fbpx

Кто голосовал против поправок?

+ posts

Cоциолог, политолог. Социолог Левада-Центра. Специалист в области политических наук.

Степан Гончаров анализирует взгляды россиян, выступавших против принятия поправок

Исследования общественного мнения, которые на протяжении последних месяцев проводил «Левада-центр» и другие социологи, фиксировали значительное число противников голосования по внесению поправок в Конституцию: в марте их число составляло 34%, в апреле – 31%, в мае – 32%. Но не все из них собирались принимать участие в голосовании: начиная с марта голосовать против собирались лишь около 17% россиян, а на момент последнего опроса, который выпал на середину предварительного голосования, – 18%. Причины неучастия противников в голосовании достаточно очевидны: уверенность, что они не могут повлиять на ход событий. В этом отношении этот плебисцит не отличается от федеральных выборов последних лет, включая выборы президента России 2018 года. Именно это обеспечило властям достаточно спокойную победу: даже электоральный статистик Сергей Шпилькин оценивает реальную долю голосования «за» поправки в 65%. То есть фальсификации сильно скорректировали итоги голосования, но не определили его итог.

Число противников принятия поправок можно грубо оценить в треть от всего взрослого населения страны. Одним из самых характерных индикаторов, определяющих отношение к поправкам, является возраст. Определить точную границу невозможно, но понятно, что разлом проходит между теми, чья молодость прошла в XXI веке, и старшими поколениями россиян. Символы нынешней власти обрели окончательное оформление не так давно. Они обращены в советское и, несколько реже, в дореволюционное прошлое страны: это рост территории в царское время, победа в Великой отечественной войне, статус империи XX века. Россиянам, родившимся в конце XX века, эта риторика кажется все более далекой и чуждой.

График 1. % россиян, готовых принять участие в выборах (июнь 2020 г.)

Молодежь в числе самых недовольных

С самого начала было очевидно, что ключевая поправка – это «обнуление» сроков Владимира Путина. Исследование «Левада-центра» показывает очень существенную корреляцию между неприятием поправки об «обнулении» и негативным отношением ко всему пакету поправок. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков объявил итоги голосования «триумфальным референдумом о доверии президенту Путину». Однако триумфом можно считать только результаты среди старшего поколения. Среди 18-39-летних россиян позиция «за поправки» не получила единогласного одобрения, а победу реформе принесло в первую очередь старшее поколение.

Существует несомненная связь между одобрением или неодобрением поправок и отношением к положению дел в стране: среди тех, кто их не одобряет, 76% считают, что события в стране развиваются неправильным курсом. Долгосрочные данные исследований «Левада-центра» в течение последних лет фиксировали увеличивающийся рост недовольства среди молодых людей. Последний опрос, проведенный в июне, показывает, что большинство молодых россиян (до 30 лет) считают неверным направление, по которому развивается ситуация в стране (59%), а среди старшего поколения (65+) недовольных респондентов всего 15%.

График 2. % респондентов, согласных с утверждением «Дела в стране идут в правильном направлении» (агрегированные данные по годам)

Молодежь – это, пожалуй, самая неоднозначная группа противников голосования. Говоря о мнениях молодежи, важно понимать, что мы выделяем не просто диапазон дат рождения. Поколенческая разница определяется в большей степени не возрастом, а институтами и культурным фоном взросления и становления. Долгое время молодежь вообще нельзя было отнести к протестному слою: доля сторонников власти среди молодых традиционно была выше, чем у старшего поколения. Отношение к молодежи как к политически активной группе появилось в 2017 году во время митингов Навального. Объявление пенсионной реформы в 2018 году впервые и несколько неожиданно подняло протестные ожидания в обществе, но уровень протестных настроений среди тех, кому еще не исполнилось тридцати, был тогда несколько ниже среднероссийского, что можно объяснить тем, что в среде молодых людей о пенсии задумываются меньше, чем в зрелом возрасте.

Однако протесты имеют под собой и другое важное основание (см. отношение к московским митингам летом 2019 года). Россияне видят мотивы протеста не только в требовании отменить грядущие изменения, но и в общем недовольстве ситуацией в стране. В конечном счете это ослабляет доверие к власти во всех возрастных группах. Параллельно укрепляется ощущение, что власть перестала воспринимать молодежь в качестве своих сторонников. Нынешняя власть построена на идеалах, которые игнорируют ценности, привлекательные для значительной части молодежи, – ориентацию на личный успех и самореализацию.

В марте 2020 года мы задавали респондентам вопрос: «Чем вам не нравится Владимир Путин?». Молодые люди чаще считали, что он «не пользуется уважением окружающих респондента людей, не способен вести за собой людей» (17%). В других возрастных группах такого мнения придерживались всего 7-9% опрошенных. Возрастная разница превращается в политическую дистанцию: нынешний президент теряет свою популярность лидера мнений среди не только школьников и студентов, о которых было модно говорить во время протестов 2017-2018 гг., но и среди тридцатилетних, а значит, совсем скоро возрастные рамки, в которых сильно разочарование президентом, могут стать еще шире. Потенциально это недовольство может нести протестный заряд. Долгосрочный тренд протестных настроений «Левада-центра» указывает на то, что уже два года четверть опрошенных готова принять участие в протестах против падения уровня жизни. Последнее исследование, проведенное в мае, обнаруживает большую готовность к протесту именно среди молодежи – 36%. При этом еще в марте этот показатель находился на отметке в 26% (здесь нужно отметить, что исследование в мае проводилось методом телефонного интервью, поэтому сравнивать с предыдущей динамикой следует аккуратно. Однако разница в 10 процентных пунктов по сравнению с мартом среди молодых респондентов достаточно существенна, чтобы обратить на нее внимание).

Доверие и страхи

Молодежь не единственная социально-демографическая группа, которая склонна относиться к поправкам негативно. Ожидаемо более скептично к ним относятся респонденты с более высоким достатком, с высшим образованием, занимающие более высокое профессиональное положение и живущие в крупных городах. Однако отличия невелики: эти группы были готовы голосовать против поправок на 5-8 процентных пунктов чаще, чем в среднем по стране. Социально-демографические параметры в России в гораздо меньшей степени способны предсказать политическое поведение граждан, чем, например, в западных странах. Большее значение имеют установки и социальные ожидания.

Исследование, проведенное еще в марте 2020 года, указывает на очень низкий уровень доверия государственным источникам информации среди противников принятия поправок и на растущие ожидания усиления политического давления со стороны властей. Возьмем возрастной интервал 18-39 лет, в границах которого 90% россиян пользуются интернетом ежедневно. Таким образом мы исключим возможность влияния фактора возраста на ответы респондентов. Противники поправок существенно реже доверяют телевидению (23%), частично компенсируя этот отказ использованием других форм получения новостной информации (социальные сети, лично знакомые люди). Сторонники поправок даже в молодом возрасте (до 40 лет) доверяют телевидению ощутимо больше, чем другим источникам информации (53%).

График 3. Каким источникам информации вы более всего доверяете в освещении новостей в стране и мире? (% респондентов, март 2020 г.)

Неодобрительное отношение к поправкам связано со страхом еще большего «закручивания гаек». В марте 2020 года 36% противников и 15% сторонников принятия поправок испытывали сильный страх произвола властей и беззакония, а возврата к массовым репрессиям опасались 28% и 17% соответственно. Примечательно, что лидер ЛДПР Владимир Жириновский во время своей речи в защиту арестованного губернатора Хабаровского края Сергея Фургала связал принятие поправок и усиление политического давления: «Вам Конституция была нужна, мы вам дали Конституцию. А вы нам наручники на руки надеваете!». Контекст его речи подразумевал, что публичная поддержка поправок должна была бы обеспечить защиту от преследования, но власть лишь почувствовала себя более безнаказанной. Вероятно, именно ораторский опыт лидера ЛДПР подсказал ему выбрать такую риторику для своего выступления и приведенные параллели со сталинскими «воронками» могли в большей степени воздействовать именно на противников принятия поправок.

Исследование июня этого года указывает на то, что опасения политических изменений дополнены ощущением снижения уровня жизни, которое произошло за последние несколько месяцев кризиса, усугубленного пандемией. Больше половины противников принятия поправок отметили ухудшение материального достатка своих семей за весенние месяцы (61%). Среди сторонников этот показатель значительно ниже – 25%. Речь идет о субъективной оценке материального положения, и эти цифры вовсе не означают больший достаток в среде сторонников поправок. Наоборот, их доход ниже: в июне месячный доход выше 50 тысяч рублей имели 28% противников принятия поправок и всего 20% сторонников. Это обусловлено особенностями социального положения сторонников поправок. Пенсионеры, составляющие практически половину сторонников поправок (44%), меньше других столкнулись с сокращением дохода и потерей работы. Их субъективный уровень потребления остался на том же уровне. Более обеспеченные респонденты не только острее чувствуют происходящие изменения, но и сильнее опасаются за будущее. Изменения, вызванные в том числе эпидемией и затяжным снижением реальных доходов, являются дополнительной причиной негативного отношения к действиям власти.

Одной из «точек сборки» нынешней власти является прикрепление ярлыка «смутного времени» к 1990-м гг. В складывающемся мифе появления современной России 1990-е гг. играют роль первоначального хаоса и противопоставлены имперскому величию. Конец XX века в России можно считать скорее «лихим» временем или свободным, и отношение к этому периоду может быть связано с восприятием последних событий. В марте «Левада-центр» задал несколько вопросов об отношении к этому времени. Восприятие прошлого можно разделить на два плана: общий, в котором доминирует официальный миф об опасности этого времени для истории страны; и частный, обусловленный представлениями об отдельных бытовых сторонах жизни. На общем плане преобладает негативное отношение к 90-м гг. как среди сторонников, так и среди противников поправок. Однако респонденты из числа противников поправок чаще считают, что сейчас стало труднее организовывать свою жизнь: зарабатывать деньги, заниматься бизнесом, содержать семью и покупать жилье. Отношение к будущему и прошлому связано с тем, как респонденты воспринимают нынешние события. Различия можно было бы ожидать между теми, кто жил в то время, и теми, кто узнавал о нем из медиа и рассказов родителей. Однако исследование не обнаруживает значительных возрастных различий в отношении к событиям тридцатилетней давности: молодые люди немного лучше относятся к этому времени. Можно предположить, что именно недовольство сегодняшними событиями влияет на то, что россияне начинают искать положительные стороны в недавнем прошлом.

График 4. По сравнению с 90-ми стало труднее… (% респондентов, март 2020 г.)

Итог голосования определила мобилизация тех, кто обычно голосует: россияне среднего и старшего возраста (от 40 лет); пенсионеры, рабочие и неработающие – категории населения, в большей мере зависимые от государства; жители малых, средних городов и сельской местности: в этих группах в наибольшей степени выросло число сторонников внесения изменений в Конституцию по сравнению с мартовским исследованием «Левада-центра». Противники поправок более разнородны по своему составу, их объединяет возмущение по поводу обнуления президентских сроков Владимира Путина. Принятые поправки задевают и молодежь, и часть обеспеченных граждан, и тех, кто боится ухудшения политической и экономической ситуации в стране.

Даже несмотря на, казалось бы, убедительные итоги голосования, напряжение в стране заметно нарастает. Об этом свидетельствует рост протестных настроений среди молодежи и в отдельных регионах.

Фото: Scanpix