fbpx

Алексей Навальный и его потенциальные сторонники

Cоциолог, политолог. Социолог Левада-Центра. Специалист в области политических наук.

Степан Гончаров о восприятии Алексея Навального и его перспективах

Январь запомнился стремительным развитием отношений между российской властью и оппозицией. 17 января Алексей Навальный вернулся из Берлина в Москву и был задержан правоохранителями. Через два дня команда оппозиционера опубликовала фильм-расследование «Дворец для Путина» (более 113 млн просмотров), в котором раскрывались детали строительства особняка на Черном море. 23 и 31 января состоялись самые крупные за последние несколько лет несогласованные акции протеста. Говоря о величине и значении этих протестов, наблюдателям приходится ориентироваться на косвенные признаки: число задержанных и масштаб информационного резонанса. По этим показателям протесты можно назвать самыми значимыми за последние годы.

Такие масштабные события стали возможными благодаря росту персонального значения Алексея Навального. Число ничего не знающих о его работе (или затруднившихся ответить) за последние пять лет сократилось вдвое: с 50% до 25%. При этом стало больше как сторонников (рост с 6% до 19%), так и критиков (с 41% до 56%) политика. Политическая карьера Навального представляет собой уникальный пример становления оппозиционного деятеля вопреки всему: он не принадлежит ни к одной из «системных» оппозиционных сил, не работает в традиционной оппозиционной тематике, известность получил не в привычных политических жанрах (депутат, чиновник, управленец), а как видеоблогер. Он единственный, кому удалось стать несистемным оппозиционером федерального значения.

Объявленная командой политика пауза в протестной активности позволяет подвести промежуточные итоги противостояния Навального и российской власти.

Информированность о фильме и протестных акциях

Главным инструментом расширения известности для Алексея Навального стали антикоррупционные расследования. Январские акции протеста развернулись после выхода фильма «Дворец для Путина». По данным исследований «Левада-Центра», это расследование посмотрели 26% россиян, а знакомы с его содержанием 37%. В 2017 году о фильме-расследовании коррупционных схем Дмитрия Медведева «Он вам не Димон» что-то слышали лишь 18% респондентов.

Заметно выросла диспропорция зрителей по возрастным группам: молодежь заметно активнее смотрит фильм «Дворец для Путина», чем четыре года назад, когда вышел «Он вам не Димон». В 2017 году разница в осведомленности между возрастными группами была практически незаметна. При этом от возраста сейчас зависит не только информированность, но и отношение к результатам расследований Навального: считают, что они «похожи на правду» 81% россиян в возрасте до 25 лет и 39% россиян старше 55 лет.

События этой зимы еще раз фиксируют расширение пропасти между поколениями. Отчасти этот разрыв продиктован «объективными» причинами: стиль и содержание коммуникации высших элит с обществом совершенно чужд молодому поколению. Геополитическая риторика и рассуждения о необходимости обособления звучат постоянно в совершенно разных контекстах: от выхода из международных организаций до отключения от глобального интернета. Это не вызывает никакой поддержки у тех, кто отвык ощущать тяжесть государственных оков. К этому добавляется усилившийся эффект выбора между телевидением и интернет-СМИ: предпочтение источника получения информации все в большей мере определяет отношение россиян к событиям. Рост информированности о фильмах ФБК может быть объяснен не только возросшей активностью команды Навального, но и более масштабными изменениями в характере медиапотребления россиян.

Подобная динамика прослеживается и в том, как респонденты относятся к участникам протестов. В 2017 году возраст фактически не влиял на одобрительное или неодобрительное отношение. Сейчас ситуация изменилась и восприятие нынешних акций значительно отличается по возрастным группам: молодые люди гораздо положительнее относятся к протестующим (38%), чем представители старшего поколения (16%).

Впрочем, размышления о том, что именно молодежь стала движущей силой протеста, впервые появились именно во время протестов 2017 года, организованных Навальным. Но сейчас возрастные отличия кажутся более очевидными. А вот разница в доходах, наоборот, реже обсуждается как фактор, отличающий сторонников оппозиции.

В 2017 году информированность о деятельности Навального была ощутимо выше в высокодоходных группах. Последние исследования показывают, что разница между респондентами с разными уровнями дохода заметно снизилась. Произошло это прежде всего за счет роста известности политика в низкодоходных группах (среди тех, кто не может позволить себе покупку дорогостоящей техники, автомобилей, недвижимости). Конечно, этому способствовала не только деятельность самого Навального, но и рост недовольства экономической политикой государства, а также последствия пандемии, больнее всего ударившие по наименее обеспеченным слоям населения. Так или иначе, главный оппозиционер страны заметно расширил «классовые» границы своей аудитории. Сегодня уже практически не слышны рассуждения о том, что мы имеем дело с недовольством обеспеченных москвичей. События последних двух лет показывают, что протестная повестка смещается в регионы, а социальная база недовольства растет. Это выражается и в возросшей в 2017-2020 гг. готовности выходить на акции протеста россиян с самыми низкими доходами. Начало года показало некоторое снижение протестных настроений в обществе (и это на фоне январских событий), что можно объяснить влиянием новогодних праздников и карантинных послаблений. Но долгосрочные тренды говорят о том, что в последние три года возмущение в обществе нарастает.

Мониторинг сбережений населения позволяет сделать вывод о том, что среди россиян с низкими доходами лишь треть имеет какие-то сбережения. Как и в ситуации с молодежью, рост протестных настроений среди малообеспеченных россиян объясняется в первую очередь объективными факторами: пенсионная реформа, рост цен и налогов. Очевидно, что любая оппозиционная активность будет привлекать наименее удовлетворенные жизнью слои населения. Однако важно понимать, что готовность принимать участие в протестных акциях остается декларативной до тех пор, пока лидеры мнений не подберут подходящий триггер для реализации протестного потенциала.

Ложка дегтя

Мы убедились, что известность Алексея Навального и осведомленность о его работе значительно выросли за последние годы. Однако отношение к политику не стало кардинально лучше. Примерно в равной мере усилились как позитивные, так и негативные оценки его личности. Фильм о «Дворце Путина» был воспринят с большей долей скепсиса, чем расследование коррупционных схем Дмитрия Медведева. Отношение к протестующим в январе заметно хуже, чем отношение к протестующим хабаровчанам полгода назад. Число готовых назвать Навального в списке политиков, вызывающих доверие, все еще держится на довольно низком уровне – 4%. Однако даже такой скромный показатель позволяет ему догнать лидера Коммунистической партии Геннадия Зюганова и практически дотянуться до популярных государственных деятелей – Сергея Лаврова и Сергея Шойгу.

Прошедшие протесты своей силе обязаны не только работе команды Алексея Навального, но и заметному снижению уровня жизни, смене источников медиапотребления и растущему межпоколенческому разрыву. Рассчитывать на привлечение новой, не знающей о политике аудитории, больше не приходится: на данный момент Навального знают почти 90% россиян (включая тех, кто может его знать, но затрудняется дать ему оценку). Следовательно, политику придется бороться за «умы» россиян, уже имеющих о нем какое-то мнение. А мнение это преимущественно негативное. Косвенно понять причины неодобрения может помочь анализ отношения к протестам и расследованиям. Популярный мотив, приписываемый протестующим, предполагает, что «им заплатили» организаторы. Кто может оплатить массовые беспорядки, по мнению россиян? Либо «олигархи», недовольные властью (а таких уже немного), либо внешние силы, то есть руководство западных стран. Многие люди не верят, что, придя к власти, команда Навального будет лучше: нынешние элиты якобы уже «насытились», а новые будут грабить народ еще активнее.

Политику придется по-новому взглянуть на имеющиеся у него ресурсы и сложившийся в стране ландшафт общественных настроений. В январском опросе «Левада-центра» 40% россиян высказали мнение, что страна движется в неправильном направлении. Эта группа населения является питательной средой для всей оппозиции, в том числе и для несистемной. Среди недовольных положением дел треть респондентов (34%) одобряют Алексея Навального (в среднем 19%). При этом 39% «недовольных» негативно относятся к его деятельности. Важно представлять, что отличает эти две группы, а в чем они схожи.

Если говорить о чувствах, которые окрепли за последнее время среди недовольных, то это в первую очередь обида за свой народ, стыд за происходящее, усталость, растерянность и отчаяние. Первые два чувства сильнее ощущают именно сторонники Навального. На этих же эмоциях держится моральная правота Навального, который противопоставляет себя развращенной государственной власти. При этом чувство обиды доминирует: его ощущают более 40% сочувствующих Навальному россиян. Обида – чувство мобилизующее, его можно трансформировать в активное выражение недовольства. Среди тех, кто недоволен и политикой в стране, и деятельностью Навального, обида за народ хоть и находится в числе самых распространенных, но не доминирует над остальными чувствами. Все прочие распространенные эмоции можно считать депрессивными, демобилизующими и, соответственно, контрпродуктивными с точки зрения оппозиционного движения. Для сохранения эмоционального накала очень важно ощущение достижений, которое, вероятно, будет утрачено в ходе длительной паузы, взятой оппозицией.

Кроме эмоционального состояния крайне важна и сама протестная повестка. Регулярные исследования указывают на преобладание запроса на решение экономических проблем, таких как рост цен, обнищание населения и безработица. Проблема коррупции также находится в верхней части списка, но заметно уступает в важности проблемам социально-бытового плана. Навальный фокусируется на самой вопиющей части – коррупции в высших эшелонах. При этом россияне и так не испытывают иллюзий относительно своего руководства. Алексей Навальный лишь доказывает то, о чем многие догадывались долгое время (или не хотели догадываться). Поставив вопрос ребром, он позиционирует себя в качестве личного соперника президента. Для нынешней ситуации характерна формула: сторонники Навального – это люди, уставшие от Путина, а противники Навального – люди, опасающиеся резких изменений, неизбежных при смене власти. Между ними есть еще достаточно большая прослойка (примерно 20%) россиян, которые накопили недовольство, но не видят способа его выразить. Эти люди, как правило, менее критично оценивают текущее состояние дел в стране, чаще склоняясь к средним оценкам. Среди респондентов, уже недовольных ситуацией в стране, но не готовых поддержать оппозиционера, гораздо чаще можно встретить мнение, что нет политиков, выражающих их точку зрения. Эти респонденты существенно чаще одобряют деятельность и президента, и других органов власти.

Описанные проблемы характерны для всей российской оппозиции. Ее потенциальный сторонник ждет умеренных решений, отсутствия радикальных заявлений и противопоставлений. Обозначив себя как личного соперника президента, Навальный отбросил часть «сомневающихся» россиян, не готовых к столь серьезному выбору до тех пор, пока они не увидят предложений по решению целого комплекса проблем, стоящих перед страной.

Фото: Scanpix