fbpx

Как Сечин снова попытался всех переиграть

Максимилиан Гесс о том, почему «Роснефть» на самом деле не уходит из Венесуэлы

«Роснефть» продала свои венесуэльские активы, а незадолго до этого Минфин США ввел санкции против дочерней компании «Роснефти» Rosneft Trading за ее действия по поддержке венесуэльского режима. Компания осудила действия США как «незаконные», представив их актом преследования. Теперь, когда объявлено об уходе «Роснефти» из Каракаса, встает вопрос, действительно ли американские санкции успешно заставили Россию изменить стратегию в Венесуэле.

За последний месяц значительно возрос риск введения санкций США в отношении непосредственно «Роснефти». В феврале, когда сырая нефть марки Brent еще торговалась за $45-50 за барр., «Роснефть» могла быть уверена, что, несмотря на санкции Минфина США в отношении ее филиала, введение мер против головной компании маловероятно. Поскольку «Роснефть» занимает второе место в мире по добыче нефти, любые подобные действия грозили хаосом на мировом нефтяном рынке. Кроме того, санкции против «Роснефти» также значительно ударили бы по британскому нефтяному гиганту BP и отозвались бы по всему миру, от Иракского Курдистана до Индии и Техаса, т.к. российская компания вовлечена в самые разные совместные предприятия в геологоразведочной и углеводородной отраслях.

Однако ситуация резко изменилась после распада в начале марта картеля ОПЕК+ и последовавшей нефтяной войны между Россией и Саудовской Аравией. Возможно, Россия вполне готова к борьбе за поставки нефти по всему миру и может некоторое время выдерживать рекордно низкие цены. Однако в этих новых условиях США уже далеко не так сильно опасаются резкого роста цен на нефть. Многие предполагают, что действия России частично мотивированы желанием обанкротить американские компании по добыче сланцевой нефти. Это означает, что в Вашингтоне уже раздаются призывы (в том числе от влиятельных экспертов) к ответному удару,

Коллапс мирового спроса на нефть в условиях пандемии COVID-19 также может представить американцам удачный момент, чтобы принять более жесткие меры против «Роснефти», при этом смягчив долгосрочные последствия для рынка. Некоторые сорта венесуэльской нефти продаются по цене ниже $5 за барр., что резко сокращает потенциальные дивиденды «Роснефти» от поддержки режима президента Николаса Мадуро. При этом из-за мирового падения цен на нефть закупщики менее охотно будут идти на риски, связанные с покупкой венесуэльской нефти, учитывая, что против этого открыто предостерегал Вашингтон. При этом США также дали понять, что в условиях мирового кризиса они будут продолжать усиливать санкционное давление на Венесуэлу и Иран, чтобы ускорить смену режимов в этих странах.

Однако предпринятый «Роснефтью» шаг на самом деле вряд ли свидетельствует о смене стратегии компании в Венесуэле. Он – лишь еще один пример расчетливой и креативной стратегии компании.

Имеется множество прецедентов подобных действий «Роснефти»: например, выпуск в 2014 году долговых облигаций, номинированных в рублях, чтобы финансировать выплату долгов в твердой валюте, или «приватизация» «Башнефти» в 2016 году с последующей продажей 19,5% акций самой «Роснефти» — последний маневр удалось осуществить даже после того, как и западные банки, и Пекин отказались от планов по участию в этой сделке. В процессе также удалось создать прочные российско-катарские связи.

Продажа «венесуэльских» активов «Роснефти» — последний пример подобных действий. «Роснефть» получит пакет в 9,6% собственных акций от «Роснефтегаза» — российской компании со 100% государственного капитала, которая до этого владела контрольным пакетом «Роснефти» в 50%+1 акцию. Исполнительный директор и председатель Совета директоров «Роснефти», влиятельный Игорь Сечин, также занимает должность председателя Совета директоров «Роснефтегаза».

По действующим рыночным ценам стоимость передаваемых акций составит около $4 млрд, однако фактически никаких денежных средств передано не будет. Тем не менее, это должно в некотором роде укрепить финансовое положение «Роснефти», поскольку компании более не придется записывать себе в пассив риски ведения бизнеса в Венесуэле. Фактически это является финансовой помощью от государства. Однако удивительно то, что эта своеобразная финансовая помощь не увеличит долю государства в «Роснефти» или выплачиваемые в бюджет дивиденды. Напротив, эта передача акций фактически означает спасение стратегии Сечина в Венесуэле за деньги российских налогоплательщиков, в ходе которого государство потеряет контрольный пакет компании.

Эти 9,6% акций будут находиться во владении филиала «Роснефти», то есть фактически станут собственными акциями компании. В отличие от обычных собственных акций, эти акции по-прежнему будут давать право голоса и дивиденды. Фактически никаких изменений не произойдет, поскольку Сечин контролирует как «Роснефть», так и «Роснефтегаз». Однако, поскольку доля «Роснефтегаза» в капитале «Роснефти» упала до 40,4%, то теперь, если «Роснефтегаз» попадет под санкции, то эти санкции не будут автоматически распространяться на «Роснефть» (согласно «правилу 50%», которым руководствуется Минфин США в применении санкций).

Однако непонятно, окажутся ли в итоге венесуэльские активы у «Роснефтегаза». «Роснефть» отказывается сообщать, какой именно российской государственной компании она продала эти активы. Представители Кремля также не дают комментариев. Это соответствует российскому законодательству, которое позволяет компаниям не раскрывать информацию, если это может привести к росту риска санкций. В итоге венесуэльская «дочка» «Роснефти» может быть передана государственной компании, которая уже используется для деятельности, сопряженной с риском санкций, например связанной с Ираном компании «Промсырьеимпорт».

Оставив венесуэльские активы во владении «Роснефтегаза», Сечин сможет сохранить лицо внутри России. Впрочем, едва ли он сильно об этом беспокоится. Вышеупомянутые сделки Сечина во главе «Роснефти» в прошлом вызывали различные кризисы — например, в 2014 году, когда одна из таких сделок поспособствовала обвалу рубля. Другой пример – арест министра экономики Алексея Улюкаева. При этом, по-видимому, ни Сечин, ни его компания не испытывали никаких негативных последствий.

«Роснефть» объяснила сделку соображениями защиты акционеров, однако единственным действительно важным акционером является сам Сечин. Он едва ли откажется от своих более чем десятилетних усилий по развитию венесуэльских нефтяных активов, учитывая его публичную поддержку режима Мадуро на протяжении многих лет. Несмотря на регулярные предсказания СМИ о возможной российской интервенции в Венесуэлу, на самом деле за последние годы объемы помощи Каракасу со стороны России (и «Роснефти») значительно снизились. С конца 2016 года Москва не объявляла ни о каких новых кредитах Венесуэле. Гораздо дешевле — послать самолет с военными, чтобы попасть в заголовки мировых СМИ и публично продемонстрировать поддержку Мадуро. При этом уровень жизни венесуэльцев резко упал, а за последние пять лет миллионы бежали из страны. Эти тенденции наверняка только усилятся из-за низких цен на нефть. Однако попытка установить при поддержке США новое правительство во главе с Хуаном Гуайдо провалилась, а других альтернатив пока не видно.

Экономический коллапс Каракаса только углубил зависимость режима Мадуро от России, которая готова играть «вдолгую» и приберечь свои венесуэльские активы как важный козырь за столом переговоров о будущем страны. Посольство России в Венесуэле уже попыталось развеять опасения, что это решение приведет к изменениям в деятельности «Роснефти» в стране.

Пока не ясно, как отреагирует Вашингтон. Вскоре после объявления о продаже пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев заявил, что компания ожидает действий США, видимо, имея в виду снятие санкций с Rosneft Trading и еще одной дочерней трейдинговой компании. Леонтьев, известный своими провокационными комментариями, на самом деле, скорее всего, ничего такого не ожидает. Однако этот маневр действительно снижает риск наложения новых санкций на «Роснефть» — некоторые уже провозгласили эту сделку свидетельством успеха американской санкционной политики. Но продажу венесуэльских активов «Роснефти» следует рассматривать лишь как серию бухгалтерских махинаций, направленных именно на такое смягчение американских санкций. Если Вашингтон действительно снимет санкции с Rosneft Trading и TNK Trading, это фактически будет означать вознаграждение за креативный подход к управлению активами, а не реальное изменение в российской политике в отношении поддержки Венесуэлы.

Фото: Scanpix

Максимилиан Гесс

Руководитель отдела политических рисков компании Hawthorn Advisors и научный сотрудник Foreign Policy Research Institute