fbpx

Не языком едины

Изабелла Табаровски о политических предпочтениях русскоязычных израильтян

Русскоговорящие жители Израиля составляют 15% населения и являются самым многочисленным из еврейских меньшинств страны. Казалось бы, благодаря своему размеру эта группа должна быть важной политической силой. Когда-то русскоговорящих израильтян даже называли «создателями королей» израильской политики. Но так ли дело обстоит сегодня? Каким политическим влиянием обладает эта группа? Как она проголосовала на недавних выборах в Израиле и как это соотносится с долгосрочными прогнозами?

За последние тридцать лет из Советского Союза и постсоветских государств в Израиль эмигрировало примерно 1 090 000 человек. Сегодня в стране проживает около 900 тысяч русскоговорящих израильтян: примерно треть из них приехали из России, треть – из Украины, а остальные прибыли из прочих уголков советской империи – начиная с Центральной Азии и Кавказа и заканчивая Беларусью, Молдовой и странами Балтии.

Не только в этом отношении «русские» в Израиле далеки от единообразия. Исследования их социально-религиозной самоидентификации показывают, что 50-60% русскоязычных израильтян считают себя «светскими», что ставит их в один ряд с большинством израильского общества. 23-32% причисляют себя к одной из трех базовых категорий тех, кто в какой-либо степени соблюдает иудаизм, а 12-17% считают себя атеистами.

Эти факторы влияют на электоральные предпочтения русскоговорящих израильтян. Помимо этого, то, как они голосуют, зависит от того, успешны ли они и где проживают – в центре страны или на периферии. Однако наибольшее значение в этом плане имеет то, в каком возрасте они иммигрировали. Русскоязычные иммигранты, прибывшие в Израиль в конце 1980-х – 1990-х гг., будучи уже взрослыми, – это «поколение 1.0», которое в среднем склонно голосовать за более правые силы чем израильтяне, родившиеся в этой стране. По словам независимого политолога Юрия Тепера, это является результатом «прививки от социализма».

Те, кто приехал в подростковом возрасте, т. е. «поколение 1.5», в настоящее время уже хорошо интегрировались и с большей вероятностью проголосуют за центристские партии (хотя, по мнению Тепера, «поколение 1.5» все-таки может быть правее основной массы израильского общества, по крайней мере в экономической сфере). Приехавшие в Израиль в детстве или здесь родившиеся, т. е. «поколение 2.0», совсем незначительно отличаются от коренных не русскоговорящих израильтян. «Чем они моложе и чем прочнее их положение, тем больше вероятность того, что они будут голосовать за центристские партии», – считает Тепер.

На практике одним из последствий разнообразия русскоязычных израильтян является то, что, несмотря на значительный избирательный потенциал, составляющий 16–17 мандатов из 120, они голосуют по-разному. Это означает, что практически все политические партии, от левоцентристских до правоцентристских, так или иначе пытаются привлечь русскоговорящих избирателей, подчеркивая свою готовность решать проблемы этой группы.

Однако непонятно, в чем именно заключаются эти проблемы. Русскоязычные израильтяне даже не могут договориться о том, хотят ли они вообще, чтобы их воспринимали как особую группу населения. Профессор Зеэв Ханин, социолог, специализирующийся на изучении русскоязычных израильтян, преподаватель политических наук и иудаики в университетах Ариель и Бар-Илан, рассказал мне при недавней встрече в Израиле, что 30-50% этой группы считает, что они должны поддерживать русскоязычных политиков, т. е. «своих». Однако 70% считает, что интересы русскоговорящих совпадают с интересами израильтян в целом, хотя в них и присутствует некая специфика. За последние пятнадцать лет число считающих так только растет.

На защиту интересов русскоговорящих израильтян традиционно претендует правая партия Авигдора Либермана «Исраэль бейтену» («Наш дом Израиль»). В 2009 году она получила пятнадцать мандатов, что сделало ее третьей по величине среди парламентских партий. Однако ее влияние постепенно снижается. В 2015 году партия получила только шесть мандатов. Накануне выборов 2019 года прогнозы для этой партии колебались около избирательного порога в четыре мандата, иногда она даже полностью исчезала из списков, и в итоге получила лишь пять мандатов, что стало самым низким показателем для этой партии за последнее десятилетие.

По словам Тепера, пытаясь усилить поддержку среди традиционного для нее русскоязычного электората, партия дополнила свой жесткий посыл о национальной безопасности, направленный на общеизраильский электорат, «политикой идентичности», нацеленной конкретно на русскоговорящих израильтян. Партия предлагала повышение статуса русскоговорящих израильтян и повышение осведомленности о вкладе этой группы в создание Государства Израиль, в экономический успех страны и особенно в развитие важнейшего для Израиля сектора высоких технологий. В свете результатов выборов очевидно, что этот посыл не нашел отклика среди русскоязычных израильтян и, по словам Теппера, вряд ли он будет очень популярен в будущем.

Лахав Харков, главный редактор газеты Jerusalem Post и ведущий аналитик по Кнессету и израильской политике, подтвердила эту точку зрения во время нашей недавней встречи в Иерусалиме. «Похоже, что люди отошли от “Исраэль бейтену”, так как многие из них действительно не считают, что им нужно что-то особенное только потому, что они русскоговорящие, – сказала она. – Прошло более двадцати пяти лет со времени большой «русской» алии. Те, кто родились в Израиле или приехали  сюда маленькими детьми, уж точно очень хорошо интегрированы в общество».

Правоцентристский «Ликуд» – еще одна партия, которая традиционно привлекает русскоговорящих израильтян. Одним из лидеров партии, наряду с ее главой, премьер-министром Биньямином Нетаньяху, является Йоэль Эдельштейн, спикер Кнессета с 2013 года, в прошлом –известный отказник. Номер двенадцать в партийном списке – Зеэв Элькин, иммигрант из Харькова, в настоящее время министр по делам Иерусалима и министр охраны окружающей среды. «Они являются классическим примером того, какими многим хочется видеть русскоговорящих израильтян: хорошо  интегрированными в общество и мыслящими как уроженцы Израиля», – говорит профессор Ханин.

В нескольких последних электоральных циклах «Ликуд» набирал 3-4 мандата из общих 27-30 благодаря поддержке русскоговорящих израильтян.  По словам профессора Ханина, это достаточно много, чтобы решить будет партия правящей, либо оппозиционной. Интересно, что хотя на выборах 2019 года «Ликуд» добавил к своим предыдущим 30 еще шесть мандатов, поддержка русскоязычных израильтян осталась неизменной: по данным Ханина, она составила те же четыре мандата, что и в прошлом.

Для более мелких партий поддержка русскоговорящих граждан может иметь решающее значение в преодолении избирательного порога. Согласно данным профессора Ханина, один мандат, который русскоговорящие обеспечили правоцентристской «Кулану» в недавнем избирательном цикле, помогло этой партии преодолеть избирательный порог. Ту же роль сыграли полмандата из четырех, обеспеченные русскоговорящими избирателями левоцентристской партии «Мерец», и примерно один из шести мандатов, полученных левоцентристской партией «Авода». Голоса избирателей-иммигрантов из Центральной Азии и Грузии стабильно дают примерно полтора мандата в парламенте ультраортодоксальной партии «Шас», что было немаловажным в предыдущих избирательных циклах. (На последних выборах «Шас» получил восемь мандатов, что намного превышает избирательный порог).

В то время как «Наш дом Израиль» продолжал терять голоса русскоязычных израильтян, а поддержка «Ликуду» осталась на том же уровне, что и раньше, эта группа избирателей обеспечила два мандата новой центристской партии «Кахоль Лаван» («Сине-белые»), которая в конечном итоге получила тридцать пять мандатов, заняв второе место после «Ликуда».  Остальную часть голосов русскоязычного населения поделили между собой небольшие партии, включая те, которые не преодолели электоральный барьер. По данным профессора Ханина, явка избирателей, которая в этой группе оказалась ниже средней, обернется потерей двух-двух с половиной мандатов: в новом Кнессете она будет представлена 14 местами.

Подводя итоги, можно заключить, что примерно треть русскоязычных израильтян отдала свои голоса партии, однозначно заявившей, что она представляет их интересы. Остальные отдали предпочтение разным партиям с различными программами общенационального характера.

Если русскоязычные израильтяне и имеют свои специфические проблемы, то многие из них уходят корнями в первые годы иммиграции. Самая актуальная из этих проблем связана с пенсиями. Многие иммигранты, прибывшие в Израиль уже взрослыми, потеряли свои пенсии, заработанные в бывшем СССР, и не смогли проработать достаточно долго, чтобы сделать сбережения или заработать пенсию в Израиле. Поэтому реформа пенсионной системы Израиля вызывает у них особый интерес.

Еще одним вопросом, вызывающим резонанс в этой группе, является ограничение контроля над общественной и частной жизнью израильтян со стороны религиозного  истеблишмента. Среди предлагаемых изменений можно назвать введение гражданских браков, работу магазинов и общественного транспорта по субботам, которые по религиозным правилам являются днями отдыха. Однако, многие из этих проблем, которые, безусловно, особенно сильно повлияли на жизнь русскоговорящих иммигрантов, имеют большое значение также и для коренных израильтян.

На фоне очевидно близких отношений между Нетаньяху и российским президентом Владимиром Путиным, являющихся в значительной степени производной от присутствия России в Сирии и необходимости проведения переговоров во избежание случайных столкновений между израильской и российской военной авиацией, российские чиновники, включая и самого Путина, периодически пытаются публично «заигрывать» с русскоговорящими израильтянами. Россия рассматривает их как «соотечественников» – собирательный термин, охватывающий всех, начиная от граждан Российской Федерации до жителей любой точки мира, чья родословная хоть как-то связана с Россией. В последние годы Россия активно «обхаживает» «соотечественников» за рубежом в надежде превратить их в носителей пророссийской точки зрения.

В связи с этим у многих возникает вопрос: есть ли вероятность того, что русскоязычные израильтяне могут стать «инфлюенсерами» России в Израиле, особенно во время выборов? Профессор Ханин отвергает эту возможность: «Если русскоязычные израильтяне не в состоянии составить собственное «лобби» в Израиле, то что говорить о пророссийском лобби». Об этом говорят и цифры – по его словам, семь-восемь лет назад число сторонников смены вектора стратегического партнерства с Вашингтона на Москву среди этой группы составляло 10%. Сегодня это число составляет 5%, т.е. находится на уровне статистической погрешности. Важным фактором, влияющим на устойчивость этой группы к прокремлевским настроениям, является опыт жизни евреев в Советском Союзе. Многие хранят воспоминания о государственном антисемитизме, что еще больше уменьшает вероятность того, что эта группа бросится в открытые объятия Кремля.

В большом израильском «плавильном котле» русскоговорящие израильтяне все чаще видят себя не как русскоязычных иммигрантов, а просто как израильтян. «Израиль мультикультурен, – говорит Лахав Харков. – Когда русский балет приезжает в Израиль, всегда аншлаг, но «русские» израильтяне – это все-таки часть нашего общества в целом. На данный момент у них нет особых политических потребностей». Еще меньше вероятность того, что следующее поколение иммигрантов сохранит свою русскоязычную идентичность. В политическом отношении потомки 170 тысяч советских эмигрантов, прибывших в Израиль в 1970-е годы, сегодня ничем не отличаются от остального израильского населения.

Парадокс пресловутой политической силы русскоязычных израильтян заключается в том, что, несмотря на большую численность этой группы, она сама не воспринимает себя как отдельный блок со специфическими интересами. Сегодня их голоса распределены между практически всеми партиями, формирующими политический ландшафт страны. Разброс результатов голосования русскоговорящих израильтян идет вразрез с общепринятым мнением о том, что им особенно близки крайне правые политические взгляды. Скорее всего, в ближайшем будущем избирательная сила этой группы будет и дальше размываться.

Версия этой статьи была опубликована ранее на аглийском языке на The Russia File 

Photo: Scanpix