fbpx

Да здравствует «транзит»!

Александр Морозов о том, как Владимир Путин отправил Конституцию 1993 года под нож

15 января Путин объявил о своих планах по укреплению политической системы, точнее – по укреплению созданного им режима власти. Он предложил поправки к Конституции, часть из которых затрагивает основы конституционного строя. Принять такие поправки —значит принять новую Конституцию. Для этого требуется созыв Конституционного собрания. Но собрать его невозможно, так как не принят закон о порядке его созыва и работы.

Однако нет сомнений в том, что Владимир Путин и правовое управление Администрации президента продумали, как можно обойти эту проблему. Как это будет сделано, показал в своей публикации конституционный юрист Алексей Елаев: поправки могут быть внесены в те статьи Конституции, на которые не распространяется запрет на внесение изменений.

Первая из предложенных Путиным поправок развязывает руки Конституционному суду, который сможет без опасений поддерживать те судебные решения, которые игнорируют международное право в тех случаях, когда это выгодно Кремлю.

Вторая поправка принципиально меняет положение муниципального самоуправления. Оно перестает быть самоуправлением и становится одним из уровней государственной власти.

Третья поправка подразумевает внесение в Конституцию Госсовета, что превратит этот консультативный орган в один из важных элементов системы высшей власти.

Четвертая поправка усиливает прокуратуру. Если раньше прокуроры назначались президентом по согласованию с региональным парламентом, то теперь эти прокуроры будут назначаться по согласованию с Советом Федерации.

Пятая поправка расширяет полномочия Президента в отношении Конституционного суда. Ранее судья мог быть отстранен от должности только решением самого Конституционного суда. Теперь это сможет сделать и Президент.

Это пять «черных поправок». Именно они кардинально меняют дух и букву Конституции 1993 года и делают план Путина самым крупным изменением, вносимым в Конституцию за всю историю поправок. Остальные предложенные поправки представляют меньший интерес. Две из них требуют отсутствия двойного гражданства от чиновников высшего звена, а от кандидата в президенты – 25 лет жизни в России. Одна поправка – «социальная». Она касается так называемого «прожиточного минимума», то есть регулирует различные социальные пособия и выплаты. Еще одна поправка затрагивает количество каденций президента: Путин предложил убрать из Конституции выражение «не более двух сроков подряд». Наконец, последняя поправка предлагает расширить полномочия Госдумы. Именно это еще в июле 2019 года предлагал председатель Госдумы Вячеслав Володин. Парламент получит возможность предлагать не только премьер-министра, но и кандидатуры министров. Это — формальное расширение полномочий, которое симулирует переход от суперпрезидентской к парламентско-президентской республике. На самом деле в процессе согласования кабинета министров сохраняется ключевая роль Президента и правящей партии «Единая Россия».

Объявив об этих планах, Путин распустил правительство. Вместо Дмитрия Медведева премьером будет бывший налоговый министр, опытный гражданский чиновник Михаил Мишустин. Логика путинских предложений такова, что Мишустин окажется премьером только до парламентских выборов 2021 года. Затем начнется процесс формирования правительства по новым конституционным нормам. Очевидно, что план Путина сводится к тому, чтобы за оставшиеся 20 месяцев до парламентских выборов провести эту конституционную реформу, укрепить Госсовет, реформировать Совет Безопасности руками его нового зампредседателя Дмитрия Медведева — и таким образом подготовиться к переходу власти в 2024 году. Цель Путина состоит в том, чтобы обозначить новый контур руководителей всех ключевых институций, то есть Кабинета министров, Госсовета, Совбеза, Конституционного суда, прокуратуры и обеих палат парламента. Вероятно, Путин готовится уйти на одну из ключевых позиций в 2024 году, сохраняя политический контроль над всей системой, но при этом передав пост президента преемнику.

Кирилл Рогов пишет о том, что конструкция власти, которую создает Путин, напоминает китайскую. Но это предполагает усиление роли партии за спиной у всех центров власти. Михаил Ходорковский считает, что Путин решил повторить «модель Казахстана». Профессор политологии Григорий Голосов приходит к такому же выводу, отмечая, что «в качестве базовой модели “транзита власти” рассматривается все-таки казахстанский вариант». Профессор конституционного права Елена Лукьянова назвала предложения Путина «государственным переворотом».

Действительно, план Путина — это «транзит власти» ценой Конституции.

Поправки Путина наносят непоправимый удар по ельцинской Конституции в трех направлениях: Конституционный суд теряет независимость, захлопывается последнее пространство лояльной гражданской активности (муниципальные советы), а решения европейских судов в таких масштабных случаях, как иски Украины или решения по делу ЮКОСа, не будут исполняться российскими властями на основании новой конституционной нормы.

Перед критически мыслящей частью российского общества и перед несколькими независимыми политическими деятелями встает вопрос о политическом ответе на этот план. Очевидно, что центральное публичное событие — это так называемое «всенародное голосование» по поправкам к Конституции. На эту форму «скрытого референдума» должен быть предоставлен политический ответ. Однако возможностей противодействия планам Кремля у сторонников сохранения Конституции мало. Кроме того, перед многими из них стоит искушение участвовать в выборах в Госдуму. Администрация президента, курирующая парламентские выборы, открыла кастинг для новых партий, желающих участвовать в выборах. АП ждет, что в эту игру вступят старые либеральные и полулиберальные партии — Яблоко, ПАРНАС, партия Роста. Очевидно, что те, кто займет непримиримую позицию в отношении «всенародного голосования» по поправкам к Конституции, окажутся в числе «иностранных агентов» и «экстремистов» и, соответственно, не будут допущены к выборам.

Путин и его юристы, разумеется, хорошо продумали возможные возражения к каждой из поправок. Но в любом случае нас ждет острая публичная борьба вокруг них. Поскольку поправки создают режим сохранения власти в руках Путина до самой его смерти. Это поняли все. Но с таким сценарием в России не все согласны.

Фото: Scanpix