fbpx

Есть ли план для Карабаха?

+ posts

Политический аналитик, кандидат политических наук. Координатор "Московского политического клуба", обозреватель "Росбалта" и колумнист Deutsche Welle.

Иван Преображенский о том, как в карабахском урегулировании Ереван ориентируется на Москву, а Баку разворачивается к Вашингтону

Вслед за Россией к урегулированию новой карабахской войны подключились и США. Дональд Трамп, в привычных для него гиперболах, превозносит собственные успехи как посредника на этих переговорах. При этом он прямо говорит о намерении «помочь людям из Армении». Лидер Азербайджана Ильхам Алиев внезапно заявил, что его страна готова к долгосрочному перемирию, если Армения подтвердит основные принципы урегулирования конфликта. Это может свидетельствовать о том, что Вашингтон нашел подход к Баку. Впрочем, позднее Армения выразила сомнения в искренности Азербайджана, а Ильхам Алиев повторил, что условием перемирия будет готовность армянских сил оставить Карабах. Новое временное перемирие было немедленно нарушено, а азербайджанцы заявили о взятии очередного стратегически важного населенного пункта.

В Баку явно не забывают о том, что Трамп может проиграть предстоящие выборы. Если это случится, то Азербайджану, чем бы ни угрожал ему до этого Вашингтон, достаточно просто немного выждать, а затем возобновить наступление, воспользовавшись периодом передачи власти от республиканцев к демократам.

Возможен ли компромисс?

Еще недавно казалось, что это война на уничтожение. Жестко в течение последнего месяца выступал Ильхам Алиев, требовавший вывести армянские вооруженные формирования не только с территории оккупированных семи районов Азербайджана, но и с территории Нагорного Карабаха. Армянский премьер Никол Пашинян 21 октября призвал армян идти добровольцами и настаивал, что конфликт больше не имеет дипломатического решения. И вдруг консультации в США при участии Трампа резко изменили риторику обоих лидеров.

Кажется, что договоренности о долгосрочном прекращении огня и статусе Карабаха могут быть подписаны уже в ближайшие дни. Но это, скорее всего, не так. Новая Карабахская война радикально отличается от первой. Тогда надо было принудить стороны конфликта к миру максимально быстро: война тянулась несколько лет, счет беженцам шел на сотни тысяч с обеих сторона, а погибших — на тысячи. Было практически неважно, на каких условиях перестанут стрелять. Когда власть в Баку захватил отец нынешнего азербайджанского президента Гейдар Алиев, ходили даже слухи о сговоре властей Азербайджана и Армении ради прекращения боевых действий. Позднее, в 1998 году, под давлением в том числе выходцев из Карабаха власти лишился первый президент Армении Левон Тер-Петросян, которого обвинили чуть ли не в предательстве за попытку договориться с бакинским коллегой.

Сейчас никому и в голову не придет предположить что-то подобное. За 26 лет, прошедших с установления перемирия, было предложено минимум четыре плана урегулирования Карабахского конфликта. Но ни найти всех устраивающий компромисс, ни навязать сторонам конфликта один из этих планов международным посредникам не удалось. Причем не только  попытки Армении и Азербайджана пойти на уступки, но и сопротивление этим планам в равной мере уже не раз приводили к внутренним столкновениям и заканчивались уходом правителей со своих постов (как это было с президентом Аязом Муталибовым), а то и их смертью (по одной из версий это произошло с премьер-министром Армении Вазгеном Саркисяном и председателем Национального Собрания Кареном Демирчяном). И это прекрасно знают и президент Азербайджана Ильхам Алиев, и премьер Армении Никол Пашинян.

Однако под давлением международных посредников речь вновь заходит о решении конфликта путем переговоров. Но что могло бы стать основой для нового соглашения?

План перед боем

Вначале надо определить диспозицию. На чью официальную или неформальную поддержку опираются участники конфликта. На стороне Азербайджана из влиятельных держав однозначно выступает только Турция. Она готова поддержать его и военной силой, причем по утверждению армянской стороны, делает это уже сейчас. В то же время есть международные посредники — Россия, США и Франция. Это сопредседатели Минской группы по мирному урегулированию, на позицию которых ссылается в своем выступлении Ильхам Алиев. Все они демонстрируют симпатии скорее к Армении, чем к Азербайджану. Францию азербайджанские и турецкие СМИ прямо обвиняют в проармянской позиции. При этом Париж в принципе выступает главным оппонентом Турции в Европе. Турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, которого в Ереване называют вдохновителем новой войны, даже публично позволяет себе оскорблять французского коллегу Эммануэля Макрона.

Москва является союзником Армении по ОДКБ и имеет на ее территории военную базу. Кремль выступает дипломатичнее Трампа, хотя бакинские СМИ регулярно обвиняют его в симпатиях к армянской стороне. При этом есть подозрение, что российская власть не против ограниченного военного конфликта, который заставил бы Армению стать послушнее и сговорчивее и в карабахском урегулировании, и в отношениях с Россией. Маргарита Симоньян прямо обозначала эту позицию в первые дни войны.

Но даже если все формальные посредники и правда выступили бы на стороне Армении (чего в реальности не происходит), то понятно, что в ходе переговоров никто не стал бы предлагать Алиеву отвести войска за старую разделительную линию. Ясно, что Азербайджан не пойдет на это после первых своих успехов. Даже если бы вдруг и попытался, в стране, скорее всего, начались бы народные волнения, а то и случилась смена власти. Тогда какие варианты сейчас могут быть на столе у переговорщиков?

От Гобла до Лаврова

Существует четыре основных плана карабахского урегулирования, хотя все они имеют по несколько модификаций. Есть также два базовых соглашения: Лиссабонский договор и Мадридские принципы. Первый, признающий территориальную целостность Азербайджана, на встрече ОБСЕ в 1996 году подписали 54 государства. Армения его, конечно, не подписала. Мадридские принципы были сформулированы в 2007 году и в их основе лежат три положения: отказ от насилия, территориальная целостность и самоопределение. Эти формулировки оставляют больше пространства для компромисса. Есть также несколько резолюций ООН, требующих освободить оккупированные территории Азербайджана.

Что касается планов, то первый и самый старый — это «план Гобла», получивший название в честь американского дипломата, предложившего его еще в 1994 году. Это план окончательного решения карабахского вопроса на основании обмена территориями между Арменией и Азербайджаном. «План Гобла» предполагает возвращение армянами большей части оккупированных районов собственно Азербайджана, а также обмен части Мегринского района на юге Армении (примыкает к Ирану) на так называемый Лачинский коридор (Лачинский район Азербайджана, находящийся сейчас под оккупацией, к которому, если верить заявлениям Алиева, сейчас вплотную пробились азербайджанские войска). В результате Баку получил бы сухопутную связь с городом Нахичевань, а Ереван — со Степанакертом. В одном из вариантов этого плана предполагалось компенсировать Армении потерю выхода к Ирану, передав Еревану «коридор» к иранской границе на западе Нахичеванской автономии, азербайджанского эксклава, примыкающего к Турции и отрезанного от остальной страны. Азербайджану это позволило бы соединить территории и получить прямой выход к турецкой границе. Однако многие армянские политики говорили о риске потерять «коридор» на Иран и о геополитическом риске появления «Великой Турции». Тогда Армения оказалась бы в окружении (Грузию, с которой также есть общая граница, Ереван не считает надежным дружественным соседом).

Минская группа предлагала собственные планы. Их основой было поэтапное возвращение оккупированных территорий Азербайджану, возможность ввода миротворцев ОБСЕ и отложенный статус Нагорного Карабаха, который должна решать азербайджано-армянская комиссия при международном посредничестве. В 1998 году звучала также идея создания конфедерации, куда на равных правах вошли бы Азербайджан и Нагорный Карабах. Все эти планы были в разное время отвергнуты.

Наконец, есть еще и «план Лаврова». Формально его наличие никто не признавал, но известно, что он предусматривает передачу Азербайджану пяти из семи районов без дополнительных условий. Два оставались бы под армянским контролем для обеспечения безопасности транзита из Армении в Нагорный Карабах. В регион вводились бы миротворцы (вероятно, российские), а определение окончательного статуса Нагорного Карабаха и возвращение азербайджанских беженцев откладывалось бы.

Понятно, что Ильхам Алиев, говоря о перемирии, по-прежнему говорит о ранее выработанных «принципах», т.е. о получении контроля и над оккупированными районами, и над Нагорным Карабахом. Его публичная позиция изменилась минимально. Его компромисс — это отказ от немедленного перехода всех территорий де-факто под контроль Азербайджана при признании Арменией того, что Карабах де-юре является азербайджанской территорией. Из всех вышеозначенных планов его желания ближе всего к «плану Гобла» и координировать свою политику он готов с Вашингтоном, если, конечно, Анкара позволит это сделать. При этом Никол Пашинян говорит о готовности допустить российских миротворцев в зону конфликта, против чего он высказывался раньше. Тем самым он, очевидно, переходит на позиции условного «плана Лаврова» или даже более ранних предложений Минской группы.

Таким образом, позиции сторон до сих пор слишком противоречат друг другу. В этих условиях вряд ли получится договориться, даже если предположить, что международные посредники нашли рычаги, чтобы принудить Ереван и Баку к взаимным уступкам. Торг будет продолжаться. А вместе с ним, скорее всего, и война.

Фото: Scanpix