fbpx

Правосудие без собственного мнения

Аспирантка университета Бремена. Изучает судебную систему и правоприменение в России, а также роль конституционных судов в недемократических странах

Юлия Халикова о запрете на публикацию особых мнений судей Конституционного суда

В октябре 2020 Госдума РФ одобрила президентские поправки в закон о Конституционном суде (КС). Они не только снижают независимость суда, расширяя перечень оснований для лишения судей полномочий и уменьшая состав суда, но и наделяют суд новыми правами по исполнению решений международных органов. Ко второму чтению из законопроекта исчезло упоминание о том, что особые мнения судей публикуются вместе с решением суда в открытом доступе. Новая версия гласит, что судьи не вправе обнародовать особые мнения в какой-либо форме или публично на них ссылаться (ст. 76). Таким образом, несмотря на отсутствие официального запрета особых мнений, де-факто их количество уменьшится.

Что такое особые мнения?

Решения в конституционных судах принимаются коллегиально простым большинством. При несогласии с итогом рассмотрения судья вправе написать особое мнение и изложить свою точку зрения. Он также может написать простое мнение, если согласен с итогом дела, но не с мотивацией суда. Индивидуальные мнения не имеют юридической силы, но они показывают, что судьи беспристрастны при разрешении споров и рассматривают различные точки зрения на право. Правда, это же и наносит вред суду – стороны и государственные органы могут считать, что решение было частично основано на личных взглядах судей, и, соответственно, не будут его исполнять.

Не во всех странах судьи вправе писать особые мнения. Например, в Бельгии и Франции они запрещены, а в Италии их не публикуют, чтобы не нарушить тайну судебного заседания. Наиболее известны особые мнения судей Верховного суда США, во многом из-за четкого разделения судей по политическим взглядам. Но даже тут возникают вопросы о том, почему судьи пишут так мало особых мнений при явном идеологическом несогласии по большинству вопросов.

В недемократических режимах вопрос стоит по-другому: что мотивирует судей писать особые мнения? Принято считать, что судьи в таких странах подконтрольны власти и редко выступают против нее, особенно публично. Более того, суды чаще подвержены нападениям со стороны исполнительной власти, а судьи рискуют не только должностями, но и жизнями. Независимо от политического режима, написание особого мнения требует дополнительного времени и усилий, и часто судьи предпочитают «промолчать».

Особые мнения в КС

В России, несмотря на снижение независимости суда и «послушное» поведение судей в делах о присоединении Крыма, отдельные судьи стали известны именно благодаря особым мнениям. Так, судья Анатолий Кононов выпустил книгу своих особых мнений, а мнение судьи Константина Арановского о недопустимости признания России правопреемницей СССР вызвало фурор в СМИ.

Эти и другие мнения часто раздражали власть. Судьи КС пользуются правом публично не согласиться с большинством довольно часто. В 1992-2019 гг. суд принял 629 постановлений, 119 из них (19%) имели хотя бы одно особое мнение, а 47 (7,5%) – мнение о несогласии с большинством. При этом в 41 постановлении (6,5%) содержалось два и более особых мнения. Знаковым является дело, в котором рассматривалась конституционность актов власти о введении войск в Чечню в 1994 году, – из 18 судей восемь выступили с особыми мнениями.

Со временем особых мнений стало значительно меньше: во время президентства Ельцина около половины постановлений суда сопровождались особыми мнениями, но в какой-то момент их количество начало стремительно падать – судьи стали чаще издавать простые мнения о несогласии.

Отдельные мнения присутствуют почти в четверти постановлений суда. За время своего существования КС пережил несколько ключевых реформ, повлиявших на судей и на их ощущение того, что допустимо, а что – уже нет. В результате конституционного кризиса 1993 года работа суда была приостановлена до начала 1995 года, но даже после этого судьи продолжали выражать свое несогласие.

Реформы начала 2000-х гг. повлияли на организацию работы суда и состав коллегии. В 2008 году КС был перенесен из Москвы в Санкт-Петербург, что еще больше отдалило его от федеральных органов власти. Постепенно был отменен предельный возраст пребывания в должности, но только для председателя суда, которым с 2003 года является Валерий Зорькин. Судьи, избранные в 1991 году, достигали предельного возраста и уходили в отставку, а на их место приходили предложенные Владимиром Путиным кандидаты. Конституционная реформа 2020 года сократила количество судей с 19 до 11. Этого состава суд достигнет в 2021 году (к этому времени по возрасту сложат свои полномочия четверо судей). При этом открытого преследования судей не было – критики власти уходили по собственному желанию, как, например, Кононов в 2009 году.


Можно увидеть разные шаблоны поведения судей: некоторые не написали ни одного мнения за десятки лет работы, а другие пишут их достаточно часто. На графике ниже изображено количество мнений и особых мнений, написанных судьями за время своей работы. Чтобы учесть разницу в количестве дел, эта информация представлена в виде процентов от всех рассмотренных дел каждым судьей. В основном отдельные мнения пишут судьи, назначенные в 1990-е гг., а значит, доля мнений падает из-за постепенной смены судейского корпуса. Первые шесть лидеров по написанию особых мнений не являются действующими судьями КС РФ.

Нынешние судьи реже выражают свое несогласие, но все-таки иногда делают это, хотя зачастую легче и безопаснее принять сторону большинства. Более того, судьи пишут особые мнения и в политических делах. Оба дела о невозможности исполнения решений ЕСПЧ вызывали ответную реакцию. Так, в деле об избирательных правах заключенных было два особых и одно обычное мнение, а в деле о компенсации акционерам ЮКОСа – одно особое и одно обычное.

Судьи пишут больше особых мнений для достаточно важных дел, включая вопросы избирательного законодательства и споры о компетенции между государственными органами или субъектами РФ. Конечно, эти цифры зависят от содержания дел, которые попадают на рассмотрение судей, но анализ уже принятых судебных решений показывает общую тенденцию. В суде существует некий консенсус по вопросам гражданского права, социальных прав или заявлений о нарушении прав госслужащих или военнослужащих. В одной из своих работ я показываю, что это связано с тем, что в менее политических сферах, к которым относятся социальные права, суд разрешает дела с чуть большей свободой. Соответственно, в таких делах суд чаще находит нарушение Конституции, что лишает судей основы для написания особого мнения.

На что влияют особые мнения?

Судьи КС достаточно часто публично выражают свое несогласие. Сейчас эти цифры намного ниже, чем в 1990-е гг., но институт особых мнений все же используется. Запрет на их публикацию и обсуждение преследует одну цель – прекратить практику написания судьями особых мнений. Учитывая другие поправки, можно констатировать, что суд станет более закрытым и непрозрачным.

Особые мнения не имеют юридической силы, но влияют на решения суда – зная, что среди судей есть противники решения большинства, судьи будут тратить больше времени на «оттачивание аргументов», стараясь убедить своих коллег. Теперь же можно ожидать ухудшения качества судебных решений: не имея альтернативного мнения, суд будет фокусироваться на количестве рассмотренных дел, а не на качестве.

Альтернативные мнения редко влияют на исход дела, но их содержание показывает различие подходов к правовым ситуациям. При этом в некоторых случаях особые мнения судей могут влиять на судебные решения в будущем. Наиболее ярким примером является одно из особых мнений судьи Рут Гинзбург (США) о гендерной дискриминации, которое впоследствии стало законом. Один из судей российского КС – Гадис Гаджиев – упоминает, что особые мнения иногда трансформировались в решения КС. К тому же написание особого мнения зачастую было единственной возможностью выразить несогласие или как-то очистить совесть.

Фото: Scanpix