fbpx

Чекисты-разбойники: как ФСБ погрязла во внутренних конфликтах

Татьяна Становая о логике противостояния внутри ФСБ

Одним из самых значимых, но при этом малопонятных событий последнего времени, стали загадочные аресты в ФСБ. 26 апреля Басманный суд арестовал задержанных по подозрению в мошенничестве экс-замначальника «банковского» управления (управление «К») ФСБ полковника Дмитрия Фролова и его бывшего подчиненного из 2-го отдела этого же управления, полковника Андрея Васильева. Одновременно с ними был задержан и действующий начальник 2-го отдела (надзор за банками) управления «К» ФСБ полковник Кирилл Черкалин, подозреваемый во взятках в особо крупном размере. Главная интрига тут связана с судьбой печально известного генерала Ивана Ткачева – ключевой фигуры «сечинского спецназа» и участника крупных политических конфликтов. Российские СМИ часто упоминают Ткачева как едва ли не главного автора всех последних крупных антикоррупционных расследований.

Арестованные полковники Фролов, Васильев и Черкалин сделали свою карьеру, когда управление «К» возглавлял генерал Виктор Воронин (2004-2016 гг.). В мае 2016 года Воронин был отправлен в отставку. Это произошло на фоне очередной войны силовиков. Тогда Управление собственной безопасности (УСБ) ФСБ во главе с Сергеем Королевым инициировало мощную кампанию в рамках так называемого «таможенного дела». В связи с расследованием был отправлен в отставку один из самых влиятельных силовиков – Евгений Муров, глава ФСО, а его друг миллиардер Дмитрий Михальченко был арестован и осужден в прошлом году на пять лет колонии за контрабанду алкоголя. Как тогда сообщали источники, все эти дела курировал влиятельный генерал Олег Феоктистов, занимавший пост замглавы УСБ, и глава 6 службы УСБ Иван Ткачев. Обоих российские СМИ называли «сечинским спецназом», который якобы был сформирован по инициативе нынешнего главы «Роснефти» Игоря Сечина. «Таможенное дело» также привело и к «зачистке» Службы экономической безопасности (СЭБ), которая всегда находилась в конкурентных отношениях с УСБ. Сергей Королев тогда перешел с должности главы УСБ на пост в СЭБ, Феоктистов вскоре ушел в «Роснефть», где занялся «разработкой» министра экономического развития Алексея Улюкаева (в ФСБ он потом так и не вернулся), а Ткачев, вопреки ожиданиям, стал главой управления «К» (то есть занял место того, кого преследовал). Предыдущий глава СЭБ Юрий Яковлев был переведен на работу заместителя главы «Росатома».

После того, как Королев возглавил СЭБ, главой УСБ стал его молодой протеже Алексей Комков. Правда, 17 мая информационное агентство «Росбалт» со ссылкой на «источник в спецслужбах» сообщило, что руководитель Комков освобожден от занимаемой должности и назначен заместителем руководителя Службы военной контрразведки ФСБ России.

Теперь, когда арестован Черкалин, находящийся в подчинении Ткачева, возникает вопрос – является ли это атакой на последнего? По одной из версий, Феоктистов и Ткачев представляли в ФСБ достаточно автономный центр влияния и не просто не были людьми Королева, а представляли собой его противовес. По данным некоторых источников, именно из-за жесткой позиции Королева Феоктистов не смог вернуться в ФСБ после ареста Улюкаева (хотя по другой версии против этого выступил сам Путин, недовольный чрезмерной резвостью генерала в отношении значимых для системы фигур – не только Улюкаева, но и, например, Николая Токарева). Именно тогда и началось расформирование «сечинского спецназа». Без Феоктистова позиции Ткачева ослабли.

Черкалин изначально не был человеком Ткачева, он работал еще при старом начальнике Воронине. В связи с этим в СМИ стали появляться сообщения, что якобы именно Ткачев расправляется с остатками старой команды. Однако громкий арест в твоем собственном управлении в любом случае бьет по твоей же репутации, и маловероятно, что Ткачев был бы заинтересован в поднятии такого шума. К тому же, с момента ухода Воронина прошло три года – старая команда имела достаточно времени для адаптации под нового начальника. Поэтому более вероятным выглядит объяснение, что арест Черкалина – это удар по Ткачеву. Это косвенно подтверждал и источник «Коммерсанта», который называл Черкалина одним из доверенных лиц генерала.

Инициатором этой атаки мог быть сам Королев, который, как недавно писала «Новая газета», рассчитывал этим летом подняться до уровня первого заместителя директора ФСБ, то есть явно находится на подъеме. Более того, как стало известно «Коммерсанту», около года назад управления «К» и «М» были выведены из-под подчинения СЭБ и переданы в прямое управление директоров ФСБ. Найти дополнительное подтверждение этой информации не удалось, но если исходить из этих данных, Ткачев вышел из подчинения Королева и стал отдельным центром влияния.

Сергея Королева называют возможным преемником нынешнего директора ФСБ Александра Бортникова, к которому накопилось много претензий (он может стать секретарем СБ). Особенно с учетом того, что все предыдущие директора приходили с должности главы СЭБ. До 2004 года Королев занимал должность в петербургском управлении СЭБ, затем перевелся в действующий резерв Федеральной налоговой службы, а через несколько лет стал советником Анатолия Сердюкова, занимавшего тогда пост министра обороны. Собеседник The New Times, близкий к руководству ФСБ, говорил, что Королев в качестве сотрудника спецслужбы курировал работу Главного управления Генштаба (до 2010 года — ГРУ). В 2011 году Королев – якобы по инициативе бывшего премьер-министра Виктора Зубкова (ныне глава совета директоров «Газпрома») – стал главой УСБ. По данным издания, Королев является близким другом братьев Ротенбергов.

В числе «противников» Ткачева в ФСБ называют и Сергея Алпатова, который год назад был повышен с должности главы управления «М» (контрразведка по линии СК, МВД, МЧС, прокуратуры и судов) до заместителя главы СЭБ. До 2016 года Алпатов руководил 2-ой службой УСБ ФСБ, которая традиционно конкурирует внутри УСБ с 6-ой службой, главой которой и был Ткачев. Именно Алпатов руководил расследованием дела о коррупции в СКР, по которому был арестован бывший глава СК Москвы по ЦАО Алексей Крамаренко, перешедший на работу в «Роснефть», но известный близостью к Ткачеву на момент работы того в УСБ.

Фактором ослабления Ткачева, безусловно, стал скандал вокруг главы Серпуховского района Московской области Александра Шестуна. Последний был арестован в прошлом году после того, как стал публиковать аудио записи своих разговоров с главой управления внутренней политики администрации президента Андреем Яриным и Иваном Ткачевым. Оба шантажировали Шестуна уголовным делом, если он не уйдет в отставку «по-хорошему» (это должно было разрешить острый конфликт с губернатором области Андреем Воробьевым). Шестун до сих пор находится под следствием. Теперь в центре внимания и сам Ткачев.

Наконец, досталось Ткачеву и в связи с последней историей вокруг ареста известного журналиста «Медузы» Ивана Голунова. В «Новой газете» вышло большое расследование, в котором говорилось, что за провокацией против журналиста стояли не участники похоронного бизнеса, а внутренние враги Сергея Королева. Их целью якобы было сорвать его назначение на должность первого заместителя директора ФСБ (вместо Сергея Смирнова, пережившего инсульт). Источники газеты почти прямо говорят, что Ткачев-Феоктистов организовали «подставу» Голунова с целью ударить по главе ФСБ по Москве и Московской области Алексею Дорофееву и его помощнику Марату Медоеву – именно они оказались «крайними» в скандале вокруг Голунова. Автор статьи называет Медоева крестным сыном Королева. Логика была проста – положить на стол президенту папку с информацией о том, что творят люди Королева в Москве.

К статье в «Новой газете» нужно подходить с осторожностью. Если внимательно посмотреть, то в первую очередь она реабилитирует МВД (причем не только в деле Голунова, но и в деле Дмитрия Захарченко и Дениса Сугробова), а также бьет в целом по ФСБ, которая представлена (что, впрочем, недалеко от истины) как банка с пауками, пожирающими друг друга.

Как бы ни обстояли дела на самом деле, очевидно, что и внутри ФСБ, и между силовыми структурами значительно растет конфликтность, которая сопровождается не только взаимной дискредитацией и уголовными преследованиями, но и девальвацией репутации ключевых правоохранительных органов России. Причем под ударом в итоге оказываются даже те, кто считался «непотопляемым». ФСБ, которая презентует себя президенту как едва ли не единственная неангажированная структура, способная присматривать за чистотой элиты,  все чаще вытряхивает свое собственное грязное белье – шантаж, коррупция, участие в отмывании денег, «крышевание» банков и разбои. Все это подводит к одной простой мысли, неизбежно крутящейся в голове президента, – «никому нельзя доверять». С таким подходом и оставить страну будет не на кого – растущая неразборчивость и конфликтность силовиков может стать одним из факторов, подталкивающих Путина к решению остаться.

Фото: Scanpix