fbpx

«Роснефть» как последний кредитор Венесуэлы

Почему Россия продолжает поддерживать Венесуэлу?

Венесуэла находится в состоянии дефолта уже более полугода. В это же время правительство страны развернуло жесткую кампанию против оппозиции и назначило на 20 мая президентские выборы, которые оппозиция собирается бойкотировать. При этом продолжает расти число жертв экономического кризиса: сотни тысяч граждан Венесуэлы бегут в соседнюю Колумбию, а растущая гиперинфляция усугубляет проблему отсутствия в стране многих товаров повседневного спроса.  Однако в какое бы отчаяние ни приводили действия президента Николаса Мадуро и его правительства жителей Венесуэлы и соседние страны, у режима остается один верный сторонник – Россия.

Государство-банкрот

Кредиторы Венесуэлы не получают никаких выплат с сентября 2017 года. Правительство Венесуэлы ставит в приоритет выживание своей национальной энергетической отрасли в ущерб соблюдению взятых на себя международных финансовых обязательств. В конце прошлого года – в рамках кампании по борьбе с коррупцией в нефтяной отрасли – Мадуро передал контроль над государственной нефтяной компанией PDVSA военным. Параллельно с этим была запущена волна преследований «внутренних врагов», жертвами которой стали многие бывшие руководители  PDVSA.

Дебиторам PDVSA повезло несколько больше: держатели облигаций компании получили около $2,5 млрд после того, как в ноябре прошлого года Мадуро объявил о реструктуризации внешнего долга страны. Венесуэла является одним из ведущих мировых производителей нефти и продолжающийся рост мировых цен на энергоресурсы – даже на фоне падения объемов производства – дает слабый проблеск надежды на то, что происходящий экономический крах Венесуэлы может быть обращен вспять.

Отношения Москвы с Каракасом дают Венесуэле похожий лучик надежды. Кремль часто критикует Запад и другие латиноамериканские государства за их критику режима Мадуро, в то время как сам он довольно активно взаимодействует с Каракасом. Примеры недавнего взаимодействия варьируются от банального воровства, например, через продажу КАМАЗов до попыток использовать Венесуэлу в качестве лабораторной крысы, чья задача – проверить, можно ли использовать криптовалюты для обхода санкций. Сейчас Венесуэла теряет немногих оставшихся инвесторов, а режим становится все более закрытым и диктаторским. В этих условиях  значимость России возрастает.

Россия публично подчеркивает свою терпимость в адрес финансовых отношений с Венесуэлой. Спустя всего несколько дней, прошедших с призыва Мадуро реструктуризировать долг, министр финансов России Антон Силуанов объявил о готовности пойти на этот шаг и значительно увеличил сроки погашения долга.

Финансирование PDVSA «Роснефтью»

За семь месяцев до этого «Роснефть» предоставила PDVSA $1 млрд долларов в качестве предоплаты за поставки нефти. Менее чем за год до официальной реструктуризации долга «Роснефть» также выдала PDVSA кредит на $1,5 млрд, обеспечением по которому выступили 49,9% акций Citgo, американской «дочки» PDVSA, которой принадлежат значительные энергетические активы в США.

В марте 2018 года наблюдателей удивило заявление «Роснефти» о том, что Венесуэла погасила $1,76 млрд долга перед компанией за выданный ранее аванс в  $4 млрд. Согласно отчету о результатах работы компании за 2017 год, $1,49 млрд из погашенной суммы были возвращены именно в 2017 году. Это вызывает вопросы о целесообразности и необходимости займа, обеспеченного акциями Citgo, который практически идентичен возвращенной сумме.

Кредиты «Роснефти» венесуэльской компании, о которых известно публично, уже превысили $6,5 млрд. Во время конференции по итогам 2017 года вице-президент «Роснефти» по переработке, нефтехимии, коммерции и логистике Дидье Касимиро предоставил публике лишь общие сведения о средствах, которые PDVSA якобы вернула «Роснефти». По словам Касимиро, общий объем погашений к февралю 2018 года составил более $3,26 млрд, из которых $2,35 млрд это возвращения по капиталу, а $890 млн – проценты.  Касимиро также отметил, что «Роснефть» рассчитывает на своевременное поступление выплат, на чем, кстати, ранее настаивал и глава «Роснефти» Игорь Сечин.

Понять истинную природу запутанных финансовых связей «Роснефти» и PDVSA невероятно сложно. Заявление о предполагаемом погашении части долга в 2017 году, вероятно, было направлено на то, чтобы отвлечь внимание от существующих опасений по поводу растущей долговой нагрузки самой «Роснефти». Поэтому эти слова стоит воспринимать со значительными оговорками. Учитывая кредит, выданный в 2016 году под обеспечение акциями Citgo, и внесенную в апреле 2017 года предоплату, получается, что, несмотря на заявления «Роснефти» о погашении в 2017 году части кредита в размере $1,49 млрд, «Роснефть» все равно остается в минусе. За период с ноября 2016 года – даже с учетом всех вышеизложенных оговорок – задолженность  PDVSA перед компанией возросла на $1,01 млрд. Поддержка «Роснефтью» Каракаса по-прежнему остается крайне затратным предприятием.

Однако это вовсе не значит, что у Роснефти нет потенциальной возможности получить финансовую выгоду из сложившейся ситуации: если сравнить отчеты компании за август 2017 года и за март текущего, то мы увидим, что платежи в погашение долга значительно выросли к концу 2017 года. В августе 2017 года «Роснефть» заявила, что по кредитам PDVSA она получила погашение в размере $1,32 млрд. Но уже к марту текущего года, то есть к концу 2017-го финансового года, эта сумма выросла почти в три раза, составив $3,26 млрд. Вероятно, в этот временной промежуток PDVSA погасила кредит «Роснефти» на $2,03 млрд. Параллельно этому Венесуэла избрала путь дефолта по выплатам частным кредиторам, а ее официальный долг был реструктуризирован Москвой.

В декабре 2017 года стало известно, что в ходе визита Сечина в Венесуэлу была достигнута договоренность о предоставлении «Роснефти» лицензии на разработку двух наиболее перспективных месторождений на шельфе Карибского моря. При этом финансовые детали сделки не были обнародованы. Остается загадкой, как осуществлялась оценка активов. «Роснефть» заявляла, что некоторые выплаты по кредитам (если не большинство) PDVSA осуществляет в форме передачи нефтепродуктов, хотя опять же ни один из посвященных погашениям долга контрактов не был представлен публике в деталях. Возможно, те $2,03 млрд, которые «Роснефть» получила от PDVSA в конце года, уже включали права на месторождения Патао и Мехильонес.

«Роснефть» в поисках геополитической выгоды

Заявления о том, что «Роснефть» получает выплаты по выданным ею кредитам вовремя, вводят в заблуждение (в лучшем случае), поэтому возникает закономерный вопрос: что компания надеется получить, поддерживая Венесуэлу? Ответ на этот вопрос находится в плоскости геополитики – как, в общем-то, и ответы на многие другие вопросы, касающиеся деятельности «Роснефти». Залоговые права на 49,9% акций Citgo дают Москве устойчивую почву в переговорах с США по вопросу санкций. Газовые месторождения Патао и Мехильонес увеличивают долгосрочные возможности России в качестве игрока на рынке сжиженного газа. А статус Венесуэлы как ведущего поставщика нефти в Индию и обширные интересы Китая в Венесуэле (и – в отличие от России – во всей Латинской Америке) еще больше расширяют потенциал использования Москвой «венесуэльской карты» для продвижения своих геополитических целей.

При этом в Латинской Америке у России остается только три союзника – Куба, Никарагуа и Венесуэла. Никарагуа и Венесуэла сейчас сталкиваются с особенно серьезными проблемами, и Москва в этих условиях увеличивает поддержку не только в адрес Каракаса, но и Манагуа. На данный момент у президента Кубы Мигеля Диаса-Канеля нет шансов столкнуться с массовыми волнениями, которые были бы сопоставимы происходящим в Никарагуа и Венесуэле. При этом Куба сейчас переживает важный момент, связанный с изменением политики США в отношении острова и происходящим транзитом от «эпохи Кастро», который начался с инаугурации президента Мигеля Диаса-Канеля 19 апреля. И не так важно, ждет ли Венесуэлу коллапс или смена режима, ее способность поддерживать отношения с Кубой и Никарагуа в любом случае серьезно пострадает.

Учитывая геополитические проблемы, с которыми сталкивается Москва в Латинской Америке, и ценность использования поддержки в адрес Мадуро в качестве козыря за рубежом, Москва и «Роснефть» не демонстрируют никаких сигналов, которые свидетельствовали бы о повороте к снижению финансовых потерь или отказу от поддержки Мадуро. Как показали вторжения Кремля в Сирию и Украину, Запад зачастую плохо понимает его геополитические приоритеты, риски, на которые он готов идти для их защиты, а также финансовые средства, которые Москва готова потратить с этой целью.  Растущая коррупция в Венесуэле также может предоставить возможность перекачки денег «Роснефти» в оффшорные компании. И хотя Венесуэла, безусловно, находится слишком далеко от возможной российской военной интервенции, Москва и «Роснефть», скорее всего, будут готовы продолжать хранить в ней свои средства, направленные на поддержание устойчивости существующего режима.

ФОТО: REUTERS/SCANPIX

Recommended

Две стороны одной медали: кто занимает руководящие... Четвертая часть цикла «Кадры России»: правительство и госкомпании Правительство в России остается важным органом, несмотря на доминирующую роль Адм...
Взаимозависимость есть, а мира нет... «Северный Поток-2» - угроза ЕС, но не Германии В конце августа прошла встреча канцлера Германии Ангелы Меркель и президента России Владимира Путина...
Энергетические игры В свете колебаний цен на сырьевые товары и напряжения в американо-китайских торговых отношениях поставки российского газа вновь становятся важной те...