнать, на что идут их налоги. Почему денег на войну в Сирии и Украине хватает, как и на все более дорогостоящие военные «игрушки», а на повышение детских пособий нет? Почему отчисления с зарплаты на медицину исправно вычитают, а платить за лечение приходится сплошь и рядом, а бесплатной медицины в России давно уже нет? Почему в нефтедобывающей стране бесконечно растут цены на бензин?  Почему ЖКХ ветшает, а плата за коммунальные услуги растет каждый месяц? Наконец, почему у депутатов, принимающих такие законы, такие высокие зарплаты? И почему топ-менеджеры государственных корпораций в небогатой России получают такие баснословные доходы, которым могут позавидовать CEO крупнейших западных корпораций? Наконец, почему в России нет такого понятия, как минимальный необлагаемый доход, который есть практически во всех развитых странах? Скажем, в США он примерно равен $10 тыс. в год. Даже в Китае, где уровень жизни в среднем пока не выше российского, такой минимум тоже есть.

Классический вопрос той же Американской революции «Нет налогов без представительства» в России на политическом уровне на сегодня так и не решен. Между тем, без определенного уровня доверия между властью и налогоплательщиками эффективность любой налоговой системы, где предусматривается определенный уровень доверия, будет низкой.

Еще в 90-е годы российские власти отказались от системы, когда налогоплательщики сами подают налоговые декларации за истекший год и сами платят налоги. Так устроена система в Америке. Постсоветская власть не доверяла гражданам, не верила, что они будут отчитываться честно. Поэтому была принята система, когда работодатель или иной источник выплаты дохода является налоговым агентом перед государством. Так собирать налоги проще. И это же является одной из двух главных причин, почему в России налоговики сами резко выступают против прогрессивной шкалы налогообложения. Тогда зависимость от добросовестности налогоплательщиков резко возрастет, а собираемость налогов в условиях низкого уровня доверия между налогоплательщиками (а, по сути, избирателями) и государством упадет.

Выходов из этого тупика может быть два. Первый это повышение уровня доверия между гражданами и властью. Этот вариант предусматривает решительную борьбу с коррупцией, социальным неравенством, расслоением общества, создание равных возможностей для всех, развитие демократических институтов, в том числе институтов контроля со стороны общества за действиями власти. Второй путь предусматривает развитие тоталитарных технологий абсолютного контроля за всеми доходами и расходами граждан.

Это не первая попытка вывести самозанятых граждан из «тени»: еще в 2016 году был принят закон, предусматривающий налоговые каникулы для вставших на учет в налоговые органы самозанятых. С тех пор в качестве самозанятых в России в налоговых органах зарегистрировалось всего 1281 человек (на 1 марта 2018 года). Поэтому не следует ждать от налога с самозанятых слишком уж больших бюджетных поступлений. Потому что большинство тех, кого предполагается обложить новым налогом, и так считают, что они уже сильно переплачивают за содержание такого государства.

Recommended

Судьба «Примосковья» Рано или поздно проблема расширенного «Примосковья» станет намного более серьезной, чем все проблемы отдаленных имперских периферий. Неравномерност...
Губит людей вода: повторение трагедий на Кубани не... Катастрофические наводнения на Кубани будут повторяться снова и снова. Причиной тому не злой рок, не непредвиденное стечение обстоятельств, а искусс...
Кавказ после Ингушетии Что значат недавние массовые протесты в Ингушетии для политики Кремля на Кавказе? Российская политика на Кавказе – в зависимости от места и времени...