fbpx

Прогрессивная молодежь?

Научный сотрудник факультета политических наук Европейского университета в Санкт-Петербурге. Исследователь Александровского института Университета Хельсинки

Маргарита Завадская о ценностной ориентации российской молодежи

Пристальное внимание к молодежи приковано с 2017 года – именно тогда так называемая «школота» стала заметной частью протестующих. Последующие протестные волны – против пенсионной реформы, после выборов в Москве и, наконец, в поддержку Алексея Навального в январе нынешнего года – тоже отличались активным участием молодых людей. Представители власти при этом всячески стремились и стремятся «омолодить» протест, тем самым как бы лишая оппозиционное движение «субъектности» в силу «несовершеннолетия», а лидеров оппозиции выставляя безответственными манипуляторами. Но в распоряжении аналитиков нет надежной статистики о возрастном составе протестного движения. Вместе с тем сложно отрицать, что за последние пять лет молодежь политизировалась. Об этом, в частности, свидетельствует рост политического контента в популярных соцсетях наподобие TikTok и растущий спрос на контент без политической цензуры.

Если в странах Западной Европы молодежь всегда активнее участвует в протестных акциях, то в России долгое время самой протестной группой являлись пенсионеры. Достаточно вспомнить протест против монетизации льгот в 2005 году. В начале 2000-х гг. молодежь выглядела нарочито прагматичной и аполитичной. Теперь же быть аполитичным среди продвинутой молодежи больших городов как будто бы «немодно». Означает ли это, что в России действительно наступает смена поколений и растет спрос на альтернативную политическую действительность? Говорит ли это о том, что молодежь более либеральна в своих нормативных установках, чем сограждане более старшего возраста? Не претендуя на исчерпывающий анализ, сопоставим ценностные ориентации респондентов в возрасте 15–25 лет с аналогичными ориентациями граждан более старшего возраста. В основе сравнения лежат данные Всемирного и Европейского опроса ценностей за 2017 год.

Социокультурная либерализация vs. экономическая либерализация

Важно понимать, что молодежь – это прежде всего демографическая, а не социальная группа с общей идентичностью и артикулированными интересами. И уж тем более она не представляет собой организованную политическую силу. Однако есть основания ожидать, что молодые люди могут отличаться от старших поколений в силу глобального движения различных групп в сторону эмансипации, а также политической и социокультурной либерализации. Разумеется, на этом пути возможны откаты и торможения, но глобальная тенденция достаточно устойчива. Согласно теории модернизации, по мере общего роста экономического благосостояния каждое последующее поколение будет в большей степени разделять ценности выбора и самореализации (эмансипационные ценности), нежели ценности материального достатка и экзистенциальной безопасности (материалистические ценности и ценности выживания).

Эмансипационные ценности включают в себя определенные установки по отношению к социокультурной либерализации: толерантное отношение к представителям иных групп, приверженность универсальным ценностям свободы выбора как в частной, так и в публичной сфере (право на развод, аборт и т.д.), ценность личной автономии (независимость и воображение вместо послушания и подчинения авторитету). В политическом измерении это означает неприятие авторитарных форм правления, требование демократии и эмансипации исключенных групп, приверженность ненасильственным формам протеста.

Помимо социокультурного аспекта либерализма, можно говорить о либерализме в сфере экономики, то есть позитивном отношении к конкуренции, стремлении минимизировать присутствие государства в частной жизни и рыночных отношениях, осторожном отношении к социальной политике и ценностям равенства и справедливости. Как соотносятся разные параметры либерализации у респондентов 15–25 лет?

На Рис. 1 представлены средние значения по шкале от 1 до 10 по трем показателям: 1) терпимость к экономическому неравенству; 2) поддержка большего присутствия государства в сфере бизнеса; 3) терпимость к конкуренции. В целом самая молодая группа респондентов никак не выделяется на фоне остальных возрастных групп за исключением более негативного отношения к участию государства в регулировании бизнес-отношений: 5,5 пунктов по шкале от 1 до 10 для 15-25-летних против 7,3 пунктов для группы респондентов старше 65 лет. Молодежь в среднем более негативно относится к государству как регулятору. На этом межпоколенческие отличия по экономическим ценностям заканчиваются. Отношение к неравенству по мере продвижения к более молодым респондентам становится более терпимым, а к конкуренции отношение примерно одинаковое у всех групп.

Источники: European Values Study 2017: Integrated Dataset (EVS 2017), Haerpfer, C., Inglehart, R., Moreno,A., Welzel,C., Kizilova,K., Diez-Medrano J., M. Lagos, P. Norris, E. Ponarin & B. Puranen et al. (eds.). 2020. World Values Survey: Round Seven–Country-Pooled Datafile. Madrid, Spain & Vienna, Austria: JD Systems Institute & WVSA Secretariat.

Отличия по линии социокультурной либерализации более отчетливы (Рис. 2). Молодые в большей степени ценят независимость и воображение как важные качества при воспитании детей: 37% респондентов из группы 15-24 лет указали важность независимости (в сравнении с 23% среди респондентов старше 65 лет). Более 25% молодежи считают воображение приоритетом в воспитании детей (в сравнении с 12% среди тех, кто старше 65), послушание ценится гораздо меньше – его отметили лишь 17% молодых респондентов против 23% среди 65-летних. Респонденты в возрасте от 25 до 34 лет ценят воображение несколько меньше (18%), но разница не критична. То есть скорее наблюдается постепенная либерализация взглядов на воспитание детей от поколения к поколению.

Различия в установках с точки зрения гендерной эмансипации и равенства не так однозначны: почти половина опрошенной молодежи считает, что в случае нехватки рабочих мест, мужчины должны иметь больше прав на работу. Примерно такое же распределение можно наблюдать и среди старших групп. При этом молодые люди с чуть большим энтузиазмом относятся к женщинам в качестве политических лидеров, хотя число тех, кто воспринимает мужчин как более подходящих для политических постов, по-прежнему велико среди всех возрастных групп. Также значительной оказывается доля тех, кто думает, что высшее образование важнее для мальчиков, чем для девочек (20+% во всех группах). Более того, молодежь оказалась более консервативной в отношении женщин-руководителей в бизнесе.

Рис. 4 отображает, насколько оправданными россияне считают такие действия или явления, как аборт, гомосексуальность и развод. Более высокие значения по этому показателю (по шкале от 1 до 10) свидетельствуют о большей приемлемости этих действий или явлений для респондентов. Все возрастные группы, кроме тех, где респонденты старше 55 лет, демонстрируют схожие взгляды в вопросах, касающихся свободы выбора в частной жизни. Младшее поколение отличает только более толерантное отношение к гомосексуальности. Но это скорее свидетельствует о постепенной либерализации во взглядах от поколения к поколению.

Нам может казаться, что молодежь стала более либеральной, но в целом она мало отличается от поколений 30 и 40-летних. Отличия наиболее очевидны лишь с самой возрастной группой респондентов 65+. По данным опросов, группа респондентов 15-24 лет отличается более негативным отношением к государству в экономике и большим стремлением к самовыражению. При этом в области гендерных установок молодежь в среднем демонстрирует несколько более консервативные установки. Нельзя утверждать, что молодежь стала значительно более либеральной во всех отношениях и демонстрирует условно более «прогрессивные» взгляды. Однако нельзя говорить и о появлении признаков «консервативного поворота», который можно было бы ожидать среди поколения, выросшего в условиях более закрытого режима и большего присутствия государства в образовательных программах. Запрос на либерализм в современной России формируется не по поколенческому принципу: молодежь представляет собой такой же срез граждан с самыми различными политическими и культурными ориентациями.

Фото: Scanpix