fbpx

Предатели по назначению

Специалист по международным отношениям, эксперт по российским ВС. Политолог (к.п.н.).

Павел Лузин о политической логике и практике борьбы с «государственными изменниками»

В конце 1990-х – начале 2000-х гг. приговоры по обвинению в государственной измене (статья 275 УК РФ) привлекали широкое общественное внимание, но к началу 2020-х гг. они стали едва ли не рутиной. Секретность таких уголовных дел и судебных процессов зачастую не дает никакой информации, кроме имени обвиняемого и назначенного судом срока. Правозащитники до недавнего времени могли привлекать к подобным делам общественное внимание, однако с прекращением в июле 2021 года деятельности Команды 29, специализировавшейся на подобных делах, делать это станет еще сложнее.

Имеющиеся данные позволяют говорить о политическом характере значительной части подобных дел и самой этой статьи уголовного кодекса. Об этом свидетельствует размытость определения преступления: государственной изменой считается не только передача за границу секретных сведений, но также любое взаимодействие с иностранцами, которое направлено против безопасности России — последнее оставляет широкий простор для интерпретации. Также о политическом характере статьи говорит серийность ряда уголовных процессов и их частота: как минимум 126 дел с 1997 г. по октябрь 2021 г., из которых 58 приходится на период с 2015 года. Для сравнения, с 1997 года по обвинению в шпионаже (статья 276 УК РФ), под которое попадают только иностранные граждане, в России были приговорены 17 человек.

Здесь также стоит принимать во внимание и тот факт, что часть обвиняемых в государственной измене получают сроки заключения ниже тех, что обозначены в законе (от 12 до 20 лет). Предположительно, такие приговоры могут объясняться сделками со следствием (например, добровольное признание вины избавляет следователей от скрупулезного сбора доказательств). Может иметь место и изначально ложная интерпретация следователями действий обвиняемого, когда реального преступления нет, но уголовное дело уже заведено (по сути, сфабриковано), а признание ошибки означает негативные последствия для самих следователей и их руководства. Кроме того, нельзя исключать наличие провокационных действий ФСБ в основе некоторых уголовных дел, когда сотрудники спецслужбы под видом людей, имеющих доступ к секретной информации, или под видом иностранцев склоняют человека к действиям, которые достаточны для обвинения этого человека в государственной измене. То есть никакого реального ущерба безопасности России такой обвиняемый не причиняет даже в теории, поскольку с самого начала находится под контролем ФСБ.

От государственной измены отличаются разглашение государственной тайны (статья 283 УК РФ), незаконное получение сведений, составляющих государственную тайну (статья 283.1 УК РФ), и утрата документов, содержащих государственную тайну (статья 284 УК РФ). По этим статьям ежегодно проходят десятки закрытых судебных процессов. Также отдельно от госизмены рассматривается незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и незаконное выполнение работ, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, вооружений и военной техники (статья 189 УК РФ, 0–3 судебных процессов в год). По этим четырем упомянутым статьям прописаны гораздо более мягкие наказания, что является еще одним свидетельством в пользу политического характера 275 статьи.

Портрет обвиняемого и функция дамоклова меча

По состоянию на октябрь 2021 года в России под следствием по обвинению в государственной измене находятся как минимум десять человек: четверо специалистов по ракетным технологиям из «Роскосмоса», советник главы «Роскосмоса», отставной капитан первого ранга, изучающий Арктику, бывший подполковник полиции, бывший сотрудник британского офиса «Аэрофлота», российско-германский политолог, владелец компании в сфере кибербезопасности.

Кроме того, в 2021 году были осуждены семь человек. При этом трое из них получили сроки меньше 12 лет. Алексей Воробьев, теперь уже бывший доцент Московского авиационного института, специалист по ракетным двигателям, получил 20 лет тюрьмы по обвинению в работе на Китай. Александр Воробьев, бывший помощник представителя президента России в Уральском федеральном округе, получил 12,5 лет по обвинению в работе на Польшу. Еще два человека были приговорены к 12 и 18 годам заключения.

Всего в 1997–2020 гг. в госизмене были обвинены 110 российских граждан. Реальные сроки получили 102 человека, двое – условные. Еще двое были приговорены заочно, дела против троих были прекращены, а один обвиняемый был оправдан.

Портрет среднестатистического осужденного за государственную измену — мужчина около или старше 50 лет. Женщин начали судить за государственную измену с 2008 года (к сегодняшнему дню было 11 подобных дел).

Большинство осужденных – это действующие или отставные военнослужащие (52 человека). Из них к вооруженным силам имели отношение 35 человек, включая двух ученых научно-исследовательских институтов Министерства обороны. Еще 17 военнослужащих имели отношение к ФСБ и внешней разведке. Эту группу дополняют двое (из пяти) осужденных по 275-й статье предпринимателей, которые тоже были прямо или косвенно связаны с российскими спецслужбами (2001 и 2019). Также был осужден один гражданский ученый военного НИИ (1997), гражданский журналист газеты Тихоокеанского флота (1997), сотрудник ФСИН (2008), двое полицейских (2015) и ранее служивший в ФСБ сотрудник отдела внешних связей РПЦ (2016). Из всех этих людей каждый третий – 20 человек – получил срок меньше нижнего порога в 12 лет, остальные – от 12 до 20 лет.

Второй четко идентифицируемой по профессиональному признаку группой осужденных за государственную измену являются ученые, вовлеченные в военные разработки, и инженеры ВПК (18 человек). Трое из них также относятся к предыдущей группе. Половина представителей этой группы получила сроки ниже 12 лет, что заставляет предполагать больший, чем в случае военных и силовиков, процент дел, где следователи имеют дефицит доказательств и фокусируют свою работу лишь на получении от обвиняемого признания в преступлении, либо дело изначально сфабриковано, либо в его основе лежит провокация сотрудников спецслужбы.

Обвинение в госизмене является мощным дисциплинирующим средством, направленным в первую очередь против тех, кто работает на государство в чувствительных сферах. Кроме того, этот дамоклов меч помещен в контекст сотен уголовных процессов о государственной тайне, в ходе которых обвиняемые всегда должны осознавать, что для них все могло быть гораздо хуже. И здесь уже нет разницы, имело ли место умышленное действие человека, попался ли он на провокацию ФСБ, или его обычные действия лишь были интерпретированы как государственная измена.

Хронология и география государственной измены

Если посмотреть на хронологию приговоров по 275 статье, то со стороны может показаться, что в России с начала 2010-х гг. резко выросло число «госизменников». Так, в 1997–2010 гг. было вынесено 38 приговоров (включая один оправдательный и два, связанных с условными сроками), а в 2011–2020 гг. – 69. При этом пик первого периода пришелся на 2004 год (8 приговоров), а пик второго – на 2014–2015 гг. (10 и 14 приговоров соответственно).

Интересен и список стран, в работе на которые были обвинены осужденные за государственную измену, хотя эта информация есть не по всем делам. Так, за работу на США за все время было осуждено 22 человека, еще 20 – за работу на другие страны НАТО, а 17 – за работу на Китай. Украина фигурировала в обвинительных приговорах шести человек. (2015–2021 гг.). Однако самое большое число  – 26 человек – было обвинено в работе на Грузию (2009–2016 гг.).

Все это хорошо соотносится с эволюцией внутриполитического и внешнеполитического курсов России. С конца 1990-х гг. российская власть заново устанавливала правила игры и расставляла «красные флажки» для тех, кто работает на государство. Параллельно происходило усиление роли исполнительной ветви в ключевых сферах российской общественно-политической и экономической жизни. Власть действовала по этим правилам вплоть до 2011 года, когда возвращение Владимира Путина в президентское кресло и протестное движение российских граждан ознаменовали переход российской политической системы в новое качество.

В те же годы последовательно нарастающий антиамериканский и антизападный уклон во внешней политике кристаллизовался в новом российском изоляционизме, а в попытках Кремля утвердить многополярный мир начала доминировать военная сила. Единственной константой на этом направлении оставалось и остается недоверие к растущей китайской мощи. Консервация политической системы изнутри и осмысление внешнего мира как крайне враждебного привели к увеличению числа уголовных дел по государственной измене. Растет недоверие к тем, кто работает в государственных ведомствах, научных центрах и компаниях или регулярно с ними сотрудничает в чувствительных вопросах.

Серийность дел и презумпция измены

В последнее десятилетие также бросается в глаза серийность уголовных дел по обвинению в государственной измене. Самая крупная серия — грузинская (2009–2016 гг.). После российско-грузинской войны Москва взялась не только за армейскую реформу, но и за выявление виновников своих сравнительно высоких потерь. И если в 2009–2011 гг. приговоры получили почти исключительно военнослужащие (причем сроки пяти из десяти осужденных были ниже 12 лет), то в 2013–2016 гг. в делах о государственной измене в пользу Грузии преобладали уже гражданские лица (11 из 16), а сроки меньше 12 лет получили семеро. Жесткая дисциплинарная функция 275 статьи была применена к обществу в целом.

Украинская серия пока состоит из восьми дел (2015–2021 гг.), два из которых были прекращены, а по шести вынесены приговоры — двум военным и четырем гражданским. При этом для упомянутых военнослужащих и жены одного из них сроки оказались ниже 12 лет. Как и в случае с Грузией, дисциплинарная функция статьи о госизмене была применена к обществу в целом, пусть и в меньших масштабах. Особенно это касается тех, кто живет в Крыму или имеет тесные связи с Украиной.

Бросаются в глаза и «ракетные» серии. Первая из них касалась разработки и испытаний БРПЛ «Булава» и МБР «Ярс»: четыре приговора в 2012 году (трое ученых и военнослужащий). Вторая серия, начавшаяся в середине 2010-х гг. и продолжающаяся до сих пор, касается разработки гиперзвукового оружия. В рамках этой серии дел двое ученых были приговорены к семи годам лишения свободы (в 2020 году первый был досрочно освобожден в возрасте 80 лет), еще четверо находятся под следствием и ждут суда. Еще одно дело — против ныне покойного Виктора Кудрявцева — было приостановлено в 2019 году из-за его болезни.

Похоже, что в рамках программ создания и модернизации наиболее значимых для России вооружений отделы ФСБ в профильных научных учреждениях, на предприятиях и в войсках получают команду на усиление работы по выявлению шпионов и изменников. Ранее другие отделы получали такую же команду на поиск изменников в пользу Грузии и Украины. И даже если реальных изменников в какой-то момент нет, бюрократический подход спецслужбы всегда позволяет их «находить» — как, например, в делах против Оксаны Севастиди и Светланы Давыдовой (2015) или Виктора Кудрявцева (2018). Учитывая, что сегодня грань между передовыми гражданскими и военными технологиями зачастую отсутствует, в зоне риска оказываются их разработчики, имеющие международные связи.

Главная проблема в том, что серии уголовных дел последнего десятилетия порождены презумпцией постоянного наличия изменников и шпионов. Чем лучше 275 статья работает как жесткое дисциплинирующее средство для военных и разработчиков вооружений, тем больше спецслужба, руководствующаяся бюрократическим подходом, нуждается в искусственных изменниках ради регулярной демонстрации собственной эффективности. И происходит это уже вне зависимости от актуальных интересов политического руководства. Поэтому в ближайшие годы стоит ожидать новых уголовных дел против ученых, инженеров, предпринимателей и преподавателей, непосредственно не занимающихся созданием и производством вооружений, но вовлеченных в научные исследования и разработки в сферах высоких технологий и имеющих развитые международные связи.

Фото: Scanpix