fbpx

Двойное дно российского кредита Молдове

Максимилиан Гесс изучил предложение российского кредита Молдове и геополитический мелкий шрифт в этом соглашении

17 апреля правительство Молдовы подписало с Россией соглашение о кредите. Президент Молдовы Игорь Додон, давно стремящийся к сближению с Кремлем, опубликовал условия соглашения на своей странице в Facebook. В условиях, когда пандемия COVID-19 ставит под угрозу и без того слабую экономику Молдовы, Додон представил займ в 200 млн евро как братскую поддержку, которую Кишинев может ожидать от Кремля.

Додон и правительство лояльной ему Социалистической партии во главе с премьером Ионом Кику в течение многих месяцев публично обсуждало возможность занять денег у Москвы (сообщалось, что Кремль предлагал до 500 млн). Однако несмотря на положительные слова Додона, этот займ представляет собой часть нарождающейся тенденции использования Кремлем кредитов как рычагов политического влияния на страны-заемщики.

К концу апреля сделка так и не была завершена. Более того, Конституционный суд Молдовы 7 мая отменил соглашение, сочтя его антиконституционным. Это решение позволило стране избежать негативных последствий, несмотря на упреки Додона, который предрекал падение экономики в результате провала этой сделки.

На первый взгляд российское предложение выглядело безвредным: ставка 2% в год на 10%-ный кредит — гораздо ниже того, во что Молдове обошелся бы подобный кредит на частном рынке. Однако при более тщательном анализе условий этого соглашения становится видна расставленная в нем ловушка.

Речь идет о пункте 7.2 кредитного соглашения. В нем говорится, что любые другие долги юридических лиц Молдовы, гарантированные Москвой, могут быть включены в это соглашение в случае пропуска выплат по ним. И здесь выходит на авансцену главная проблема молдавско-российских экономических отношений.

Российская государственная газовая компания «Газпром» годами утверждает, что Кишинев имеет перед ней долг за поставки газа в Приднестровье (поддерживаемое Россией неосоветское сепаратистское государство на реке Днестр). С 1992 года Приднестровье является фактически независимым от остальной Молдовы и находится под защитой российских солдат, якобы выполняющих миротворческую миссию. На 2019 год Москва оценивала долг за эти поставки газа в 436,66 млрд рублей ($5,85 млрд).

«Газпром» прямо не говорит, что молдавская государственная газовая компания «Молдовагаз» должна ей эти деньги. Однако во время переговоров о поставках газа между Кишиневом и Москвой в 2017 году «Газпром» подал иск с требованием выплаты в российский арбитражный суд. Это был далеко не первый подобный случай. Судебные тяжбы «Газпрома» с Молдовой в международных судах тянутся с 1997 года. Москва использовала угрозу этих судов для давления на Кишинев, чтобы обеспечить его дальнейшую энергетическую зависимость от России.

Если бы соглашение о займе от 17 апреля вступило в силу, то по пункту 7.2 этот долг мог лечь на плечи самого молдавского правительства. Этот долг на сумму в $5,85 млн за заявленные поставки газа в Приднестровье составил бы почти половину ВВП Молдовы за 2019 год ($11,9 млн). Внешний долг Молдовы увеличился бы с относительно приличных 63,6% ВВП до неподъемных 110,5%.

Поэтому демократическая оппозиция Молдовы – в первую очередь бывший премьер-министр Майя Санду и антикоррупционный альянс ACUM – осудили пункт 7.2. В прошлом году Санду некоторое время возглавляла коалиционное правительство с пророссийскими Социалистами, объединившись с ними для борьбы с широко распространенной в стране коррупцией. Кумовство процветало в Молдове под покровительством «серого кардинала» Влада Плахотнюка, фактического лидера Демократической партии. В ноябре прошлого года Социалисты вышли из антикоррупционного альянса Санду. Вместо него они сформировали правительство при поддержке Демократов Плахотнюка.

Додон и его союзники продолжают говорить о преследовании Плахотнюка, который находится под угрозой экстрадиции из США и попал под запрет на въезд. Однако этот кредит говорит о возможной угрозе соглашения Социалистов с Плахотнюком, которое расширит их сотрудничество, начавшееся с поддержки правительства Кику во время голосования в ноябре прошлого года. Плахотнюк давно пытается представить себя как прозападную фигуру (в 2017 году он даже написал об этом колонку в американском издании The Hill), несмотря на собственную токсичную репутацию. На самом же деле его главная цель — сохранить свою свободу, деньги и влияние. Некоторые депутаты, которые считаются лояльными Плахотнюку, выступили против этого кредита, однако голосов других депутатов Плахотнюка оказалось достаточно для ратификации этого соглашения 23 апреля.

Оппозиции удалось оспорить соглашение в Конституционном суде благодаря смене состава суда в августе прошлого года в период правления коалиции Социалистов и ACUM. Назначение нового состава коллегии произошло после того, как в июне 2019 года предыдущий состав массово ушел в отставку после попытки продавить досрочные выборы и предотвратить создание коалиции. Считалось, что судьи действовали по заказу Плахотнюка. Тем не менее этот суд остается политизированным: 23 апреля бывший депутат от Социалистов Владимир Цуркан был отправлен в отставку с поста его председателя. Это произошло в тот же день, когда суд приостановил соглашение о российском кредите на период его рассмотрения.

Теперь на кону оказалась судьба правительства Молдовы. Москва, вероятно, будет искать другие способы укрепить свое влияние в Кишиневе. Плахотнюк и другие коррумпированные олигархи, которые обладают влиянием в законодательной власти и экономике, могут стать союзниками России в этом проекте. Однако отмена кредита также может быть использована в кампании Социалистов в случае досрочных выборов.

Министерство иностранных дел России отозвалось на отмену кредита «сожалением и недоумением». Москва подвергла сомнению обвинения в возможной политизированности займа. Представители России утверждали, что его условия были действительно лучше, чем другие межправительственные займы, или те, который Молдова получает от международных институтов, например МВФ, и которые обычно даются на условиях либерализации экономики.

Однако это далеко не первый раз, когда Россия предпринимает подобные маневры. В 2013 году, когда в Киеве кипели протесты против отказа тогдашнего президента Януковича подписывать соглашение об ассоциации с ЕС, Путин попытался подсластить пилюлю предложением кредитов на сумму более $15 млрд. Из этой суммы Киев успел получить только 3 млрд до того, как «Евромайдан» привел к свержению Януковича. Однако в соглашении об этом кредите также содержались по-своему уникальные положения, которые давали России значительные политические рычаги влияния на Киев.

Украина продолжает оспаривать этот займ в суде. В декабре 2019 года он наконец дошел до Верховного суда Великобритании. Если суд вынесет решение в пользу России, Киев вновь может оказаться на крючке. Речь идет не только о 3 млрд, но и о значительных неоплаченных процентах.

Россия при этом давно утверждает, что международная система кредитования политизирована против нее. При этом умалчивается о поддержке, которую оказали Москве западные кредиторы и международная финансовая система после дефолта России по суверенному долгу в 1998 году. Действительно, в 2015 году МВФ принял политическое решение изменить свои правила в свете российско-украинского кредитного спора, что позволило Киеву продолжать получать средства от МВФ. Тогдашний премьер-министр России Дмитрий Медведев заявил, что МВФ этими действиями «откроет ящик Пандоры».

С 2015 года Россия использует политизированные кредиты для закрепления своего влияния в Венесуэле. Также растут опасения насчет финансирования Россией правительства Иракского Курдистана. Возможно, Молдове удалось избежать российского кредита с двойным дном, однако Россия едва ли пересмотрит из-за этого свою политику.

Фото: Scanpix