fbpx

Кому служат цифровые технологии: людям или системе?

Лектор по российской политике в King’s College London

Гульназ Шарафутдинова о том, как огромные инвестиции государства в программу «умный город» и в городскую инфраструктуру приносят значительные политические дивиденды

Современные авторитарные режимы называются современными не только потому, что они пережили или даже «откатили» волну демократизации, которая захлестнула весь мир несколько десятилетий назад, но и потому, что они занимаются модернизацией. К сожалению, зачастую они модернизируют не экономику, а инструменты политической коммуникации или политического давления. В этих сферах значительная часть недавних модернизационных усилий все больше связана с цифровыми технологиями.

Цифровой инструментарий авторитарных государств довольно разнообразен. Цифровые технологии используются как форма политического давления, осуществляемого с помощью контроля над информацией и пропаганды, распространенной не только на телевидении, но и в интернет-СМИ и социальных сетях. Они также используются как инструменты государственного управления, поскольку помогают уменьшать информационные проблемы в управлении, разрешать проблемы с предоставлением услуг и демонстрировать эффективность, прозрачность и даже ответственность государства перед народом. Даже в автократиях цифровые инструменты становятся предпочтительным средством для того, чтобы предоставить людям возможность высказаться, дать им возможность влиять на управление и предоставление услуг, а также обеспечить механизм вовлечения населения в процесс функционирования государственных органов.

Многие средства контроля за информацией, которые используют современные автократы для легитимизации своей власти, известны давно. Пионерами научных исследований этого вопроса были исследователи политической системы СССР, где вопросы пропаганды и идеологии были всегда крайне важны для ее поддержания. Относительно недавно исследования переключились на использование цифровых технологий авторитарными режимами для контроля общественного мнения. Первопроходцами в этой области стали исследователи политической системы Китая. За ними последовали исследования других стран, в том числе России и Казахстана. Большая часть литературы по данной теме посвящена вопросам манипулятивного использования коммуникационных технологий и искусственного формирования общественного мнения. Такие современные средства массовой коммуникации, как телевидение и новостные программы, социальные сети и другие медиа ресурсы, также как и технологии контроля, усиливают возможности авторитарных режимов влиять на общество. Автократии полагаются на СМИ, чтобы контролировать повестку дня, отвлекать внимание общественности от проблемных вопросов, записывать любые успехи себе в заслуги и перекладывать на других вину за провалы.

Литература о манипулятивном использовании коммуникационных технологий недавно пополнилась новыми исследованиями. Цель этих исследований – понять использование авторитарными режимами новых технологий для улучшения взаимодействия государства и общества и улучшения качества государственных услуг. В определенных условиях автократы, как и демократические страны, могут использовать цифровые технологии и онлайн-платформы, чтобы точечно улучшать государственное управление, прозрачность и обратную связь с обществом. Эти тенденции были впервые отмечены в исследованиях политической легитимизации за счет эффективного управления, характерного для Китая. Китайское правительство практикует «консультативное» управление и пытается решать проблемы граждан, особенно когда эти проблемы выражаются посредством «системных» механизмов коммуникации. Средства коммуникации в сети улучшают возможности индивидуального взаимодействия с государством. Онлайн-жалобы, петиции и голосования по различным вопросам часто требуют буквально одного клика. Такое взаимодействие с населением также дает государству возможность демонстрировать обратную связь и качество проделанной работы.

Случаи такой «авторитарной обратной связи», изученные на примере Китая, позволили определить факторы, которые влияют на то, как государственные органы реагируют на проблемы, поднимаемые гражданами. Как правило, правительство реагирует на проблемы административного характера (то есть неполитические вопросы, по сути). Кроме того, обратная связь более вероятна в контексте угрозы коллективных действий, и часто мотивирована карьерными устремлениями чиновников. В некоторых исследованиях также отмечается, что рост обратной связи ассоциируется с модернизацией экономики, которая в свою очередь вызывает еще больший спрос на обратную связь между властью и обществом.

Недавнее исследование проблем устранения дорожных ям в Москве, которое провели Нисан Горгулу, Евгенийс Штейнбукс и я, также было посвящено тому, как власти полагаются на технологии цифровых коммуникаций для улучшения городского управления. С помощью геопространственного анализа на основе больших данных мы изучили электоральный эффект жалоб на дорожные ямы в Москве — крупном мегаполисе с более чем 12-миллионным населением.

Наш анализ позволил обнаружить ряд интересных моментов. Согласно не только сайту мэрии, но и независимым опросам «Левада-центра», многие москвичи активно пользуются цифровыми платформами, созданными муниципальными властями. В 2012–2019 гг. москвичи подали более 200 тысяч жалоб на ямы на портале «Наш Город». Ямы на российских дорогах в основном возникают в весенние месяцы, когда резкие перепады температур и таяние льда разрушают дорожное покрытие. Поэтому больше всего жалоб приходится на апрель, май и июнь. Муниципальные власти реагируют быстро — более половины всех жалоб разрешаются в течение восьми дней (как того требует Постановление Правительства Москвы №762-ПП). Наши расчеты показывают, что более 80% всех жалоб на ямы разрешаются в течение двух недель. Все жалобы отображаются на портале вместе с ответом соответствующего городского ведомства, которое отвечает за указанную дорогу. Ответ чаще всего публикуется в форме отчета о разрешении проблемы. В основном эти отчеты соответствуют действительности. Единичные попытки представить фотошоп вместо результатов получили широкую огласку и привели к увольнению чиновников.

Мэр Москвы Сергей Собянин получает значительные политические дивиденды от вовлечения москвичей в работу с цифровым порталом. Анализ данных по двум мэрским выборам за 2013 и 2018 год показывает, что чем больше сообщалось о ямах в том или ином муниципальном районе Москвы, тем больше голосов получил в этом районе действующий мэр и тем более уверенно он победил оппонентов. Стратегия привлечения жителей к управлению городом, похоже, работает. Огромные инвестиции городских властей в программу «умный город» и в городскую инфраструктуру приносят значительные политические дивиденды. Мы выдвигаем гипотезу, что эти политические дивиденды обусловлены тем, что городские власти действительно создали систему быстрого реагирования на жалобы, которая позволяет продемонстрировать обратную связь по вопросам конкретных претензий граждан. Кроме того, быстрое латание ям замечают не только подавшие жалобы жители, но и сотни, а возможно и тысячи других пешеходов и автомобилистов в Москве, которые замечают улучшения на своем пути. Таким образом, в данном случае цифровой портал помогает московским властям быстро выявлять проблемы и разрешать их.

Безусловно, Москва — уникальный для России город по своему экономическому, финансовому и политическому значению. Как отмечала эксперт по российским регионам Наталья Зубаревич, «Москва не просто богата, а неприлично богата!».  Бюджет Москвы составляет около пятой части суммы бюджетов всех остальных российских регионов. Город делает огромные вложения в транспортную инфраструктуру и городское благоустройство – и дорожные ямы это лишь один из аспектов городской жизни с организованной обратной связью между муниципальными властями и жителями города. Портал «Наш Город» собирает отзывы жителей Москвы по вопросам жилья, дворов и многим другим темам, касающимся жизни города. Однако финансовая обеспеченность и управленческие возможности Москвы несопоставимы с остальной Россией. Поэтому вопрос возможного воспроизводства московского опыта использования цифровых технологий в других российских городах не очень прост.

Имеются и другие свидетельства того, что российские власти стремятся использовать цифровые платформы для краудсорсинга информации и, видимо, стремятся получить от цифровизации политические дивиденды. Похожее исследование портала «Наш Петербург», запущенного в 2014 году, показало, что введение этого нового механизма вовлечения горожан привело к улучшению управления и оказания услуг. Авторы исследования говорят об электронных «островках эффективности», которые могут возникать после первоначального институционального сопротивления изменениям, вызванным введением новых платформ для взаимодействия с гражданами.

В декабре 2020 года власти создали во всех субъектах РФ Центры управления регионами (ЦУР), заявленная цель которых — сбор жалоб граждан и своевременное реагирование на них. Хотя повторить успех Санкт-Петербурга и Москвы может оказаться не так и легко, можно ожидать, что опыт «электронного правительства», полученный в них, будут пытаться применить и в других городах России с высоким уровнем человеческого капитала и хорошо отлаженными бюрократическими структурами, в особенности если за этими инициативами будет стоять политическая воля и поддержка руководства.

Фото: Scanpix