fbpx

Эффект коммунистов

О чем говорят результаты выборов, прошедших 9 сентября

9 сентября 2018 года состоялось 58 видов выборов регионального и федерального уровней. Выбирали депутатов Государственной Думы, губернаторов, депутатов региональных легислатур и мэров. Чем выборы 2018 года отличаются от предыдущих и действительно ли КПРФ становится ведущей политической силой в стране?

Выборы в региональные парламенты

На выборах 9 сентября 2018 года в очередной раз был побит рекорд низкой явки: согласно данным из системы ГАС Выборы, в Забайкальском крае на выборах в региональную легислатуру проголосовало всего 22% избирателей. Ранее рекордно низкой явкой на выборах регионального уровня считались показатели в районе 25% (Архангельская и Иркутская области на выборах 2013 года). На этих выборах в Иркутской области явка составила 26%, в Архангельской – 29%. Как и в Иркутской и Архангельской областях, явка незначительно выросла в Республике Хакасия (с 37,8% в 2013 году до 41,8% в 2018-ом) и Владимирской области (с 28,5% до 33%). Возможно, сказался тот факт, что в данных субъектах одновременно выбирали и губернатора, и депутатов региональных парламентов. Тем не менее, явка остается достаточно низкой, несмотря на то, что ожидался всплеск интереса к выборам, связанный с планируемыми непопулярными реформами и нововведениями, направленными на повышение явки (например, система «мобильного избирателя»).

Помимо крайне низкой явки, Иркутская область и Забайкальский край показали одни из самых низких уровней поддержки «Единой России»: в Забайкальском крае за ЕР, КПРФ и ЛДПР проголосовало сопоставимое число избирателей, в Иркутской области КПРФ даже немного опережает ЕР. Низкие показатели у ЕР и в Хакасии: на выборах в региональный парламент КПРФ лидирует (31%), но и ЛДПР (21%) была близка к тому, чтобы опередить ЕР (25,5%). Такие результаты могут заставить пересмотреть широко распространенную гипотезу о том, что низкая явка играет на руку ЕР.

Однако стоит отметить, что даже в тех регионах, где системным партиям удалось опередить ЕР по спискам, правящая партия остается лидером в мажоритарных округах: в Хакасии КПРФ уступает ЕР пять мандатов в мажоритарных округах (7 против 12), в Иркутской области у КПРФ и ЕР одинаковое количество мандатов. Мажоритарные округа традиционно являются прерогативой ЕР. И если КПРФ еще как-то конкурировала с ЕР в одномандатных округах, иногда выигрывая, остальные системные партии крайне редко получают мандаты по мажоритарной системе. На региональных выборах 2011 года ЕР не получила большинства голосов по спискам во многих регионах (Республика Карелия, Тверская, Оренбургская, Амурская, Новгородская, Кировская области и другие), но потерянные голоса были с лихвой наверстаны в одномандатных округах, благодаря чему ЕР спокойно удержала большинство в парламентах. Например, в Пермском крае в 2011 году партия власти набрала только 38% голосов по спискам, но выиграла в 83% одномандатных округов. Похожий расклад был в Новгородской области и в Красноярском крае.

Аналогичная ситуация наблюдается и в регионах с традиционно высокой поддержкой ЕР. В то время как многие эксперты отметили почти 20%-ное падение поддержки ЕР при голосовании по партийным спискам в Башкирии (76% голосов в 2013 году и 58,3% в 2018-ом), мало кто обратил внимание на тот факт, что в одномандатных округах ЕР в республике не только сохранила результат, но даже улучшила его (39 мандатов из 55 в 2013 году против 44 мандатов из 55 в 2018-ом).

Таким образом, вопрос, скорее, не почему ЕР теряет голоса, а почему она теряет голоса в определенных регионах? Среди причин эксперты называют внутренние конфликты региональных элит. Но обращение к недавнему прошлому данных регионов демонстрирует, что для этих субъектов РФ характерна высокая сверхсистемная волатильность. Простыми словами, в этих регионах новые партии стабильно получают высокую поддержку: и Хакасия, и Забайкальский край, и Иркутская область активно поддерживали новые партии на региональных выборах 2011-2014 гг. Новые партии в этих субъектах в совокупности набирали до 20% голосов. Неудивительно, что в условиях существенного сокращения участия в выборах новых партий, избиратели обратили свое внимание на системные партии. Партийные системы в недемократических режимах в целом отличаются высокой волатильностью и непостоянством избирателей, в связи с чем среднее эффективное число партий куда выше, чем в демократических режимах (среднее в 5,6 партий для недемократических режимов против 3,45 в демократических). Следовательно, за такими колебаниями в поддержке избирателей не обязательно стоит разочарование в партии власти.

Губернаторские выборы

По результатам воскресного голосования в четырех субъектах РФ впервые за долгое время губернаторские выборы пройдут в два тура: в Приморском крае и Хакасии кандидаты от ЕР сразятся с кандидатами от КПРФ, в Хабаровском крае и Владимирской области – с кандидатами от ЛДПР. Такой расклад непривычен (особенно принимая во внимание, что сама практика прямых выборов губернаторов была восстановлена только в 2011 году при сохранении существенного барьера в виде муниципального фильтра), но не является неожиданным.  Так, и в Хакасии, и в Приморском крае КПРФ имеет достаточно значительное представительство на муниципальном уровне, что дает ей возможность преодолеть муниципальный барьер без необходимости обращаться за поддержкой к ЕР (соответственно, партии не приходится согласовывать кандидатуру своего выдвиженца).

Таким образом, в то время как СМИ пишут о небывалом скачке поддержки КПРФ, настоящей причиной популярности партии может быть муниципальный фильтр: несистемные партии, не имеющие значительной поддержки в муниципальных парламентах, не могут собрать необходимое число подписей и выставить кандидатуру на выборах, либо обязаны обращаться за помощью к правящей партии.

Кроме того, сложно говорить о том, что четыре субъекта с губернаторскими выборами в два тура заложат тренд на либерализацию и падение популярности ЕР. Кандидаты от других партий и ранее становились главами субъектов (в частности, в Иркутской, Омской, Орловской, Смоленской областях). Более того, были даже аналогичные ситуации: в 2015 году кандидат от КПРФ победил ВРИО от ЕР во втором туре губернаторских выборов в Иркутской области. А в 2014 году на губернаторских выборах в Орловской области ЕР и вовсе не выдвинула кандидата, в результате чего кандидат от КПРФ победил в первом туре с результатом в 89% голосов. Сильно ли ослабла с тех пор ЕР?

При этом в 18 субъектах выборы губернаторов прошли без потрясений. В 14 из них, где губернаторы были отставлены досрочно, все назначенные президентом ВРИО губернаторов были избраны с большим отрывом. И хотя ни один из губернаторов не был отправлен в отставку по причине «утраты доверия», на кандидатуры ВРИО вопреки распространенной практике были назначены другие лица, и ни один из досрочно ушедших губернаторов переизбран не был.

Дополнительные выборы в Государственную Думу

Пока публичный дискурс сосредоточен на небольшой победе КПРФ в некоторых регионах, остается без внимания тот факт, что 9 сентября в ходе дополнительных выборов в Госдуму из семи мест пять мандатов досталось ЕР, один – КПРФ, и один – ЛДПР (в округах, где победили КПРФ и ЛДПР, Единая Россия кандидатов не выставляла). Именно такой расклад политических сил более похож на то, что нас будет ожидать в будущем.

Чего ожидать?

В ситуации, когда правила игры часто меняются (будь то нормы о выборности губернаторов или правила регистрации политических партий), сложно проследить хоть какие-то закономерности и тренды, т.к. почти каждые выборы происходят в изменившихся условиях. Но чего точно можно ожидать, так это новых изменений в правовых актах, касающихся выборов. Фокус, скорее всего, будет сделан не на системных партиях в целом, а на регионах, в которых данным партиям удалось опередить или существенно подвинуть ЕР. Из возможных нововведений: ужесточение муниципального фильтра, гарантирующее отсутствие второго тура на губернаторских выборах; переход к более мажоритарной избирательной системе (в ней ЕР продолжает сохранять серьезное преимущество); очередные послабления новым партиям, призванным обеспечить отток голосов от системных партий.

Photo: Scanpix

Recommended

Не в службу, а в дружбу: кто работает в Администра... Третья статья цикла «Кадры России»: Администрация президента Россия – крайне централизованное государство. Формально президент является гарантом Ко...
Забытые избиратели Как россияне оказались брошены политиками Избиратели привыкли считать, что крупнейшие российские партии регулярно участвуют в выборах. На самом дел...
Почти настоящие выборы Кремль и оппозиция перед очередным избирательным циклом Губернаторские выборы в сентябре 2018 года принесли Кремлю неприятную новость – оказывается...