fbpx

Между Сциллой и Харибдой

Почему полностью профессиональная армия в нынешних условиях несет россиянам угрозу?

Во время последней президентской кампании Владимир Путин осторожно заявил о постепенной отмене обязательной военной службы в российской армии. Во время кампании 2012 года он также говорил о необходимости перехода к контрактной армии в будущем. Российская оппозиция также выступает за добровольную армию, например, Алексей Навальный говорил о необходимости наличия полностью добровольной армии, состоящей из 500 тысяч контрактников. Однако отказ от призывной армии в недемократической стране может привести к еще большему ужесточению политического режима и меньшему контролю силовых органов со стороны остатков гражданского общества. Армия обладает не только гуманитарным и военным воздействием, но и политическим, влияя на баланс сил внутри государства и отношения государства и общества.

Государство и армия

Вооруженные силы, как и другие государственные силовые органы, – это государственные организации, призванные защищать страны от военного вторжения и потенциальных насильственных угроз безопасности государству и его гражданам. Но в недемократических странах и странах со слабыми институтами силовые органы могут стать инструментом различных этнических и элитных групп. Так произошло в гражданской войне в Югославии, когда силовые органы раскололись на этнические группы, лояльные разным политическим силам. Международные организации и ЕС продолжают финансово, политически и с экспертной помощью влиять на реформы в сфере безопасности в Балканских странах в целях предотвращения негативного влияния силовиков на демократические процессы и соблюдение прав человека.  Основной задачей, стоящей перед Балканскими странами, является формирование эффективной системы силовых органов, которая должна контролироваться парламентом и гражданским обществом, не поддаваться одностороннему этническому и политическому давлению и укладываться в существующие финансовые ограничения. Ситуацию усложняет затянувшееся расследование военных преступлений, совершенных еще в 90-е годы.

Эрозия государственных институтов в транзитных странах также затрагивает силовые органы, усиливая влияние политической элиты и групп интересов на использование их силовых полномочий.

Призывной предохранитель России

Российские ВС обладают национально-этническими группировками на солдатском уровне. В условиях закрытой военной службы солдаты естественно группируются по схожим интересам и взглядам, однако выходцы из этнических республик обычно сплачиваются по национальным признакам. Это приводит к низовым конфликтам, например, с чеченцами в Чечне или с тувинцами в Свердловской области. Тем не менее, опасность этнического раскола маловероятна. Политика региональной ротации личного состава предотвращает создание подразделений с доминированием радикализованных этнических групп, а годичная призывная служба не позволяет солдатскому составу выстраивать горизонтальные связи с руководящим составом и другими частями и соединениями.

Другим важным свойством призывной службы является ее неиспользование во внешних необоронительных конфликтах и неэффективность применения призывников для решения внутриполитических конфликтов. Во-первых, дислоцирование подразделений с солдатами призывной службы в международных конфликтах гарантированно вызовет куда большее сопротивление общества, чем использование военнослужащих контрактной службы. Наименьший уровень поддержки призывной службы был отмечен в 2002 году, в период чеченской кампании. Более того, призывников сложнее использовать в боевых операциях в виду разницы в уровне подготовки, опыте и морально-психологической готовности. Во-вторых, сегодня молодых россиян призывают не только в ВС, но и в войска Росгвардии, Федеральной службы безопасности (пограничная, автомобильная службы), Федеральной службы охраны. Несмотря на наличие полностью добровольных подразделений, призывная служба не позволяет эффективно использовать рядовые подразделения силовых органов во внутриполитических столкновениях. Например, во время оппозиционных митингов, прошедших 5 мая, некоторые подразделения Росгвардии состояли из призывников и использовались в качестве оцепления на наименее напряженных участках. Разумеется, за один год призывникам, попавшим в Росгвардию, невозможно привить тот уровень профессионализма и восприятие протестующих как у действующих офицеров и сержантов Росгвардии и полиции. Поэтому задержания производили добровольные сотрудники полиции и ОМОНа Росгвардии. Например, в полиции Москвы есть 1 и 2 оперативные полки, ответственные за правопорядок на общественных мероприятиях. Сотрудники этих полков получают заработную плату от 40 тысяч рублей без учета надбавок, отпуск от 40 дней и другие льготы, полагаемые сотрудникам силовых ведомств. Солдаты срочной службы получают не более 2000 рублей в месяц.

Таким образом, наличие призывных солдат в частях и подразделениях силовых органов России ограничивает их нелегитимное использование и влияние национально-этнических факторов.

Ползучая квази-приватизация силовиков

В современной России заметен тренд «квази-государственной приватизации» силовых органов. Этот процесс постепенно выводит силовые органы из-под неформального контроля общества и вводит квази-рыночную логику функционирования силовиков.

Во-первых, все последние действия ВС России в Крыму, на Донбассе и Сирии выполнялись с использованием исключительно солдат контрактной службы. Это позволило, с одной стороны, проводить военные операции эффективнее, а с другой – не переживать о последствиях, т.к. формально военнослужащие сами согласились отправиться на боевое задание.

Во-вторых, там, где российское государство еще не может применять свои официальные силовые органы, вовсю используются «частные военные компании», многочисленные казацкие организации, а также особые чеченские подразделения. Громкие февральские потери российской ЧВК в Сирии показали, насколько свободно Кремль может неофициально применять силовые подразделения за рубежом. Возможность для легализации ЧВК, поддержанная Сергеем Лавровым, ни к чему не привела. Политические связи руководства этих формирований с Кремлем, а также колоссальные неофициальные финансовые потоки не позволили вывести ЧВК в белое поле и установить хотя бы формальный институциональный контроль. Кроме ЧВК в Сирии также неофициально применяются этнические чеченские подразделения спецназа, подчиняющиеся Рамзану Кадырову и лояльные Кремлю.

Во-вторых, в конце 2016 года Министерство обороны создало возможность переводить солдат срочной службы с опытом службы более 11 месяцев или резервистов на краткосрочные контракты.  С одной стороны, Минобороны обезопасило себя на случай неотложных операций, например, как это было во время Грузинской войны. Тогда подразделения 693 и 135 мотострелковых полков с солдатами срочной службы в штате были отправлены в Южную Осетию, несмотря на запрет на использование призывников в операциях за рубежом. С другой стороны, этот закон позволил солдатам и матросам срочной службы получать дополнительные выплаты, если их не могут уволить в запас по объективным причинам – например, во время крупных учений или походов кораблей. В целом этим законом Министерство обороны создало себе легальную «подушку безопасности», которую оно сможет применить в экстренных условиях.

Во внутренней политике государство активно применяет казацкие дружины, активистов НОД и SERB для нападения на деятелей оппозиции и разгона митингов. Более того, казаки применялись в войне на Донбассе, были замечены в сборе средств для «ополченцев» и логистической поддержке отправляющихся в Украину «волонтеров». На прошедшем 5 мая митинге Алексея Навального казаки и НОДовцы особенно отличились, нападая на участников митинга под прикрытием полиции. Эти неформальные организации выполняют частные функции, которые государство пока еще само открыто осуществлять не может. Финансирование этих организаций осуществляется косвенно через подряды на охрану общественного порядка и военно-патриотические мероприятия. Например, администрация Москвы потратила 16 млн рублей на подготовку казаков для охраны общественного порядка. В течение трех лет сто казачьих дружинников проходили тренировку по «обеспечению безопасности при проведении публичных и массовых мероприятий».

Таким образом, сегодня в России заметен тренд на ползучую «государственную квази-приватизацию» силовых органов и парамилитаристских формирований. Контрактные квази-рыночные отношения позволяют применять их для любых целей без угрозы серьезного внутреннего сопротивления.

Отмена призыва как точка невозврата

Существующая система смешенного комплектования большинства силовых органов выполняет роль своеобразного противовеса на весах неподконтрольного применения силы со стороны государственных органов. Призывная служба, с одной стороны, является тем фактором, который препятствует появлению возможности полномасштабного использования силовых органов внутри и вне страны. С другой стороны, она несколько ограничивает влияние силовой элиты на внутреннюю политику. Переход на полностью добровольную комплектацию силовых органов повлияет на всю политическую систему.

Во-первых, очевидно, что отмена обязательной службы в современной недемократической России будет не в целях воплощения индивидуальных прав и свобод, а в результате борьбы групп интересов внутри политической элиты и личного решения Владимира Путина. Таким образом, исключение призывного личного состава усилит влияние силовиков внутри государственной системы и усилит силовой инструмент в руках Кремля.

Во-вторых, в целях поддержания заданной численности личного состава российские силовые органы повторят судьбу американской армии конца 1970-х, когда после отмены призыва до 50% личного состава основных пехотных соединений составляли афроамериканцы и испаноязычные граждане с низким уровнем образования. Американской социолог Дэвид Сигал отмечал, что это стало последствием дискриминации небелого населения в экономическом развитии и образовании. Условному среднему белому американцу было выгоднее работать в гражданской сфере, тогда как для небелого населения служба в армии являлась приоритетным способом заработка и социальным лифтом. Поэтому в России тоже можно будет ожидать увеличение численности выходцев с Кавказа и других этнических республик, для которых служба в армии – часть мужского долга. Это изменит социальную структуру низового состава силовых органов.

В-третьих, последние предложения близкого к Кремлю «Центра стратегических разработок» по переходу к контрактной службе за счет увеличения заработных плат не учитывают ни экономические ограничения, ни мотивационную составляющую службы в армии. Для пополнения армии солдатами из городов и с высшим или средним специальным образованием требуется качественное изменение процесса военной службы, чтобы способные солдаты и сержанты служили не только в целях покупки квартиры, но и понимали глобальные задачи ВС. Для этого требуется приблизить подготовку офицеров и сержантов к существующему в ведущих гражданских вузах уровню, что затем изменит атмосферу в армии. Без трансформации этой сферы, без насыщения службы смысловой составляющей, армия и дальше будет испытывать проблему высокой текучести кадров и доминирования выходцев из наименее привилегированных слоев населения.

Наличие призывной службы сегодня является, с одной стороны, неприятным налогом на молодую мужскую часть населения. С другой стороны, это необходимый ограничитель, который не позволяет российским силовым органам полностью замкнуться в системе и стать еще более влиятельным инструментом Кремля. Тем не менее, в случае демократических изменений в России призывная служба может быть отменена без опасных последствий для страны. Все аргументы в пользу призывной службы потеряют свой смысл, когда дополнительный контроль смогут обеспечить независимый Парламент и гражданское общество.

Фото: ТАСС/Scanpix

Recommended

Новый руководитель, старая логика... Что ждать от смены главы ГРУ? 22 ноября стало известно о том, что глава Главного управления Генштаба Минобороны (более привычно прежнее название – ...
Падение фаворита Разведки в политической системе России и последствия провалов ГУ Генштаба В России три спецслужбы (СВР, Главное управление Генерального штаба и ФСБ...
Разоблачения ГРУ: на пути к новой войне силовиков ... Главная причина нарастания внутренней конфликтности в силовой среде – это хроническое недоверие руководства страны официальным механизмам функционир...