fbpx

Большой переполох в маленькой Чечне

Нил Хойер о том, что новые репрессии против элиты Чечни, проливают свет на тревогу режима Кадырова за свое будущее

«Мир, стабильность и процветание» – эти три слова руководство Чеченской Республики стремится сделать синонимом своего правления. Второе из этих слов особенно важно для Рамзана Кадырова, который возглавляет республику по распоряжению Путина и получает щедрые федеральные субсидии — своеобразную плату за «усмирение» населения Чечни и предотвращение нового масштабного вооруженного конфликта. В публичных выступлениях Кадыров часто повторяет, что Чечня — «самый стабильный регион России».

Однако если заглянуть за кулисы кадыровской системы, то стабильностью там и не пахнет. Для Рамзана Кадырова, пришедшего к власти после убийства его отца Ахмата Кадырова в 2004 году, приоритетом стало желание избежать подобной судьбы. Спустя 15 лет свежие интриги как реальных, так и воображаемых врагов спровоцировали чистку чеченской элиты. Ничего подобного в республике в последнее десятилетие не происходило.

Первое сообщение о новых чистках, как и многие новости из закрытой для любопытных глаз республики, было опубликовано в «Новой Газете» за авторством звезды журналистских расследований Елены Милашиной. В материале от 14 октября Милашина рассказала о внезапной волне репрессий в ближайшем окружении лидера Чечни. Как сообщается, пострадавшие подвергаются пыткам в подвальных помещениях, в которых обычно держат боевиков и подозреваемых в связях с ними.

«Я флагов не меняю»

Вероятно, главная цель репрессий — Ибрагим Темирбаев. Он занимал пост мэра города Аргун в центре Чечни в течение 15 лет — до его внезапного увольнения в конце июля. Не зная, что его телефон прослушивают спецслужбы, Темирбаев в разговорах с друзьями резко отзывался о Кадырове и его приближенных. Темирбаев, в частности, говорил, что служит «России, а не этим бородачам», а особенно оскорбительным должно было быть его замечание «я флаги не меняю» — намек на Кадырова и многих его соратников, которые в ходе Второй Чеченской войны переметнулись от сепаратистов на сторону Москвы. По этим разговорам удалось установить и другие имена: как минимум еще четверо высокопоставленных действующих и бывших чиновников также были арестованы и подверглись избиениям.

Вскоре после этого ситуация накалилась для еще одного высокопоставленного подозреваемого в нелояльности – Ислама Кадырова, бывшего мэра Грозного и троюродного брата главы республики. Ислама отправили в отставку еще в апреле 2017 года. Его обвинили в причастности к организации покушения на Рамзана весной 2016 года. Утверждалось, что заговор готовила семья Ямадаевых. Это, пожалуй, наиболее известные противники Кадырова во время его восхождения к власти в Чечне (в 2008 году Ямадаевы были вынуждены покинуть Чечню). Узнав о предполагаемом заговоре и выбив его подробности под пытками, силовики обнаружили взрывное устройство большой мощности в одной из главных резиденций Кадырова в селе Беной. Однако в течение двух лет шум вокруг Ислама Кадырова, казалось бы, улегся. И вдруг 24 октября на чеченском телевидении показали видеозапись, где опальный бывший мэр кричит и использует электрошокер против женщины. Видеозапись была сделана, когда Ислам занимал должность заместителя премьер-министра Чечни. В новостях назвали такое поведение «недопустимым», однако отметили «многочисленные достижения» Ислама Кадырова на посту главы города.

Корни этих событий уходят к неразрешенным конфликтам времен восхождения Рамзана Кадырова к власти. Напряженность в отношениях Темирбаева и Кадырова началась много лет назад, когда Рамзан был лишь одним из многих центров силы в Чечне. В 2006 году, через два года после кончины Ахмата Кадырова, Темирбаев присутствовал на встрече с тогдашним президентом Чечни Алу Алхановым и руководителями нескольких влиятельных чеченских силовых ведомств, которые обещали Алханову поддержку, если тот попытается силой отстранить Рамзана от власти. Тогда Алханов заколебался, и на следующий год Рамзан вступил в должность президента Чечни. Однако молодой лидер так и не забыл об этом оскорблении со стороны Темирбаева.

Еще большую опасность представлял клан Ямадаевых. Пятеро братьев Ямадаевых, которые перешли на сторону Кремля в начале Второй Чеченской войны (примерно тогда же, когда и клан Кадыровых), в течение нескольких лет стали самой грозной силой в республике, неподконтрольной Кадырову. Они контролировали батальон «Восток», который наряду с батальоном «Запад» был одним из двух подразделений, состоявших из этнических чеченцев и подконтрольных непосредственно Вооруженным силам России (и при этом неподконтрольных Грозному). «Восток» сыграл важную роль в ходе российско-грузинской войны 2008 года. Его бойцов называли «наиболее подготовленными» силами под командованием Москвы. К тому времени положение Ямадаевых уже пошатнулось: в апреле 2008 года силы Кадырова осаждали базу «Востока», в результате чего бойцы 42-й дивизии ВС России едва не открыли огонь по осаждавшим. Старший из братьев Ямадаевых, Руслан, был убит в Москве в сентябре того же года. Другой, Сулим, бежал в Дубай, где был убит в 2009 году. Двое оставшихся в живых братьев Ямадаевых (еще один, Джабраил Ямадаев, был убит в 2003 году), Иса и Бадруди, как сообщается, организовали покушение на Кадырова в 2016 году.

Тесные узы

Наиболее важным является то, что оба недавних вызова власти Кадырова исходят из высшего эшелона самой правящей клики. Ямадаевы всегда представляли особую угрозу Кадырову, поскольку они происходят из того же тейпа (клана) Беной, что и сам Кадыров. Это означает, что любое наказание в их адрес должно было быть крайне осторожным, чтобы не оттолкнуть ближайших сторонников самого Кадырова. Некоторые из недавно подвергшихся репрессиям чиновников также тесно связаны с семьей Кадыровых, в частности Халид Вайханов — близкий друг отца Рамзана и уроженец их родного села Центарой. В расследовании BBC о структуре руководства Чечни 2018 года показано, что из 158 самых высокопоставленных чеченских чиновников больше половины – это либо родственники Кадырова (т.е. члены тейпа Беной), либо уроженцы его родного Центароя. Это подчеркивает зависимость правящей семьи от очень ограниченного круга сторонников, который внезапно оказался далеко не таким монолитным и покорным.

На этом фоне особо важна реальная ситуация с властью Кадырова в Чечне. Изначально не планировалось, что лидер республики сосредоточит в своих руках такую власть. Считалось, что его будут сдерживать другие элементы системы, будь то Ямадаевы, незапятнанные лоялисты (которые никогда не принадлежали к сепаратистскому движению, например Алханов и Темирбаев) или другие силы, более сговорчивые в отношениях с Москвой. В итоге Кадырову удалось избавиться от всех своих соперников, казалось бы, прочно установив свою власть с помощью убийств как в России, так и за ее пределами. Однако, судя по всему, завершить свою миссию ему так и не удалось. Более того, это не единственные недавние сообщения о попытках поколебать власть Кадырова или избавиться от него. Например, сообщалось о попытке отравления Кадырова в октябре этого года, хотя эти сообщения являются сомнительными. Очевидно лишь то, что подчиненные Кадырова служат ему не из чувства глубокой лояльности. Выражаясь словами из статьи «Новой Газеты», опубликованной в 2016 году, «глава Чечни, несмотря на свой брутальный имидж, уязвим, как ни один другой российский политик».

Фото: Scanpix