fbpx

Путин-«историк» против Польши

+ posts

Политолог, доцент факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета

Игорь Грецкий разбирает, почему Путин разозлился на Польшу

Накануне католического Рождества Владимир Путин преподнес Варшаве неприятный «подарок», сделав в течение пяти дней три публичных заявления, в которых он возложил на довоенное польское правительство часть ответственности за развязывание Второй мировой войны. По сути Путин обвинил Польшу в сговоре с Гитлером на почве экспансионизма, антисемитизма и враждебного отношения к Советскому Союзу. В почти часовой «лекции» российского президента для восьми глав постсоветских государств Польша упоминалась в полтора раза чаще, чем гитлеровская Германия. А апогеем его выступлений по данной тематике стала оскорбительная тирада в адрес одного из выдающихся польских дипломатов того времени Юзефа Липского.

Путин явно хотел спровоцировать Польшу. И ему это в полной мере удалось: его весьма вольная трактовка истории предсказуемо подняла в польском обществе бурю негодования. В заочную полемику с президентом России вступили видные историки, журналисты, дипломаты, а также первые лица государства. Премьер-министр Матеуш Моравецкий даже обвинил Путина в преднамеренной лжи.

Уже существует целый веер гипотез относительно того, почему Путин решил забросать Варшаву пропагандистскими штампами советской эпохи. Чаще всего это объясняют личной местью российского лидера за то, что за последние полгода польское правительство не пригласило его ни на 80-ю годовщину начала Второй мировой войны, ни на 75-летие освобождения концлагеря Аушвиц. Но вряд ли в большой политике есть место для чувств. К тому же после аннексии Крыма без участия Путина прошел ряд памятных мероприятий, и каждый раз все обходилось без брани хозяина Кремля в адрес организаторов. Например, в 2019 году без него прошло 75-летие высадки союзных войск в Нормандии. Так что же стало реальным поводом негодования российского президента?

Резолюция раздора

Формальной причиной пространных исторических экскурсов Путина стала резолюция Европейского Парламента «О важности европейской памяти ради будущего Европы» от 19 сентября 2019 года. На первый взгляд кажется, что по сравнению с предыдущими резолюциями ПАСЕ, ПА ОБСЕ и того же Европарламента, в которых традиционно осуждаются преступные практики тоталитарных режимов и пакт Молотова-Риббентропа, ничего особенно нового в этой резолюции нет. Однако этот документ уникален тем, что впервые на европейском уровне открытым текстом заявлено о существовании прямой взаимосвязи между подписанием пакта Молотова-Риббентропа и началом Второй мировой войны. То есть, именно на нацистскую Германию и сталинский СССР возложена ответственность за те ужасы, через которые прошло население нашего континента.

Российский президент был хорошо осведомлен об этом документе. Свое отношение к нему Путин сформулировал уже в начале октября на заседании дискуссионного клуба «Валдай». Комментируя резолюцию, он без всяких эмоций рутинно обвинил Европарламент в подтасовке фактов и цинизме. Но почему же Путин вернулся к этому вопросу два месяца спустя, в декабре? Почему он сделал именно Польшу главной мишенью своих нападок, ведь резолюция принималась не ею одной, а 535 депутатами большинства стран ЕС? И что стоит за его риторикой?

Все для парада Победы

Интересная деталь: наиболее развернуто о причинах Второй мировой войны Путин высказался на неформальном саммите СНГ, посвященном подготовке к празднованию 75-летия победы в Великой отечественной войне, которое состоится в мае 2020 года. В путинскую эпоху праздник 9 мая стал играть важную роль в легитимизации авторитарного политического режима и консолидации россиян вокруг фигуры Путина. Каждые пять лет торжества по случаю Дня Победы проводятся с большим размахом и обязательно с участием глав иностранных государств. Их участие как бы подтверждает великодержавный статус путинской России и оправдывает российский исторический нарратив, в котором Сталин и СССР представлены исключительно в положительном свете. Кроме того, подобные мероприятия поддерживают у старшего поколения западных политиков фобии времен холодной войны. Они смотрят на Россию, но видят СССР. Этим умело пользуется Кремль, ловко продавая Западу несуществующие угрозы.

Поэтому число иностранных делегаций высшего уровня, представленных в Москве 9 мая, имеет колоссальное значение. В 2005 году празднования 60-летия Победы посетили 53 глав государств и правительств мира. Тогда резонанс вызвал отказ глав Эстонии и Литвы присоединиться к торжествам в Москве. Они пояснили, что для их стран победа наступила не в 1945 году, а 45 лет спустя, когда закончилась советская оккупация. Однако внушительный список иностранных гостей делал их отсутствие практически незаметным. Кремль тем самым посылал месседж: историю пишут победители, которых, как известно, не судят, и с Россией все равно будут иметь дело, несмотря ни на что. Солидарность с балтийскими странами тогда проявил лишь один из членов Комиссии ЕС – Гюнтер Ферхойген. Кремлевские издания назвали его «белой вороной», подчеркивая, что в Москву согласился приехать председатель Комиссии ЕС Жозе Мануэл Баррозу, а также еще несколько ее членов: Бенита Ферреро-Вальднер, Питер Мендельсон и Хавьер Солана.

Агрессивная внешняя политика Путина привела к существенному ухудшению  репутации России на международной арене. Это отразилось и на посещаемости традиционных торжеств в Москве. В 2015 году их посетил лишь 21 глава государства. Судя по всему, мировых лидеров, желающих присутствовать на следующем параде на Красной площади, пока не так уж и много. В этих условиях Путину важно как минимум сохранить дисциплину среди руководителей стран СНГ. Празднование Дня Победы – редкая для Путина возможность собрать мировую политическую элиту в Москве и показать, что Россия – не просто региональная держава (как однажды сказал Барак Обама), а великая страна с интересами по всему миру.

Козыри Кремля

Одна из главных целей Путина – поддерживать и усиливать разногласия среди стран Запада, чтобы не допустить консолидации внешней политики в отношении России и увеличить пространство для маневра в условиях санкций. С этой точки зрения, Польша – идеальный объект для атаки. После прихода к власти партии «Право и Справедливость» (ПиС) в 2015 году международный имидж Польши заметно деградировал, так как ее руководство ввязалось в часто необязательные конфликты одновременно с несколькими своими ключевыми партнерами. Вот уже несколько лет длится противостояние с Брюсселем относительно реформы польской системы правосудия, которая дала повод для обвинений Польши со стороны Европейской Комиссии в нарушении основополагающих принципов демократии, а отношения с Германией отравляют беспочвенные требования репараций за ущерб во время Второй мировой войны.

Похоже, в Кремле решили использовать все эти разногласия, чтобы девальвировать значение резолюции, принятой 19 сентября 2019 года. Путин явно добивался того, чтобы на его слова в Варшаве отреагировали на самом высоком уровне. Он хотел показать, что резолюцию хоть и приняло подавляющее большинство членов Европарламента, но руководство европейских стран, кроме Польши, не разделяет ее содержания. И хотя Европейская Комиссия полностью поддержала Матеуша Моравецкого в дискуссии с Путиным, ни один лидер государства-члена ЕС так и не выступил по этой теме.

Польские историки сравнивают аргументацию Путина с тем, как подавалась история начала Второй мировой войны Сталиным. Но есть одно важное отличие: в советское время Польша, как правило, не обвинялась в антисемитизме. Между тем, неоднократно упомянув в своих выступлениях известное донесение посла Юзефа Липского от 20 сентября 1938 года, российский лидер продемонстрировал явное намерение разыграть эту карту против Варшавы. Имитируя борьбу с антисемитизмом в Польше, Путин хочет смягчить отношение мировой политической элиты к своим внешнеполитическим авантюрам и легитимизировать их последствия. Благо что польское правительство, допуская тактические ошибки, иногда само создает для этого соответствующие условия. В начале 2018 года оно ввело уголовное наказание (позже было заменено на административное) за приписывание Польше и полякам соучастия в преступлениях нацистской Германии во время Второй мировой войны. Вероятно, в ПиС тем самым стремились сохранить лояльность право-радикальной части своего электората накануне осенних муниципальных выборов. В США и Израиле это вызвало резко негативную реакцию. СМИ в этих странах стали все чаще критиковать польское руководство за отрицание Холокоста и рост антисемитских настроений.

Путин пообещал подготовить отдельную статью по теме начала Второй мировой войны, и, конечно, очень скоро она будет обязательно опубликована. Нет никаких сомнений, что Польше в ней будет отведено особое место, а Юзефу Липскому, скорее всего, достанется очередная порция несправедливых эпитетов. Профессиональные историки снова выступят с опровержениями в адрес кремлевского «историка». Но ему не важно, что скажут о его статье профессиональные ученые. Для Путина вообще не существует истории как науки, для него это – лишь совокупность конкурирующих друг с другом мнений. Президенту России куда важнее продать тезис об «антисемитской и русофобской Польше» западным элитам.

Фото: Scanpix