fbpx

Нагорный Карабах: победители и побежденные

+ posts

Политический аналитик, кандидат политических наук. Координатор "Московского политического клуба", обозреватель "Росбалта" и колумнист Deutsche Welle.

Иван Преображенский об итогах второй карабахской войны

В любой войне проигравших оказывается больше, чем победителей. Особенно редко бывают «народы победители», хотя правителям выгодно настаивать именно на такой формулировке. Вторая карабахская война, похоже, не будет исключением из этого правила.

Заявление, а не соглашение

Никаких «юридически обязывающих» документов, как принято это называть у дипломатов, Азербайджан, Армения и Россия не подписали. Речь идет лишь о совместном заявлении, подписанном в ходе видеоконференции. На каждом документе стоит всего одна подпись. Это не соглашение о перемирии и не мирный договор, а скорее декларация о намерениях.

При этом никто не может гарантировать, что все три лидера подписали один и тот же текст. У документа нет согласованных переводов на национальные языки и, судя по всему, даже на английский (составлен документ, вероятно, на русском).

Российские спецназовцы уже высадились в Армении, они будут самым серьезным аргументом для соблюдения условий, обозначенных в подписанном заявлении. Но это в краткосрочной перспективе, а в среднесрочной любая из сторон может нарушить эти договоренности или заявить, что понимает их по-своему. Особенно Турция, которая, как и власти самопровозглашенной Нагорно-карабахской республики, вообще ничего не подписывала.

Этот процесс уже начал Ильхам Алиев, сразу после подписания документа заявив об участии Турции в деятельности миротворческой миссии. И не важно, будут ли в итоге турецкие военные в Нагорном Карабахе, появятся ли они на трансграничном коридоре на юге Армении или же обещания Алиева останутся пустой декларацией лояльности Эрдогану. Главное, что одна из сторон военного конфликта уже начала толковать только что подписанный текст заявления по-своему.

Что остановило Алиева?

Но почему азербайджанская армия, взявшая 7 ноября историческую столицу региона Шушу, не продолжила наступление на нынешнюю столицу Нагорного Карабаха Степанакерт (азербайджанское название Ханкенди)? Существует несколько факторов, повлиявших на решение Алиева.

Во-первых, это российский вертолет Ми-24, сбитый азербайджанскими силами над территорией Армении. Погибло два человека, третий член экипажа выжил. Это немотивированное нападение произошло настолько вовремя, что многие даже стали строить конспирологические гипотезы. В соответствии с Договором о коллективной безопасности, это происшествие давало России право вмешаться в конфликт на стороне Армении и потребовать того же от остальных членов ОДКБ. Эта информация наверняка была доведена до сведения Алиева. Впрочем, он и сам, скорее всего, прекрасно понимал значение случившегося.

Во-вторых, захватив Степанакерт (то есть фактически зачистив Нагорный Карабах от армянского населения), Азербайджан и Турция теряли шансы проложить по «плану Гобла» транзитную магистраль из Нахичевани до Баку через территорию Армении.

В-третьих, захватив полностью Нагорный Карабах, Ильхам Алиев рисковал столкнуться с проблемой массовых этнических чисток. Это бы сильно ухудшило его имидж на Западе и увеличило риск прямого вмешательства условного «международного сообщества» в конфликт (например, посредством санкций).

Кроме того, перед Азербайджаном уже сейчас стоит амбициозная задача по возвращению десятков тысяч беженцев в освобожденные от оккупации районы. Это требует гигантских инвестиций, поскольку все жилье и инфраструктура там разрушены. Взятие Степанакерта потребовало бы решать эту проблему немедленно. Подписанное заявление предполагает, что заниматься этим в итоге будет Верховный комиссариат ООН по делам беженцев, известный своей неспешностью и забюрократизированностью. Только на составление предварительных списков переселяемых уйдут месяцы, а то и годы. И на все возмущенные претензии своих сограждан власти Азербайджана смогут отвечать, что этот вопрос регулируется ООН.

То есть для Ильхама Алиева и экономики Азербайджана нынешний вариант является оптимальным. Особенно с учетом падения цен на главный экспортный товар — энергоносители.

Все идет по плану

Подписанное тремя лидерами заявление представляет собой микс из двух основных планов карабахского урегулирования – «плана Гобла» и «плана Лаврова». Однако силой оружия Азербайджану удалось получить дополнительные преимущества.

В отличие от предложений Кремля, Баку получает контроль не над пятью, а над всеми семью оккупированными районами, не отдает занятую в 1990-е гг. часть Нагорного Карабаха, а также приобретает еще и историческую столицу региона — Шушу, которая имеет для обоих народов большое символическое значение.

«План Гобла» предусматривал обмен территориями. Этого в итоге не произойдет. Но при этом Азербайджану обеспечивается транзитный коридор в Нахичевань, а значит и в Турцию. Правда, под российским контролем.

Если на оставшейся за армянами части Нагорного Карабаха начнут постепенно расселяться азербайджанские беженцы, то его будущая «азербайджанизация» неизбежна. Армян просто выдавят (некоторые наверняка уже сейчас не вернутся из эвакуации из Армении).

Проигравшим в этой войне можно назвать в том числе и народ Азербайджана. Им управляет второе поколение семьи Алиевых, а теперь страна близка к превращению в наследственную монархию – даже если Ильхам Алиев и сохранит формальные выборы президента.

Текущий исход войны выгоден и Эрдогану в его борьбе со внутренней оппозицией. Роль Турции на Кавказе заметно возрастает и это соответствует имперским амбициям ее правящего класса (хотя, возможно, зависимость Алиева от Турции возросла вовсе не так, как хотелось бы официальной Анкаре).

Россия — победитель или проигравший?

Если руководствоваться логикой внешней политики Владимира Путина, то Кремль также добился больших успехов. Он будет полностью, а не частично, как раньше, контролировать армяно-иранскую границу, вдоль которой пройдет «коридор» в Нахичевань. Российские миротворцы будут на территории самопровозглашенного Нагорного Карабаха и собственно Азербайджана.

Теперь Москва — гарант безопасности для обоих государств, чего Кремль и раньше добивался, продавая оружие сразу двум странам.

Риск гибели миротворцев, финансовые расходы на содержание военного контингента, потеря симпатий со стороны значительной части армян — все это для Владимира Путина, похоже, не имеет большого значения. Но, возможно, он бы и был рад иначе завершить этот конфликт, но у России просто не хватило для этого влияния и ресурсов.

Так что получается, что тактически Кремль выиграл. Но с точки зрения долгосрочных интересов России, а не лично Владимир Путина, это скорее проигрыш. Долгосрочной стабильности на Южном Кавказе добиться не удалось. Армения ослаблена и подчинена, но получила мощный стимул со временем превратиться в недружественное России государство.

Фото: Scanpix