fbpx

Дерипаска против американского регулятора: анализ тактик сторон

Денис Примаков о многочисленных судебных баталиях Олега Дерипаски

Олег Дерипаска имеет долгую историю взаимодействия с американскими регуляторами, в частности, с Офисом по контролю за иностранными активами (OFAC). В апреле 2018 года Дерипаска был включен в черный список SDN (Specially Designated Nationals List – список граждан особых категорий и запрещенных лиц), но позднее ему, единственному из фигурантов кремлевского списка, удалось прийти к соглашению с регулятором: в январе 2019 года компании En+ и РУСАЛ были исключены из санкционного списка после того, как Дерипаска снизил свою долю в них и перестал быть контролирующим акционером. Переговоры продолжались девять месяцев и были задействованы не только юридические методы, но и широкая пиар-кампания в защиту интересов олигарха с обыгрыванием страхов США перед китайским влиянием.

Дерипаска не смог смириться с формальной потерей контроля над своими компаниями и в марте 2019 года подал в суд на Минфин США и OFAC. В иске бизнесмен заявляет, что стал «последней жертвой» политической борьбы в США из-за предполагаемого вмешательства России в выборы президента в 2016 году. По мнению Дерипаски, санкции против него ввели несправедливо и незаконно, в результате чего он потерял $7,5 млрд (около 81% его состояния). Дерипаска через суд требует убрать его имя из санкционного списка и «кремлевского доклада», не называть его олигархом, раскрыть доказательную базу, которую использовали при введении санкций, и оплатить услуги его адвокатов.

20 июня 2019 года юристы Дерипаски уточнили исковые требования. В частности, опровергается его статус как олигарха. Также говорится, что единственным источником, на котором основывалось OFAC, говоря о связи бизнесмена с режимом Путина, была статья в американском The Nation десятилетней давности. Значительная часть иска посвящена изложению «нападок» на бизнесмена со стороны Минфина США и OFAC.

Параллельно Олег Дерипаска подает в Арбитражный Суд Краснодарского Края иск о защите чести и деловой репутации против английских газет Telegraph и Times и американского издания The Nation. Примечательно, что дело было рассмотрено (включая вынесение окончательного мотивированного решения) всего за 1 месяц и 12 дней, что можно признать рекордом для судебной арбитражной системы России. Также можно заметить, что суд в своем решении от 25 октября 2019 года, признавая  требования истца полностью обоснованными, ушел от разрешения вопросов о подсудности данного спора этому суду, о составе соответчиков  (у статей есть авторы, так почему привлекаются только издания?) и о причинно-следственной связи между публикациями десятилетней давности и включением Дерипаски в американские санкционные списки.

Целью получения данного судебного решения было желание приобщить его в американский суд в качестве доказательства и опровергнуть проигранный в 2017 году суд. В октябре 2017 года американский суд отказал в удовлетворении исковых требований Олега Дерипаски к Associated Press о защите чести и достоинства (иск о диффамации). В суде обсуждались утверждения  Associated Press о  том, что  Манафорт, возглавлявший предвыборный штаб Трампа, лоббировал интересы Дерипаски в США, и о нарушении Манафортом Закона FARA (Дерипаска почему-то подумал, что его обвиняют в нарушении этого закона). Также Дерипаска не смог доказать, что утверждение, что он связан с российской властью, является клеветой.

Решение Арбитражного Суда Краснодарского Края так спешили вручить ответчикам и приобщить в американский суд, что даже не стали дожидаться, пока оно вступит в законную силу по истечении месяца со дня вынесения.

В июне 2019 года бизнесмен решил ходатайствовать перед OFAC с тем, чтобы решение о внесении его в санкционный список было пересмотрено во внесудебном порядке и осуществлен делистинг в административном порядке.  Дерипаска указывал, что обстоятельство, обусловившее введение санкций (владение им компанией «ЕвроСибЭнерго»), потеряло актуальность, так как он отказался от контроля над группой En+, в которую входит и «ЕвроСибЭнерго». В итоге в январе 2019 года OFAC вывело из санкционного списка компании En+, Rusal и «ЕвроСибЭнерго».

Дерипаска также заявил, что внесение его в санкционный список на основании указа №13662 было ошибочным, поскольку «ЕвроСибЭнерго» работает не в «энергетическом» секторе (energy, то есть нефтегазовом), а в секторе генерации электроэнергии (power).

В феврале 2020 года газета The Financial Times (FT) опубликовала письмо OFAC, направленное адвокатам Дерипаски. В письме содержится информация, обосновывающая доводы регулятора относительно связи олигарха с Кремлем. В марте 2020 года Минфин США отказал в удовлетворении прошения Дерипаски о снятии с него санкций.

Отказ снять санкции в административном порядке повлек возобновление разбирательства в суде (6 июня 2020 года): адвокаты бизнесмена направили обновленный меморандум с требованием рассмотреть дело в порядке упрощенного судопроизводства и признать действия ответчиков по включению бизнесмена в санкционный список и по отказу в делистинге как произвольные, непостоянные, злоупотребляющие полномочиями и нарушающие его процессуальные права, предоставленные пятой поправкой к Конституции.

В меморандуме подвергаются сомнению полномочия OFAC и Минфина США, которые, по заявлению истцов, противоречат цели Закона IEPA (International Emergency Economic Powers Act, 1977). Согласно этому закону, президент США может использовать срочные экономические меры в случае объявленного национального ЧП и только если подобные меры направлены на специфические угрозы, ставшие причиной объявления ЧП. То есть включение Дерипаски в санкционные списки на основе Исполнительных Указов Президента 13661 и 13662 («Исполнительный Указ о блокировке имущества, принадлежащего лицам, влияющих на ситуацию с Украиной») должно было быть увязано с национальным ЧП. При этом ответчики отмечают, что санкции против олигарха являются ответом на российскую «повсеместную деструктивную деятельность».

Авторы меморандума обращают внимание на то, что OFAC сообщало, что бизнесмен «поддерживает проекты Владимира Путина». Но по их мнению, это не равнозначно понятию «выступать от имени кого-то» (или «являться агентом кого-то»). Адвокаты попытались доказать, что в упомянутых проектах Дерипаска выступал как самостоятельное лицо. В просительной части меморандума истец требует исключить его из санкционных списков на основе Исполнительных Указов Президента 13661 и 13662, предоставить подробное обоснование включения истца в такие списки, аннулировать определение истца как олигарха, а также исключить его имя из раздела 241 Закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA).

Судья Амит Мехта еще не вынес решения по данному делу, однако определенной реакцией на этот меморандум со стороны OFAC можно считать продление лицензий в отношении ГАЗ. Группа «ГАЗ» с 2018 года входит в санкционный список (SDN list), но на нее и ее дочерние компании, в которых Группа «ГАЗ» прямо или косвенно владеет 50% акций и более,  распространяется освобождение от санкций через предоставление общих лицензий. Общая лицензия № 151 от 16 июля 2020 года вывела из-под действия санкций (авторизовала) на срок до 22 января 2021 года финансовые транзакции (получение или предоставление брокерских, банковских и финансовых услуг, включая финансирование и реструктуризацию долга), оплату и получение дивидендов с фондов ГАЗ. Согласно разъяснениям OFAС, разрешенные транзакции распространяются в том числе на американские лица.

Общая лицензия № 130 от 16 июля 2020 года продлила авторизацию до 22 января 2020 года и вывела из-под действия санкций для неамериканских лиц отказ или передачу долговых обязательств, акций и активов, принадлежащих Группе «ГАЗ» или их дочерним компаниям. Эта лицензия также выводит из-под санкций деятельность по содействию в передаче долга, акций и других активов Группы «ГАЗ» между неамериканскими лицами.

Действия американского регулятора говорят о двух вещах. Во-первых, регулятор однозначно не намерен снимать блокирующие санкции с Дерипаски. Можно предположить, что суд примет позицию американского регулятора, поскольку процессуальная тактика истца, которая по ходу процесса несколько раз менялась (первоначально истец подает в суд с критикой действий OFAC, затем суд приостанавливается и начинается административное рассмотрение, после этого дело возобновляется в суде), говорит об определенной неуверенности его в своей позиции. Во-вторых, Дерипаске, скорее всего, придется договариваться о выходе из владения над ГАЗом, что потребует дальнейшего взаимодействия бизнесмена с американскими компетентными органами.

Дело Дерипаски необходимо рассматривать в контексте других российских подсанкционных дел в американском суде. На сегодняшний момент, помимо дела Дерипаски, есть еще два завершенных дела. В конце 2018 года на рассмотрение Окружного суда округа Колумбия (г. Вашингтон) поступил иск Валентина Гапонцева и IPG Photonics Corporation против Минфина США и его руководителя Стивена Мнучина. В иске Гапонцев и его компания просили принять меры по исключению его из санкционного списка, поскольку с 2001 года он проживает в США, имеет американское гражданство и весь его бизнес сосредоточен тоже в США, поэтому он никак не связан с российской политической элитой и необходимо считать ошибкой, что российский «Форбс» включил его в список российских миллиардеров. В сентябре 2019 года стороны пришли к мировому соглашению, что говорит о том, что ни сторона истца, ни сторона ответчика не победили.

Второе дело, решение по которому было вынесено 17 сентября 2020 года, рассматривалось Окружным судом Южного округа Нью-Йорка. Двоюродный брат Виктора Вексельберга Эндрю Интратер (гражданин США) в июле 2019 года подал в суд на Минфин США, так как OFAC заморозил его активы после введения санкций SDN в отношении Вексельберга. Требования истца сводились к тому, чтобы суд признал нарушение со стороны OFAC четвертой поправки к Конституции США (гарантирует каждому американцу право на охрану личности, жилища, бумаг и имущества от необоснованных обысков и ареста) и пятой поправки (гарантирует надлежащий процесс, запрет повторного привлечения к ответственности за одно и то же правонарушение, право не свидетельствовать против себя, гарантии при реквизициях). Суд, отказывая в удовлетворении иска в отношении нарушения четвертой поправки, согласился с доводами ответчиков, что важный публичный и правительственный интерес заключается в обеспечении того, чтобы имущество, принадлежащее SDN-лицу, было заблокировано и введены санкции. Временный запрет на использование собственности обосновывается тем, что правительство лишает SDN-лица возможности манипулировать собственностью. Истец мог обратиться к OFAC за специальной лицензией и просить разблокировать собственность, однако он этого не сделал.

Что касается нарушения пятой поправки, суд не нашел подтверждения тому, что ответчик злоупотребил надлежащим процессом, поскольку истцы сами отказались обращаться за обжалованием в административном порядке. Требование Дерипаски признать нарушение пятой поправки выглядит более аргументированным, поскольку он обращался за административным обжалованием в OFAC, но ему было отказано. Но здесь надо учитывать, что Дерипаска не является гражданином США, поэтому апелляция к Конституции США вряд ли обоснована.

В целом активность Дерипаски на судебном поле не усиливает его позиции перед американским регулятором, а зачастую даже вредит ему (как в деле против Associated Press в 2017 году). Спокойная, последовательная политика по выведению своих компаний из-под санкций могла бы привести к более положительным результатам.

Фото: Scanpix

Денис Примаков

Специалист по комплаенсу, доцент Всероссийской академии внешней торговли