fbpx

Сценарий 2028: Внешняя политика России

Представим, что на дворе 2028 год. На смену мировому порядку, центральное место в котором занимал Запад, пришел многополярный мир с различными центрами силы и влияния, включая более самостоятельный ЕС и ставшую еще более сплоченной «ось автократов» в лице Китая и России. С полным сценарием можно ознакомиться здесь.

Снижение международной роли США, появление новых центров силы, сближение России и Китая, – все эти факторы создают крайне неустойчивую и потенциально конфликтную международную среду. Такая среда не может быть комфортной для России, испытывающей острый дефицит собственных ресурсов для устойчивого развития. Стареющее население, слабые системы образования и здравоохранения, неэффективная промышленность, лишенная в предыдущие 15 лет доступа к европейским и американским технологиям, — все это не позволяет России быть автономным центром силы. Более того, ее политическое сотрудничество с промышленно развитым и все более агрессивным Китаем грозит растущим неравноправием и подчиненным положением Москвы по отношению к Пекину.

Следовательно, России необходимо компенсировать свою слабость в изменившемся мире, уравновесить растущую политическую зависимость от КНР и получить доступ к источникам модернизации — капиталам и технологиям. Важно подчеркнуть, что постановка этих задач не зависит от внутриполитической обстановки в России.

Стратегия самосохранения: сближение с Европой в противовес Китаю

Исторически Россия была связана с Европой, которая всегда в той или иной форме выступала источником ее модернизации и догоняющего развития. Отказ Америки от бремени единственной супердержавы и увеличившаяся степень автономности европейцев в рамках трансатлантического единства дают России шанс сформировать с Европой особые отношения. Такие отношения должны сыграть роль противовеса, который позволит Москве сохранить собственную автономию в делах с Пекином. Это же сближение с европейцами призвано частично компенсировать экономическое и технологическое отставание России.

Базовые принципы такого сближения с российской стороны могли бы выглядеть следующим образом:

  1. Односторонняя гарантия неприменения любых видов ядерного оружия на европейском континенте и полное исключение такой опции из стратегических документов;
  2. Возвращение к принципу неприкосновенности границ в Европе хотя бы на уровне декларации. При этом конкретный подход к решению проблемы Крыма зависит от внутриполитической ситуации в России. Как минимум, эта проблема может быть признана исключительной, а ее решение — отложено, учитывая снижение интереса США к продолжению давления на Москву в этом вопросе;
  3. Сокращение военных сил, размещенных на Балтийском и Черном морях, а также соблюдение Венского документа относительно проведения военных учений и допуска к ним европейских наблюдателей;
  4. Допуск европейских компаний в стратегические, с точки зрения Москвы, отрасли добычи, транспортировки и переработки природных ресурсов, а также в энергетику;
  5. Декларирование и практическая демонстрация приверженности идее прав и свобод человека. В зависимости от внутриполитической ситуации шаги в этом направлении могут быть сугубо символическими, либо вполне реальными и долгосрочными.

Понятно, что реализация этих принципов на практике означает, что Россия серьезно меняет свой подход к взаимоотношениям с Европой. Однако такая перемена в предложенных сценарием условиях будет критически необходимой.

Включение в Тихоокеанскую повестку

Сохранение Россией статуса самостоятельного и весомого политического центра в 2028 году будет невозможным, если она не сможет включиться в повестку развития Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона в целом. Тут стоит принять во внимание тот факт, что роль Китая в этом большом регионе можно сравнить с ролью Германии в континентальной Европе в конце 19 – начале 20 веков. При этом специфика положения России — региональная периферия, обращенная в Тихий океан своей слаборазвитой и малонаселенной частью.

Следовательно, наиболее оптимальным и посильным способом включения в Тихоокеанские политические дела для России будет роль «довеска», лавирующего в зависимости от конкретной ситуации между Китаем и его соседями — от Японии и Южной Кореи до Малайзии и Индии. В то же время такая роль в долгосрочной перспективе будет невозможна без полноценного российского участия в экономическом развитии АТР. Исходя из этого, целесообразными представляются следующие действия России на этом направлении:

  1. Шаги к заключению мирного договора с Японией. Ключевым здесь является разрешение территориального спора об островах Итуруп, Кунашир, Шикотан и группе островов Хабомаи. Конкретная формула урегулирования многолетнего спора зависит от многих факторов, однако стоит исходить из консервативного варианта, когда Россия не сможет просто передать Японии ни четыре, ни даже два острова. Поэтому следует сформулировать некоторые принципы, гипотетически позволяющие выйти из этого тупика.

Во-первых, каждая из сторон должна иметь возможность объявить острова своими в рамках общего документа. Во-вторых, спорные территории должны стать оффшорными экономическими зонами, а большинство практических вопросов должно быть делегировано на уровень местного самоуправления. В-третьих, необходим механизм постоянного экономического сотрудничества на Курилах между Сахалинской областью и префектурой Хоккайдо. В-четвертых, России следует отказаться от расширенного военного присутствия на Курильских островах за исключением той инфраструктуры, которая минимально необходима для контроля входа в Охотское море.

Конечно, взаимно приемлемого варианта разрешения спора вокруг Курильских островов может и не быть вовсе. Однако инициатива России на этом направлении может укрепить ее политические позиции на фоне других территориальных споров в АТР и в условиях образовавшегося в регионе вакуума силы;

  1. Приверженность статусу-кво в вопросе существования Тайваня. При этом России необходимо декларировать невмешательство и отказ от поддержки любой из сторон, в том числе поддержки военно-технической в случае открытого военного столкновения;
  2. Политика «зеленого света» для южнокорейских и японских инвесторов в сфере добычи ресурсов в Сибири и на Дальнем Востоке и их первичной переработки для последующего экспорта в АТР. Привлечение компаний из Японии и Южной Кореи к развитию инфраструктуры в России;
  3. Переключение приоритета во взаимоотношениях с АСЕАН с политических на экономические вопросы вплоть до создания режима свободной торговли между Россией (или хотя бы регионами российского Дальнего Востока) и каждым из участников Ассоциации.

Такой подход в целом позволит России работать на собственное экономическое развитие, избежать втягивания на стороне Китая в вероятные конфликтные ситуации в регионе, а также увеличить свой внешнеполитический капитал в условиях дефицита ресурсов и общей региональной нестабильности.

Адаптация режима нераспространения ядерного оружия

С появлением у Ирана ядерного оружия международный режим ядерного нераспространения переживает глубочайший кризис и находится на грани распада. При этом роль России в качестве одного из гарантов Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) традиционно поддерживала ее международный статус. В то же время жесткая позиция России в этом вопросе нанесет ущерб ее устойчивым отношениям с Ираном, а отсутствие жесткой позиции ставит под удар российско-израильские отношения. Как следствие, появление на Ближнем Востоке еще одной ядерной державы и перспектива новых военных ядерных программ в регионе вынуждают Москву искать ответ на этот вызов.

Адаптировать ДНЯО к новым реалиям невозможно, однако и отказаться от Договора нельзя. И здесь у России есть следующие возможности:

  1. Дальнейшее сокращение ядерных сил в рамках российско-американских отношений или даже добровольно в одностороннем порядке. Россия все равно не может поддерживать свои ядерные силы на уровне, определенном договором СНВ–3, но это дает ей возможность на практике выступать за ядерное разоружение;
  2. Усилия по организации многосторонних переговоров о ядерном разоружении в рамках «ядерной пятерки» (Россия, США, Великобритания, Франция, Китай);
  3. Усилия по организации консультаций всех государств–обладателей ядерного оружия с целью выработки механизмов, которые позволят избежать инцидентов и непреднамеренной эскалации конфликтов, а также с целью ограничить пороги наращивания ядерных вооружений и средств их доставки;
  4. Предоставление гарантий безопасности странам, не имеющим ядерного оружия.

Конечно, эти шаги не позволят решить проблему, однако они позволят России сохранять за собой политическую инициативу в этой сфере и тем самым поддерживать свой статус влиятельной державы даже при остром дефиците ресурсов.

Фото: Scanpix

Данная статья является частью цикла «Сценарии развития отношений между Россией, Европой и США». Серия публикаций подготовлена журналом Riddle при поддержке Школы передовых международных исследований Университета Джонса Хопкинса, Немецкого общества внешней политики (DGAP) и Фонда Роберта Боша.

Recommended

К чему приведет дружба Пражского града с Кремлем?... Взаимодействие с Россией расшатывает конституционную систему Чехии Чехия, как это уже бывало в ее истории, вновь оказалась между Москвой и Берлином...
Политика США в отношении России после промежуточны... Что ждет российско-американские отношения после начала работы нового состава Палаты представителей США Прошедшие 6 ноября в США промежуточные выбор...
Польша-Россия: конфликт несовместимых идентичносте... Одна из главных причин кризиса польско-российских отношений – несовместимость идентичностей политических элит двух стран. В начале 1990-х годов Пол...