fbpx

Цифровая грамотность: путь России

Сергей Давыдов о цифровых компетенциях россиян

Социальные ограничения, связанные с пандемией COVID-19, существенно повлияли на жизненные практики многих россиян. Организация работы из дома, коммуникации с использованием мессенджеров и платформ для видеоконференций, онлайн заказ товаров повседневного использования, проведение финансовых операций через мобильные приложения, – это лишь некоторые примеры решения повседневных задач при помощи цифровых технологий. Насколько готовы оказались россияне к эффективному использованию таких технологий, позволяют судить исследования цифровой грамотности.

Интернет vs. ТВ

«Из всех искусств для нас важнейшим является кино», – напутствовал в 1922 году Ленин Луначарского. Для вождя мирового пролетариата был важен в первую очередь пропагандистский потенциал кинематографа. В стране с огромной территорией значительная часть населения оставалась безграмотной – газеты и журналы были для этих людей недоступны. Благодаря языку кино у власти появлялась возможность коммуницировать с каждым гражданином напрямую.

Для сегодняшнего российского государства «важнейшим из искусств» стало телевидение. Об этом, в частности, свидетельствует масштабный проект цифровизации системы телевещания. По данным Российской телевизионной и радиовещательной сети (РТРС), десятилетний переход на цифру потребовал инвестиций из расчета 1582 рубля на домашнее хозяйство, то есть, десятки миллиардов рублей. Однако ситуация меняется, и символическая власть постепенно переходит к медиа, которых по инерции называют новыми.

Во-первых, объемы телевизионного потребления снижаются во всех гендерных и возрастных группах, а аудитория «голубого экрана» стареет (Таблица 1). Аудитория Интернета, напротив, растет примерно на 4% в год, в 2019 году достигнув 96,7 млн человек (79%).

Таблица 1. Среднесуточное время телепросмотра по группам и динамика за 2016-2019 гг. (мин.)

Аудитория2016201720182019Разница 2019/2018
Мин.%
Мужчины218209200190-10-5
Женщины273268255246-9-4
Все 4-10144137125115-10-8
Все 11-34150145136123-13-10
Все 35-54270255236221-15-6
Все 55+377372363359-4-1
Все248242230220-10-4

Источник: ТV Index (TAM), Mediascope

Во-вторых, хотя онлайн-источники пока не могут конкурировать с телевидением по уровню доверия населения, но значения показателей постепенно сближаются. По данным январского опроса «Левада-центра», телевидению доверяют 52% россиян, Интернет-изданиям – 24%, социальным сетям – 21%, Telegram-каналам – 4%. Для сравнения: в августе 2009 года соответствующий показатель для ТВ был равен 79%, для Интернет-изданий – 7%, для социальных сетей – 4% (Telegram в то время еще не существовал).

В-третьих, онлайн уже одержал победу в борьбе за рекламодателя: по итогам 2018 года впервые рекламных денег оказалось больше в Интернете, чем на ТВ. В 2019 году тенденция сохранилась: согласно экспертным оценкам Ассоциации коммуникационных агентств России (АКАР), объемы телевизионной рекламы составили 175 млрд рублей (-6% по сравнению с 2018-м), а Интернет-рекламы – 244 млрд (+20%).

Таким образом, в рекламной сфере Интернет уже обошел телевидение. В качестве инструмента политической коммуникации на массовую аудиторию – пока нет, однако существующие тенденции говорят о том, что и здесь победа «всемирной сети» не за горами. Для того, чтобы она произошла, необходимо достичь определенного уровня цифровой грамотности населения.

Цифровая грамотность: путь России

О цифровой грамотности активно говорят со второй половины 1990-х гг. Пол Гилстер опубликовал книгу «Цифровая грамотность» в 1997 году, спустя год после выхода знаменитой «Цифровой экономики» Дона Тапскотта (в русском переводе – «Электронно-цифровое общество»). Близость двух дат не случайна. Тапскотта в первую очередь интересуют вызовы, с которыми сталкиваются глобальные корпорации в процессе внедрения цифровых технологий. Гилстер фокусируется на одном из аспектов инноваций – новых компетенциях. Он резонно утверждает, что работа в Интернете отличается от других видов информационной деятельности и, соответственно, требует особых навыков. Цифровая грамотность занимает свое место в ряду близких, но не синонимичных понятий: медиаграмотность, информационная грамотность, компьютерная грамотность и т.д.

В России проблема цифровой экономики была поставлена в качестве государственной в 2016 году. Именно тогда проблему ее развития обозначил Президент в ежегодном Послании к Федеральному собранию. Однако исследования цифровой грамотности в стране проводились и раньше. Так, следует отметить серию исследований Галины Солдатовой, автора модели цифровой компетентности подростков и их родителей. Элементы цифровой грамотности входят в международную программу оценки компетенций взрослых PIAAC, участие в которой от России принимает НИУ ВШЭ. Кроме того, в 2015 году НИУ ВШЭ и Региональная общественная организация «Центр Интернет-технологий» (РОЦИТ) представили Индекс цифровой грамотности в регионах России. В рамках исследования один из участников проекта – профессором НИУ ВШЭ Александр Шариков – предложил Четырехкомпонентную модель цифровой грамотности, которая оказала существенное влияние на общее понимание содержания этого понятия. Модель построена на двух бинарных оппозициях: «возможности – угрозы» и «технико-технологическое – гуманитарное». На пересечении этих двух осей образуются четыре квадранта: содержательно-коммуникативные возможности, технико-технологические возможности, социально-психологические угрозы, технико-технологические угрозы. Каждый квадрант задает определенное направление для анализа.

В 2018 году был проведен последний на сегодняшний день замер Индекса. Он впервые зафиксировал снижение среднего показателя, который оказался даже ниже, чем в 2015 году. Это не значит, что уровень цифровой грамотности упал – Индекс носит не абсолютный, а относительный характер. Главное в данном случае – соотношение между различными элементами Индекса. Как можно видеть на Рисунке 1, произошло резкое снижение значения субиндекса цифровой безопасности. Это значит, что динамика развития данного сегмента была значительно ниже по сравнению с цифровым потреблением и цифровыми компетенциями граждан.

Рисунок 1. Значения Индекса цифровой грамотности и его элементов РОЦИТ/НИУ ВШЭ в 2015-2018 гг.*

*Индекс и субиндексы могут принимать значения в диапазоне от 0 до 10.

Поскольку проблема цифровой безопасности не теряет своей актуальности, остановимся на ней более подробно, основываясь на данных исследования Индекса цифровой грамотности РОЦИТ/НИУ ВШЭ в декабре 2018 года. Отметим, что полевые работы этого всероссийского репрезентативного опроса были проведены компанией ЦИРКОН.

Страх и ненависть в цифровой среде

Цифровая безопасность, как и информационная безопасность, – проблема, которая обсуждается достаточно активно. В 2007 году РОЦИТ впервые провел День безопасного Интернета, со следующего года превратившийся в формат Недели безопасного Рунета – серии официальных мероприятий, приуроченных ко Дню безопасного Интернета в России. На государственном уровне проблемы безопасности рассматриваются в различных контекстах: защиты персональных данных, борьбы с терроризмом, цифрового суверенитета и импортозамещения в сфере ИКТ и т.д.

Представления граждан о собственной цифровой безопасности, однако, строятся в первую очередь на основе личного опыта и представлений. И здесь, по мере развития цифровых практик, динамика отнюдь не положительная. С одной стороны, россияне понимают, что их личные компетенции в сфере защиты информации и безопасной деятельности в цифровой среде значимо не меняются. С другой стороны, многочисленные свидетельства криминализации цифровой среды (достаточно вспомнить о телефонном банковском мошенничестве) усиливают общую тревожность.

Приведем некоторые показатели из упомянутого выше исследования РОЦИТ/НИУ ВШЭ/ЦИРКОН.

Одним из маркеров цифровой безопасности являются навыки, позволяющие защитить данные персонального электронного устройства (компьютера, планшета, смартфона), атакованного вирусом. Наиболее распространенный вариант поведения в такой ситуации – обратиться к профессионалам, так поступят 43% опрошенных. Еще 21% попробуют решить проблему с помощью ближнего круга – друзей, родственников, знакомых. Также 21% постараются решить проблему самостоятельно, причем 8% считают себя профессионалами в данной области, а 13% – не считают, но тем не менее полагают, что навыков работы с ИТ у них для этого достаточно. Наконец, 8% заявили, что ничего в такой ситуации предпринимать не будут, а 6% ответить на вопрос затруднились.

38% опрошенных в той или иной степени согласны с тем, что они обладают необходимыми умениями и навыками, чтобы защитить свою персональную информацию при работе в Интернете. Противоположной точки зрения придерживаются 22% респондентов, а 19% выбрали промежуточный вариант ответа. (Обратим внимание, что 21% респондентов либо вообще отказались отвечать на данный вопрос, либо не отвечали на него, поскольку не работают в Интернете.)

Трое из десяти россиян (30%) уверены в том, что через интернет за человеком могут следить, причем они считают для себя лично эту угрозу весьма серьезной. Не согласны с этим утверждением 34%.

Эти и некоторые другие показатели свидетельствуют о том, что значительное число россиян не воспринимают цифровую среду в качестве безопасной и благоприятной. При этом, столкнувшись с проблемами и угрозами, они не всегда готовы к самостоятельному их решению.

Основные цифровые компетенции россиян

О текущем уровне цифровой грамотности жителей России позволяет судить исследование, совместно проведенное ВЦИОМ и Social Business Group (SBG) 30 апреля 2020 года. В основе исследования – 17 цифровых компетенций, уровень владения которыми участники опроса самостоятельно оценили по шкале от 1 до 5. В ходе исследования были опрошены 1600 человек в возрасте 18+ по репрезентативной телефонной выборке инициативного проекта «ВЦИОМ-Спутник».

Исследование показало, что наиболее высоко россияне оценивают свои навыки в области фотографирования на телефон или другой гаджет, поиска информации в Интернете, съемки видео на телефон/камеру или другой гаджет, переписки/совершения звонков в различных мессенджерах, использования электронной почты. Хуже всего обстоит дело с умением устанавливать и настраивать программное обеспечение, редактировать фотографии, изображения, готовить презентации, а также делать монтаж видео. При этом самооценка уровня цифровых компетенций по всем параметрам выше у работающих россиян по сравнению со средними значениями по всему населению.

Рисунок 2. Средние самооценки уровня цифровых компетенций россиян

Показательно, что 66% россиян считают свой уровень цифровых компетенций достаточным, а 30% – недостаточным (еще 4% респондентов ответить на вопрос затруднились). При этом удовлетворенность уровнем цифровых компетенций снижается с возрастом (значение показателя в группе 18-24 лет – 82%, в группе 60+ лет — 48%). Кроме того, обратим внимание на низкое значение данного анализируемого параметра для сельского населения – 57%.

Цифровая грамотность и пандемия COVID-19

Каким образом цифровые компетенции пригодились россиянам в экстремальных условиях пандемии? Ответ на этот вопрос также был получен в рамках опроса ВЦИОМ/SBG.

Прежде всего, отметим, что доля работающих россиян среди всего населения 18+ составляет 46%. На работу из дома весной 2020 года перешли 16%: 9% – полностью, 7% – частично. Еще 2% респондентов работали удаленно до начала пандемии. Не изменился режим работы для 27% участников исследования – они продолжили выполнять свои трудовые обязанности в офисе или на предприятии.

Доля перешедших на удаленную работу выше всего среди специалистов с высшим образованием, работающих в бюджетной сфере (60%) или в коммерческом секторе (51%). В Москве и Санкт-Петербурге дистанционно были заняты 29% от общего числа взрослых граждан, в городах-миллионниках (исключая два мегаполиса) этот показатель составил 21%, а в сельской местности — всего 10%.

Опыт дистанционной работы оценивается участниками исследования скорее негативно, чем позитивно (распределение ответов – 61% и 36% соответственно). Наиболее распространенные аргументы против данной формы занятости: «работа требует прямого контакта с людьми», «отсутствие сосредоточенности, концентрации», «невозможно полноценно работать», «надоело сидеть дома». Аргументы в пользу работы на удаленке: «не тратится время на дорогу», «гибкий график», «более комфортная обстановка», «больше свободного времени».

Несмотря на негативный эмоциональный фон, который сопровождал ограничения во время пандемии, цифровых компетенций у россиян оказалось достаточно для того, чтобы адаптироваться к изменившимся условиям. В 81% случаев для перехода на удаленку не потребовалось осваивать каких-либо новых навыков, столкнулись с такой необходимостью 19% респондентов. В большинстве случаев это было связано с освоением новых программных продуктов.

Содержание цифровой грамотности находится в постоянной трансформации, поскольку активно меняются и цифровые технологии, и практики их использования. Россия не относится к числу лидеров цифрового развития, однако результаты исследований свидетельствуют о том, что уровень цифровых компетенций граждан адекватен уровню развития информационных технологий в стране. Уровень развития инфраструктуры, парк персональных цифровых устройств и опыт их использования позволили гражданам адаптироваться к условиям самоизоляции в условиях пандемии. При этом обеспокоенность населения связана с обеспечением безопасности в цифровой среде.

Фото: Scanpix