fbpx

«Ответственность» в диалоге российского президента и гражданина

Олеся Захарова о концепциях ответственности Владимира Путина и Егора Жукова

Одним из значимых событий декабря 2019 года, а возможно, и всего года, стало выступление студента НИУ ВШЭ Егора Жукова перед вынесением ему приговора (напомним, Жукова задержали после акции 27 июля 2019 года в Москве. Первоначально его обвинили в «участиях в массовых беспорядках», но затем дело переквалифицировали на «призывы к экстремизму). Значимость его речи обусловлена как минимум двумя обстоятельствами.

Во-первых, речь Жукова в буквальном смысле всколыхнула российское публичное пространство. Помимо того, что его выступление первые несколько дней не сходило с новостной ленты Facebook и его прокомментировали практически все ведущие эксперты, его содержание также стало известно и Владимиру Путину. Сначала слова Жукова об ответственности и любви процитировал на заседании членов СПЧ под председательством президента Александр Сокуров, затем Николай Сванидзе предложил Путину распорядиться, «чтобы ему положили на стол текст его [Жукова] последнего слова в суде». Позднее Песков сообщил, что содержание выступления Жукова обязательно будет передано президенту.

Во-вторых, особенностью последнего слова Жукова стало его обращение к теме ответственности. Дело в том, что долгое время своеобразную «монополию» на данный концепт держал Владимир Путин, часто апеллируя к «гражданской ответственности» в поисках поддержки своего политического курса. Как ни странно, представители гражданского общества лишь изредка затрагивали эту тему. Жуков со своей речью внедряется в дискурсивное поле власти, нарушая ее гегемонию, и предлагает альтернативную интерпретацию концепта «ответственности».

Ответственность и патриотизм

Концепт «ответственность» стал одним из излюбленных приемов в дискурсе Путина приблизительно с 2012 года.

В послании 2013 года глава государства провозгласил чувство ответственности за страну «лейтмотивом, нервом и стержнем Конституции РФ, призывом к каждому из нас». «Подход концентрированного выражения ответственности» был объявлен девизом на 2014 год.

Философская энциклопедия определяет ответственность  как «отношение зависимости человека от чего-то, что воспринимается им в качестве определяющего основания для принятия решений и совершения действий». Ответственность также предполагает обязанность субъекта отвечать за совершенные поступки и их последствия.

Поэтому важно понять, о чьей ответственности, за что и перед кем идет речь.

Свое понимание «ответственности» Путин представил в первом же послании после возвращения в президентское кресло в 2012 году. Он объявил, что «общенародная ответственность за Родину перед нынешними и будущими поколениями провозглашается как фундаментальный принцип российской государственности». Впоследствии он называет ее «гражданской ответственностью» и фактически приравнивает к патриотизму, то есть «служению обществу и стране».

В интерпретации президента ответственным субъектом предстает в первую очередь гражданин (или народ), который ответственен за свою страну. При этом ответственный гражданин обязательно должен соотносить свои интересы «с устремлениями всего народа и интересами государства».

В послании 2016 года ответственность значится как «особенность нашей культуры», как одно из качеств, которое ценит российское общество, наряду с «высокой нравственностью, заботой об общественных интересах и готовностью слышать других и уважать их мнение».

В глазах президента такая ответственность «всех наших граждан» – чрезвычайно важное качество, так как от него зависит буквально «будущее страны».

Об ответственности государства президент говорит довольно редко и, как правило, обязательно в контексте взаимной ответственности власти и общества. Как, например, в послании 2013 года: «Смысл конституционной нормы о социальном государстве – именно во взаимной ответственности государства, общества, бизнеса, каждого гражданина».

При этом ответственность государства преимущественно сводится к тому, чтобы быть «ответственной державой», то есть выступать гарантом «глобальной и региональной стабильности», «последовательно отстаивать свои ценностные подходы», «в том числе в международных отношениях» (послание 2013 года). В этом, по словам Путина, заключается «историческая ответственность» России.

Во взаимоотношениях с гражданами главная задача государства, по мнению Путина, заключается в воспитании «нравственного, гармоничного человека, ответственного гражданина России» (послание 2012 года).

Обращение к ответственности является довольно эффективным риторическим приемом. С одной стороны, аргументация с использованием концепции ответственности граждан как «особенности нашей культуры» и «главного условия развития страны» позволяет представлять поддержку политических решений или действий главы государства как ответственный поступок. При этом социальные группы, выступающие против текущего политического курса, предстают в негативном свете – как безответственные и не думающие о будущем страны. Тем самым такая аргументация способствует формированию в дискурсе дихотомии Я и Другой.

С другой стороны, представление своих политических решений и действий в качестве проявлений «исторической ответственности» России позволяет представить их как неизбежное и единственно возможное решение.

Например, по такой схеме обосновывалось участие России в делах Сирии. Россия репрезентируется как «ответственная держава», а участие России в сирийском конфликте как «ответственные решения», которые противостоят скатыванию «к дальнейшему размыванию основ миропорядка, к торжеству права силы, к кулачному праву, к умножению хаоса».

Таким образом, помимо легитимации решения также создается позитивный образ России. В то же время сам президент предстает как субъект ответственный и заботящийся о людях, хотя фактически никакой ответственности не несет, так как вообще не включается в число ответственных субъектов.

Ответственность и любовь

В недавнем выступлении Егора Жукова ответственность также стала одним из центральных тезисов. Но предлагаемая им «ответственность» существенно отличается от версии официального президентского дискурса.

Глава государства в первую очередь говорит либо об ответственности граждан перед страной, либо об ответственности чиновников, либо же об общей, коллективной ответственности «всех нас». Но никогда о своей. Даже в тех редких случаях, когда говорится об ответственности власти, это всегда выражается через местоимения «мы» или «нас», то есть ответственность разделяется между множеством субъектов. А проблема персональной ответственности президента как главы государства полностью исключается из дискурсивного пространства.

Жуков в своем последнем слове говорит не о коллективной ответственности – общества, России или всех нас. Он говорит о личной ответственности, в первую очередь своей: «ответственность за себя, за тех, кто рядом, за всю страну».

В президентском дискурсе ответственность проявляется прежде всего в служении государству и обществу, поддержке текущего курса власти. Основные слова, через которые выражается ответственность, например, в президентских посланиях, это гражданская активность, интересы государства, патриотизм, национальные интересы, гражданская солидарность, порядок и свобода, устремления всего народа.

Ответственность, о которой говорит Жуков, неразрывно связана с любовью, гуманистической любовью человека к человеку («Любовь к слабому, к ближнему, к человечеству»). В его выступлении ответственность выражается через слова христианская ценность, этика, взять на себя, доверие, сострадание, гуманизм, взаимопомощь и забота, совместная деятельность, любовь, человек, люди.

Есть между этими двумя концепциями ответственности и общая черта. И Владимир Путин, и Егор Жуков, по сути, видят проявление ответственности в самоограничениях, страданиях и борьбе. Но, по мнению президента, груз этой ответственности должен нести народ, «соотнося свою собственную жизнь (…) с интересами государства». А Жуков, говоря об ответственности, сам готов «стать примером, стать тем, на кого можно положиться» и «пройти испытание во имя близких ценностей».

И с тем, и с другим прочтением можно соглашаться или не соглашаться, как с любой позицией, выраженной любым гражданином. Но значимость выступления Жукова от этого не уменьшается.

Язык и практики тесно связаны между собой. Придаваемые слову смыслы и содержание влияют на восприятие реальности, то есть конструируют ее. Меняя значение термина и монополизируя его интерпретации, представители власти задают желаемые рамки развития общества. Российский властный дискурс последовательно и неотступно «присваивает» такие значимые концепты как гражданское общество, права человека, свобода, лишая их изначального критического потенциала. Поэтому столь важно включаться в этот процесс и создавать конкуренцию понятий, возвращая словам их прежние смыслы.

Фото: Scanpix