fbpx

Информационное влияние России в Украине

Седьмая часть цикла «Российские медиа: говорит не только Москва»: Какие медиа продвигают позицию Москвы в Украине

Всего лишь шесть лет назад ведущие российские телеканалы были важной и влиятельной составляющей медиа-пространства Украины, а крупнейшие российские газеты издавали собственные украинские выпуски. После бурных событий 2014 года влияние СМИ, связанных с Россией или следующих в фарватере ее политики, предсказуемо начало снижаться. За перипетиями аннексии Крыма и самой активной фазы войны на Донбассе многие украинцы еще следили в эфире московских телеканалов или через российский сегмент интернета. К ограничениям украинская сторона начала прибегать несколько позже.

Искушение запретить

Первыми, еще в 2014 году, предсказуемо попали под санкции наиболее популярные федеральные телеканалы: «Первый канал», «РТР-Планета», «Россия-24», «НТВ-Мир». Решениями административных и судебных органов провайдерам запретили транслировать соответствующий сигнал в эфирных и кабельных сетях. Список нежелательных в Украине российских телеканалов постепенно продолжает расширяться и насчитывает сегодня уже более 70 наименований. Разумеется, многие из этих каналов не слишком известны и самим россиянам.

Причины запрета – нарушение правил трансграничного вещания и показ недопустимой в Украине рекламы. За этими формулировками скрываются и откровенная антиукраинская пропаганда, и гораздо более безобидные вещи – вплоть до трансляции фильмов с участием актеров, включенных «в перечень лиц, которые создают угрозу национальной безопасности». В начале 2017 года в «черный список» попал даже телеканал «Дождь», имевший до этого репутацию проукраинского: на канале демонстрировали карту России, включающую Крымский полуостров, показывали фильмы («О чем еще говорят мужчины» и «Быстрее, чем кролики»), которые «популяризируют правоохранительные органы государства-агрессора»,  и т.д.

В том же 2017 году тогдашний президент Украины Петр Порошенко заблокировал своим указом доступ к российским социальным сетям «Одноклассники» и «ВКонтакте», а также сервисы Яндекса, Mail.ru и еще несколько ресурсов. Позднее к ним добавились сайты российских телекомпаний, «РИА Новости Украина» и другие. Последний из «блокировочных» указов вышел в марте 2019 года. Указ дополнил список и продлил срок блокировки соцсетей еще на три года.

В отношении печатной прессы запретительные меры не применялись. Правда, некоторые дочерние издания российских газет и журналов прекратили выходить по экономическим причинам. В Киеве до сих пор издаются, например, «Аргументы и факты в Украине», «Экспресс-газета», «КП в Украине» (газета перестала называться «Комсомольской правдой», выполняя требования украинского законодательства о декоммунизации). Информационная политика этих изданий весьма сдержанная, острых российско-украинских тем газеты стараются избегать.

Недоверие сильнее запретов

Конечно, никакие запреты и блокировки в наше время не способны надежно перекрыть поступление информации. Российские телеканалы доступны через спутниковые антенны и по-прежнему имеют в Украине свою аудиторию. Правда, она стремительно сокращается. Если, по данным социологов, в конце 2015 года российское телевидение смотрели почти 20% украинцев, то к весне 2019-го число зрителей значительно снизилось – до 4,3%. Причем доверяет увиденному лишь каждый третий из этого числа, или 1,4% от всех опрошенных.

Российские новостные сайты вызывают больше интереса. По данным одного из недавних опросов, проведенного социологической компанией InMind по заказу организации Internews, 13% опрошенных сообщили, что читают или смотрят российские СМИ. При этом в окружении каждого третьего есть кто-то, кто использует российские медиа как источник новостей. Среди читателей/зрителей сайтов и телепрограмм из РФ 35% привлекает возможность познакомиться с альтернативной точкой зрения; 22% утверждают, что им интересен контент; 21% рады возможности получать информацию на русском языке. А вот с доверием и здесь все обстоит плохо: новостным сайтам доверяют лишь 20% их аудитории, телеканалам – 24%. Таким образом, число доверяющих российским медиа, по итогам этого исследования, не превышает 2,5-3% от всех опрошенных.

Пользователи заблокированных сайтов легко обходят блокировку, используя VPN или прокси-серверы. Однако мотивация пользоваться российскими соцсетями и поисковиками тоже быстро снижается. В апреле 2017 года, накануне запрещающего президентского указа, 78% всех пользователей интернета из Украины (около 20 млн человек) имели аккаунт в сети «ВКонтакте», 48% ежедневно обращались к Яндексу. Уже к осени того же года, по оценкам экспертов, число пользователей заблокированных ресурсов уменьшилось на треть. В конце 2018 года хотя бы раз в месяц посещали российские соцсети 20-30% интернет-пользователей Украины. По данным специалистов отрасли, сейчас «ВКонтакте» занимает 20%, а «Одноклассники» – 13% украинского рынка соцсетей. А вот прежде отстававший от них Facebook нарастил свою долю до 43%.

Тем не менее, еще год назад соцсеть «ВКонтакте» занимала четвертое место по посещаемости в Украине среди всех доменов. Яндекс и «Одноклассники» также вошли в десятку наиболее посещаемых ресурсов.

Пророссийский мир

Несмотря на обвальное падение объема аудитории и доверия к российским СМИ в Украине, позиция Москвы широко представлена в стране благодаря так называемым пророссийским медиа, связанным с одиозными политиками, либо (предположительно) получающим финансирование из РФ.

Многие киевские политики считают угрозой национальной безопасности консолидацию в одних руках телеканалов, которые специализируются на информационном вещании: NewsOne, «112 Украина» и ZIK. В период с октября 2018-го по июнь 2019 года все эти каналы были приобретены бизнесменом и народным депутатом прошлого созыва Тарасом Козаком и объединены в медиахолдинг «Новости». Козак заявил, что теперь «сможет построить крупнейшую сеть информационных вещателей, которая с точки зрения ресурсов делает их менее затратными и в тот же момент создает их большую капитализацию как актива». Руководителем холдинга стал российский медиапродюсер Алексей Семенов, незадолго до этого получивший гражданство Украины.

Настоящим владельцем телеканалов принято считать Виктора Медведчука, главу политсовета партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» (ОПЗЖ) и кума Владимира Путина (российский президент стал крестным отцом дочери Медведчука Дарьи). По данным журналистов, Тарас Козак входит в ближайшее окружение Медведчука. Тем не менее, формально лидер ОПЗЖ с телеканалами никак не связан. «На самом деле эти каналы куплены подставным лицом, то есть связи с Медведчуком мы доказать не можем», – заявила на заседании Верховной Рады в июле 2019 года замглавы Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания Ульяна Фещук. Летом также появлялись сообщения о покупке структурами Медведчука контрольного пакета акций телеканала «Интер» у олигарха Дмитрия Фирташа, однако эта информация пока не нашла подтверждения.

26 сентября Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания отказал в продлении лицензии пяти телекомпаниям, которые ретранслировали телеканал «112 Украина» в цифровой сети. Свои решения Нацсовет мотивировал тем, что компании систематически нарушали условия лицензий и требования законов. Деятельность самого канала не запрещена, он доступен в кабельных сетях, в интернете или через спутниковую антенну. Тем не менее, на «112-ом» заявили о «жестокой цензуре» и «сомнениях в наличии свободы слова в Украине», однако общественный резонанс от ограничения вещания канала оказался не слишком значительным.

Связанной с Медведчуком считалась также газета «Вести», выходящая с 2013 года и официально созданная на средства российских инвесторов. Сегодня она входит в состав холдинга «Мультимедиа-инвест групп» (вместе с телеканалом UBR, журналом «Вести. Репортер» и «Радио Вести»), принадлежащего министру доходов и сборов времен Януковича Александру Клименко, который живет в Москве. До 2018 года газета распространялась в крупных городах Украины бесплатно, затем стала продаваться за символическую плату. Контент газеты, как и других СМИ холдинга, позволяет говорить о продвижении некоторых тезисов российской пропаганды. В мае 2014 года в редакции «Вестей» прошел обыск – главному редактору Игорю Гужве и издателю газеты инкриминировали отмывание доходов и уклонение от уплаты налогов.

После продажи газеты структурам Клименко летом 2015 года Игорь Гужва покинул пост главного редактора и создал интернет-издание Страна.ua. Как и газета «Вести», Страна.ua выходит только на русском языке, критикует евроинтеграционные устремления прежнего и нынешнего украинского руководства, выступает за улучшение отношений с РФ. Игорь Гужва вместе со своим заместителем Светланой Крюковой вели программу на канале NewsOne, появлялись также и на «112 Украина». Летом 2017 года Гужва был задержан по обвинению в вымогательстве у народного депутата Дмитрия Линько под угрозой публикации компромата. После освобождения под залог руководитель Страна.ua сумел перебраться в Австрию, где получил политическое убежище. Его ресурс продолжает работать: несмотря на явную тенденциозность, контент Страна.ua формируется весьма профессионально и благодаря этому заметен в украинском медиа-пространстве. По данным весны этого года, Страна.ua заняла 12-ое место по месячному охвату аудитории для новостных сайтов, которые генерируют свой контент (примерно 9% аудитории). В двадцатку рейтинга также вошли сайты 112.ua и zik.ua, принадлежащие соответствующим телеканалам. Сайт newsone.ua занял 22-ое место.

Практически не встречая противодействия, в Украине существуют еще несколько интернет-медиа пророссийской направленности, однако их влияние гораздо слабее, а цитируемость невысока. Однако следует признать, что «мир» пророссийских медиа сегодня оказывает существенное влияние на мировоззрение многих украинцев.

Определив Россию как государство-агрессора, украинская власть приняла определенные меры для ограничения аудитории российских медиа. Тем же путем пошло и общество, отказавшее этим медиа в доверии. А вот в отношении своих, украинских, СМИ – даже если таковые ориентируются на позицию Кремля – подобные меры оказались уже неприменимы. В первую очередь в силу отсутствия традиции подавления СМИ государством и неприятия обществом давления на журналистов. Можно спорить, достоин ли украинский медийный плюрализм гордо называться свободой слова, однако инструментально именно он дает Москве шанс на сохранение информационного влияния в стране.

Фото: Scanpix