fbpx

Новый руководитель, старая логика

Что ждать от смены главы ГРУ?

22 ноября стало известно о том, что глава Главного управления Генштаба Минобороны (более привычно прежнее название – ГРУ) Игорь Коробов скончался после продолжительной болезни. Место Коробова занял его первый заместитель, вице-адмирал Игорь Костюков, который пока находится в статусе исполняющего обязанности. Российские СМИ в один голос (а, по сути, со ссылкой на источники) утверждают, что именно он в итоге станет преемником Коробова. Что ожидает службу после ротации и что следует знать о ее новом руководителе?

Для понимания ситуации следует выделить несколько ключевых моментов. Первое – ГРУ, как и любая другая спецслужба, крайне консервативная структура, которая негативно воспринимает любые попытки реформирования или значительных кадровых перетрясок. Поэтому преемник Коробова – ближайший его подчиненный, глубоко знающий работу военной разведки. Вице-адмирал Игорь Костюков занимал пост первого заместителя главы ГРУ, он также неоднократно заменял Коробова в моменты обострения его болезни. До последнего момента он курировал Сирию – самое важное лично для Путина направление, что также подразумевает и регулярный контакт с президентом. В 2017 году получил звание Героя России. Поэтому главное, к чему российская власть будет стремиться, — это обеспечить преемственность и стабильность работы ГРУ.

О биографии Костюкова известно немного. Родился 21 февраля 1961 года в Амурской области. По словам близкого к Министерству обороны источника РБК, после окончания Военно-дипломатической академии Костюков служил по линии военного атташата, затем в Главном разведывательном управлении. Журналист Сергей Канев в своем Facebook писал, что Костюков – самый молодой из всех генералов, раньше был резидентом в Италии, а сейчас курирует войну в Сирии. Сын Костюкова Олег работал в генконсульстве РФ в Италии. Ранее Канев называл в качестве претендента на место Коробова другого заместителя главы ГРУ – Сергея Гизунова.

РБК обратило внимание на антиамериканский характер риторики Костюкова. В апреле 2018 года Костюков, выступая на VII Московской конференции по международной безопасности, заявил, что администрация Дональда Трампа стремится получить преференции в политической и экономической областях, используя силовые методы. Костюков назвал главными инструментами проведения внешней политики Вашингтона авианосные ударные группы ВМС США и стратегическую бомбардировочную авиацию. Однако стоит подчеркнуть, что в текущей ситуации вся силовая российская элита является антиамериканской и антизападной в целом, а умеренность тут становится поводом для подозрений в недостаточной надежности. Специальный корреспондент газеты «Коммерсантъ FM» Иван Сафронов также отмечал, что именно Костюков выступал содокладчиком по раскладу сил в Азиатско-Тихоокеанском регионе и докладывал по проблеме Северной Кореи. В то же время он несколько раз давал весьма актуальные данные о состоянии сил и раскладе на Ближнем Востоке, в частности, касающиеся обстановки в Сирии и Ираке.

Второе – после громких разоблачений и откровенных провалов в работе ГРУ существует в условиях сильнейшего давления. В такой ситуации первая и естественная реакция Кремля – защитить этот институт. Вообще тут нужно отметить один важный нюанс – крайне трепетное отношение Путина к действующим разведчикам, которые в его глазах, несмотря на ошибки или проявление некомпетентности, предстают в образе истинных героев. Ряд наблюдателей уже предположили, что с приходом Костюкова ГРУ ждет реформа, которая, возможно, приведет к ослаблению этой структуры. Историк спецслужб Александр Колпакиди в интервью «Коммерсанту-ФМ» заявил, что военная разведка может лишиться части своих нынешних функций: «Перестановки, перемены, какие-то реформы, наверное, уже начались. Я уверен, что там постараются все проколы устранить и сделать так, чтобы в будущем их не было. То, что именно ГРУ оказалось замешано в скандалах, удивительно, так как в советское время этим занималась конкурирующая контора, которая сейчас называется СВР, а тогда называлась ПГУ. Я думаю, скорее всего, ГРУ перестанет заниматься этими делами».

Однако более логично ожидать напротив, демонстративного укрепления ГРУ, что косвенно подтверждается предложением Владимира Путина вернуть главному управлению традиционное название «Главное разведывательное управление». У ГРУ есть два крупных преимущества. Во-первых, обладание собственными боевыми оперативными соединениями, что важно с учетом того, что Россия вовлечена в ряд горячих конфликтов. Во-вторых, исключительно возросшая роль Министерства обороны. Важно понимать особую психологию Путина, который предпочитает доверять критично важные направления работы доверенным лицам. ГРУ сейчас находится под протекцией Сергея Шойгу, которого справедливо назвать, пожалуй, самым влиятельным на сегодня силовиком, даже несмотря на периодически возникающие слухи о президентском недовольстве теми или иными промахами в его работе. Для Путина сейчас также критично важна тема стратегической военной мощи России, что было хорошо видно по его предвыборному посланию в марте, а роль ГРУ в научно-технической разведке остается центральной.

Третье – безусловно, следует ожидать обострения конкуренции ГРУ и СВР, традиционных соперников. Источник «Коммерсанта» в Генштабе ВС РФ говорил, что Игорю Костюкову «придется наладить отношения с “параллелью”, то есть с СВР, с которой ГРУ в последние годы конфликтовало из-за методов работы. В частности, военные считали, что СВР занимается преимущественно “кабинетной разведкой”, в то время как ГРУ — поиском реально стоящей информации с применением широких агентурных сетей, играющей весомую роль в системе международных отношений». Эта утечка транслирует точку зрению ГРУ.

Однако важно напомнить и о позиции СВР: СМИ ранее писали, что ведомство Нарышкина пыталось дистанцироваться от провалов ГРУ и передавало западным коллегам сигналы о собственной непричастности к шокирующим своей некомпетентностью акциям. Для СВР все последние скандалы — это удар не только по «грушникам», но и по всему разведывательному сообществу России. Однако добиться тут каких-то политических решений от Путина (структурных или кадровых) будет непросто. СВР сегодня находится под руководством «технического» Сергея Нарышкина, для которого место стало не столько целевым назначением, сколько компенсацией за утрату поста спикера Госдумы. Его текущее влияние несопоставимо с влиянием Шойгу. Поэтому даже если Кремль и прислушается к стонам СВР, касаться это будет скорее работы над ошибками, чем перераспределения влияния в пользу СВР. В то же время следует подчеркнуть и тот факт, что глава СВР, в отличие от главы ГРУ, имеет постоянный прямой выход на президента и является политическим назначенцем.

Назначение Костюкова не стоит рассматривать как триггер для кадровых или структурных изменений в ГРУ, однако оно в любом случае будет вписано в тренд на снижение уязвимости военной разведки, работу над ошибками, повышение эффективности этой структуры. Костюков при этом, как и любой гипотетический назначенец на место главы ГРУ, будет нацелен, прежде всего, на стабилизацию работы, возможно, повышение закрытости и укрепление позиций в общей системе силовых органов власти. Но даже если президент примет решение о значительных структурных преобразованиях в силовых органах власти (что в целом ожидается уже давно), военная разведка в такой новой расстановке сил будет занимать одно из центральных мест, и ослабления ее влияния ждать не стоит.

Фото: Scanpix

Recommended

Падение фаворита Разведки в политической системе России и последствия провалов ГУ Генштаба В России три спецслужбы (СВР, Главное управление Генерального штаба и ФСБ...
Разоблачения ГРУ: на пути к новой войне силовиков ... Главная причина нарастания внутренней конфликтности в силовой среде – это хроническое недоверие руководства страны официальным механизмам функционир...
«Пиджаки»: является ли Россия милитократией?... Вторая статья цикла «Кадры России»: Силовики Многие страны мира переживали периоды военных диктатур или колоссального влияния военных на формально ...