fbpx

Исключительные выборы

Член совета движения в защиту прав избирателей «Голос»(признано российскими властями «иноагентом»)

Станислав Андрейчук о россиянах, лишенных пассивного избирательного права

22 июня движение в защиту прав избирателей «Голос» выпустило доклад, в котором говорится, что около девяти миллионов россиян лишены пассивного избирательного права. В реальности это число может оказаться еще на пару миллионов больше – почти каждый десятый россиянин в возрасте 18 лет и старше не может выдвигаться на выборах даже нижнего уровня.

Крупнейшая группа новых «лишенцев»

В СССР пораженных в политических правах называли «лишенцами». В 1920-е – начале 1930-х гг. это были представители классов, представлявших угрозу большевикам, – «кулаки», священнослужители, бывшие жандармы и т.д. Нынешние российские власти действуют по той же логике – неуверенность в электоральных перспективах на фоне социально-экономической стагнации подталкивает их к гораздо более жесткому, силовому подходу при управлении внутриполитическими процессами.

В результате самой крупной группой новых лишенцев стали наиболее включенные в глобальные процессы россияне – обладатели второго гражданства или вида на жительство в иностранном государстве. Эта группа россиян существенно отличается по своим политическим предпочтениям. Так, по данным ЦИК, первая тройка стран по числу проживающих там россиян – это Германия, Молдова и Израиль. Молдова – это в основном получившие российские паспорта жители Приднестровья, где проконтролировать честность голосования крайне сложно. А вот в Германии и Израиле в 2016 году второй партией стало «Яблоко» с 24,5% и 28,6% соответственно («Единая Россия» набрала 37,5% и 40%).

Поэтому неудивительно, что «иностранные» россияне стали самой большой группой «лишенцев». Точную их численность не знает никто. В 2015 году Федеральная миграционная служба сообщала, что, по ее оценкам, уведомить российские власти о втором гражданстве или виде на жительство должны были около шести миллионов человек. Неизвестно, сколько человек получили второе гражданство или ВНЖ в течение следующих шести лет, но на фоне закрытия границ число желающих получить второй паспорт точно выросло.

Для наиболее глобализированных россиян есть и еще один косвенный инструмент ограничения пассивного избирательного права: даже если у вас нет второго гражданства или ВНЖ, вам нельзя баллотироваться, если вы владеете банковскими счетами за границей или иностранными финансовыми инструментами.

Запрещено также баллотироваться тем, кто имеет основной доход за рубежом, включая российских преподавателей иностранных вузов или, например, музыкантов в европейских оркестрах.

Фактически власть просто исключила наиболее проблемную для нее группу избирателей из бюллетеня.

Лишение осужденных права быть избранным

Вторая группа «лишенцев» – осужденные по более чем 400 составам уголовного и административного кодексов. При этом по особо тяжким статьям лишение продолжается до 25 лет после окончания срока заключения, а по тяжким – до 18. Поэтому здесь оценки «Голоса» несколько занижены – они посчитали количество осужденных по этим составам только с 2010 года, хотя до сих пор лишены права избираться те, кто был осужден еще в конце 1990-х гг.

Среди самых распространенных оснований для лишения – «народные» наркотические составы, которые чаще всего фигурируют среди сфабрикованных дел (самое громкое за последние годы — «дело Голунова»). По этим статьям в 2010–2020 гг. были осуждены более 300 тысяч человек. Перед стартом избирательной кампании этого года депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, известного оппозиционера Максима Резника обвинили в приобретении марихуаны без цели сбыта.

С 2010 года 100 тысяч человек были осуждены за мошенничество. Это «предпринимательские» составы – по ним чаще всего сажают обладателей бизнесов, то есть наиболее независимых с точки зрения ресурсов людей. В последние годы эти статьи также стали использоваться для борьбы с политическими оппонентами: можно вспомнить «дело о пожертвованиях» против Алексея Навального и его сторонников или абсолютно свежие дела против политиков Дмитрия Гудкова (вынужден был покинуть страну и отказался от участия в выборах) и Кетеван Хараидзе (московский депутат, которая находится в СИЗО). Ранее по этим же составам было возбуждено дело на двух хабаровских депутатов из окружения Сергея Фургала.

Важно, что в отличие от принятой на пространстве Совета Европы практики, лишение пассивного избирательного права вводится не решением суда, исходя из оценки общественной опасности совершенного деяния, а действует безусловно и по максимально установленным срокам. В результате получаются абсурдные ситуации, когда суд оценивает степень опасности как низкую и присуждает человеку минимальный штраф (см. ниже пример со штрафом в тысячу рублей), но гражданин автоматически лишается одного из важнейших политических прав.

Преследование по «политическим» составам

Очевидно, что далеко не все из девяти миллионов человек, лишенных пассивного избирательного права, намеревались баллотироваться, хотя участие в выборах в действительности является достаточно массовым явлением: только в 2019 году в выборах местного уровня приняли участие более 106 тысяч кандидатов.

Для наиболее политически активной части граждан есть свои, специальные составы – это статьи за экстремизм и неоднократное участие в несогласованных массовых акциях.

По «экстремистским» уголовным статьям за десять лет были осуждены 3363 человека. Статистика по аналогичным административным составам, которые тоже ведут к лишению пассивного избирательного права на один год, более впечатляющая — только за 2020 год по ним были осуждены 4096 человек. Как правило, по этим статьям чаще всего привлекают политических активистов и действующих политиков.

Например, 3 марта 2021 года в Тобольске за репост видеоролика Алексея Навального был признан виновным в распространении «экстремистских материалов» депутат Тюменской областной Думы от КПРФ Юрий Юхневич. Суд назначил ему штраф в одну тысячу рублей. Юхневич также был лишен пассивного избирательного права. В 2020 году за распространение этого же ролика к административной ответственности были привлечены еще 34 гражданина. Все они были должны не только выплатить штраф от 1 до 3 тысяч рублей, но и автоматически лишились права быть избранными.

В августе 2020 года в Набережных Челнах по обвинению в демонстрации нацистской символики (ст. 20.3 КоАП РФ) на десять суток был арестован левый активист, антифашист Лев Бурлаков. В материалы его дела попали три поста его авторства (мем с фотографией съезда НСДАП, высмеивающий догматическое восприятие марксизма, репост с нацистской символикой из сообщества «Эти забавные обиженные правые» и критический пост с фотографией с «Русского марша» в Екатеринбурге).

Особую проблему представляет новый закон, который Госдума России приняла 26 мая 2021 года – менее чем за месяц до старта избирательной кампании. Он лишает права быть избранными граждан, которых посчитают каким-либо образом «причастными» к деятельности организаций, признанных российскими властями «экстремистскими» или «террористическими». В первую очередь это коснется сторонников политика Алексея Навального, чьи структуры 9 июня 2021 года были признаны судом экстремистскими.

Количество таких лиц предсказать невозможно – из-за очень расширенных формулировок «причастности» речь потенциально идет о сотнях тысяч политически активных граждан. «Причастностью» могут посчитать поддержку в интернете или пожертвования, совершенные до того, как организация была запрещена. И хотя «причастность» к такой организации должна быть установлена судом, в законе не оговорен конкретный порядок. Существует опасность, что такими решениями суда будут считаться решения по любому делу – например, достаточным для лишения права будет упоминание имени в фабуле судебного решения о запрете организации или в решениях, принятых не по «экстремистским» статьям, в которых будет упомянуто, что подсудимый поддерживал запрещенную организацию, например, путем устного упоминания ее политических акций, либо принимал участие в ее мероприятиях.

Особенность уголовной статьи за неоднократное нарушение правил участия в массовых акциях, осуждение по которой тоже ведет к запрету на участие в выборах, заключается в том, что вас автоматически осуждают по ней, если в течение года вы набрали три административных штрафа за участие в митингах. При этом административное судопроизводство представляет гораздо меньше защиты для обвиняемых. В декабре 2020 года лишилась пассивного избирательного права одна из самых ярких оппозиционных политиков Москвы Юлия Галямина. Ее также лишили мандата московского муниципального депутата.

После акций в поддержку Алексея Навального в январе — феврале 2021 года были задержаны 17,6 тысяч человек более чем в 125 городах, заведено более девяти тысяч дел об административных правонарушениях, возбуждено 90 уголовных дел. Все эти люди оказываются под угрозой лишения пассивного избирательного права прямо в ходе кампании. Среди них много действующих политиков (преимущественно либералов и коммунистов).

Как показала практика 2020 года, действующему кандидату особенно легко получить протоколы об административном нарушении по митинговым статьям – в условиях эпидемиологических ограничений власти отказываются согласовывать им даже агитационные пикеты. В результате кандидат вынужден либо фактически отказаться от уличной агитации, либо идти на формальное нарушение.

Так, на кандидата в депутаты Чебоксарской гордумы в 2020 году Семена Кочкина и волонтеров его штаба в период избирательной кампании было составлено несколько протоколов по административной митинговой статье. В качестве несогласованных мероприятий признавались агитационные пикеты. На самого Кочкина было заведено четыре административных дела: одно за призыв на встречу, одно за проведение встречи, два за агитационные кубы. Этого было достаточно для возбуждения уголовного дела и последующего осуждения с лишением права избираться (хотя по каким-то причинам правоохранительные органы не стали этого делать).

Последствия принятых ограничений

В результате поэтапного расширения оснований для лишения пассивного избирательного права и благодаря контролю над правоохранительными и судебными органами у российских властей в руках оказался инструмент для произвольного отстранения от выборов практически неограниченного числа граждан. Сегодня число граждан, исключенных из публичной политики на основании закона, превосходит советские показатели. Причем исключены оказались наиболее активные, глобализированные и устремленные в будущее группы россиян.

Сама угроза оказаться под следствием заставляет потенциальных кандидатов либо отказаться от участия в выборах (например, Евгения Ройзмана), либо значительно снизить уровень своих амбиций. Так, Владимир Рыжков и Илья Яшин, которые вполне могли претендовать на мандаты депутатов Госдумы, решили бороться лишь за мандат депутата Московской городской Думы.

Фото: Scanpix