fbpx

Путин навсегда?

+ posts

Политический аналитик, кандидат политических наук. Координатор "Московского политического клуба", обозреватель "Росбалта" и колумнист Deutsche Welle.

Иван Преображенский о  конституционном транзите

Полтора месяца плясок вокруг российской Конституции свелись к самому простому сценарию по сохранению Владимиром Путиным власти. Конституционный суд подтвердил соответствие основному закону принятых парламентом и подписанных президентом поправок. Теперь Владимир Путин сможет править Россией до 2036 года.

Пустозвон поправок

Пакет поправок, одобренный Госдумой 11 марта в третьем чтении и отправленный в Совет Федерации, а затем – президенту, можно разделить на три группы. Первая – технические поправки, расширяющие полномочия и права президента. Вторая – идеологические, которые в будущем, возможно, окажут заметное влияние на жизнь в стране, но от актуальной политики далеки. И, наконец, третья группа — социальные популистские поправки, которые дорого обойдутся бюджету в условиях падения цен на нефть и снижения курса рубля. Отдельно стоит «персональная» поправка Владимира Путина, позволяющая ему как минимум еще дважды баллотироваться на пост президента после 2024 года.

Обсуждать всерьез социальные поправки нет смысла. Закрепление в Конституции соответствия минимального размера оплаты труда прожиточному минимуму в стране – это лишь пустой звон: статистика может фальсифицироваться, а Госкомстат подчиняется главе Министерства экономического развития. Понятно, что в момент, когда в бюджете не будет хватать средств, власти – вместо того, чтобы как раньше придерживать рост МРОТ, – просто «заморозят» прожиточный минимум. Впрочем, сам по себе популистский смысл этих поправок, призванных замаскировать остальные изменения, не стоит сбрасывать со счетов. Именно они позволят в итоге властям добиться поддержки со стороны значительной части наименее социально защищенного населения.

Идеологические поправки уже были названы «политическим завещанием» Владимира Путина, причем главой Центризбиркома Эллой Памфиловой. Сейчас они служат той же дымовой завесой для принимаемых технических изменений. При этом завещанием они явно не являются, поскольку Владимир Путин пока не декларировал намерения уходить и хочет получить право баллотироваться вновь в президенты после 2024 года. Это подтверждает и его пресс-секретарь Дмитрий Песков, указывая на то, что президент изменил свою позицию по количеству сроков из-за ситуации в мире вокруг России. Выходит, что Путин сам и будет реализовывать свое завещание, что звучит абсурдно.

Соответственно, это не завещание действующего президента России, а его идеологическая программа. Ее он, очевидно, намеревается реализовывать после того, как проблема удержания власти на новый срок будет решена. То есть не после 2024 года, а уже с 23 апреля 2020 года. Описать эту программу можно классической формулой «страна в кольце фронтов». Стратегически — это курс на мобилизацию и дальнейшую милитаризацию общества на почве борьбы с внешними и внутренними врагами. Туманные формулы новой преамбулы Конституции не станут основанием для судебных процессов против внутренних врагов. Но можно не сомневаться, что эта преамбула обрастет законами и статьями в Административном и Уголовном кодексах еще в нынешнюю каденцию Владимира Путина.

Техника умножения на ноль

Если обыгрывать поправку об «обнулении» предыдущих президентских сроков Путина, то самой точной будет формула «умножения на ноль». Причем не только его прежних и нынешних каденций, но и ограничений, которые устанавливала российская Конституция против возможной узурпации власти.

Безусловно, основой закон 1993 года вводил в России суперпрезидентскую власть. Однако были и инструменты, которые позволяли до 1999 года существовать в стране парламентской оппозиции, а также не позволяли в отдельных случаях президенту принудить к подчинению контрольные органы. Свидетельством тому служит не только история отставки генпрокурора Юрия Скуратова, но и постоянные «бунты» Счетной палаты, а также отдельные решения Конституционного суда.

Все это Владимир Путин и его окружение учли при изменении основного закона. Совет Федерации в прошлом был самым непокорным органом власти как Борису Ельцину, так и Владимиру Путин в первый год-полтора его президентства. Теперь он – вдобавок к членам Совета Федерации, которые назначаются президентом, а не делегируются региональными властями, – получает «пожизненных сенаторов». Верхняя палата российского парламента окончательно становится не региональным, а президентским фильтром для любых законопроектов. Например, на случай если в Госдуме вдруг появится сравнительно влиятельная и реальная оппозиция, вместо нынешней имитационной.

Кроме того, Совет Федерации лишился полномочий утверждать генерального прокурора. Теперь и по его кандидатуре сенаторы лишь будут проводить с президентом консультации. Истории, подобной отказу уволить генпрокурора Скуратова, уже не суждено повториться.

Что касается Конституционного суда, то в прошлом российский президент присвоил себе право вносить на утверждение Совету Федерации кандидатуру его председателя. В рамках новой Конституции глава государства получает право отстранять членов КС от исполнения ими своих обязанностей. Любое несогласие с президентом может стоить им поста.

При этом сам лояльный и подконтрольный Конституционный суд превращается в еще один дополнительный фильтр для законов, принимаемых парламентом. КС получает право анализировать и признавать противоречащими Конституции законопроекты, находящиеся на стадии обсуждения. В случае все той же недостаточной лояльности президенту нижней палаты парламента это позволит ему заблокировать любое решение депутатов руками конституционных судей.

Дырявый конституционный фильтр

Конституционный суд теоретически мог заблокировать конституционные инициативы президента еще до их принятия и вынесения на так называемое «всенародное голосование». Поводов у него для этого было достаточно. Само «всенародное голосование» не является конституционной процедурой, нигде не прописано и подменяет собой как референдум, так и второй возможный институт пересмотра Конституции — конституционное собрание.

Поправки, касающиеся конституционных полномочий президента, Совета Федерации и самого Конституционного суда, можно было признать не соответствующими положениям глав 1,2 и 9 Конституции. А закрепление Госсовета в Конституции — созданием нового органа власти, что требует внесения изменений как раз в указанные статьи. Но этого не случилось: Конституционный суд в подробном, но с юридической точки зрения в основном бессодержательном документе последовательно подтвердил конституционность всех ключевых поправок.

У КС была и вторая возможность — признать не соответствующим Конституции сам порядок вступления в силу этих поправок. Он не использовал и ее.

Зато судьи в своем заключении сделали вид, что рассмотрели по существу и отдельно «поправку Терешковой», которая обнуляет сроки пребывания на посту президента для Владимира Путина, а заодно, кстати, и для Дмитрия Медведева. При этом детального разбора, соответствует ли «обнуление» сроков 1,2 и 9 статьям Конституции не проводилось. Формально поправка вносится в часть третью пункт первый 81-й статьи Конституции.

Судьи или те, с кем они в Кремле могли согласовывать свое решение, посчитали возможным написать, что базовые конституционные характеристики государства от этих изменений пострадать не должны. Новая Конституция нарушает сам принцип разделения властей и на этом фоне особенно забавно выглядит тот факт, что КС посчитал нужным отметить, что российское государство защищено от возможной узурпации власти «бессрочным» президентом «развитым парламентаризмом, реальной многопартийностью, политической конкуренцией, эффективной моделью разделения властей» и правосудием.

После решения КС единственным – причем достаточно условным – препятствием для резкого усиления власти Владимира Путина остается только всенародное голосование.

Всероссийский конституционный «субботник»

Голосование 22 апреля, которое многие представляют простой формальностью, на самом деле важнее, чем об этом говорят. С одной стороны, в соответствии с законом об этом неконституционном электоральном событии, «всенародное голосование» состоится при любой явке. В интересах властей не слишком высокой, чтобы сравнительный вес «административного», добровольно-принудительного голосования был максимально значим. Скажем, явка около 50% при уровне поддержке новой Конституции (или пакета конституционных поправок, как это называют власти) около 75% от общего числа проголосовавших. Примерно такие разнарядки, как пишет независимая пресса, Кремль и рассылает в регионы. При такой явке тех 25%, которые, по данным «Левада-центра» уже сейчас готовы поддержать поправки, окажется вполне достаточно. Небольшие административные махинации и они превратятся если не в 75%, то уж точно в 70%.

Однако при массовой явке россиян на избирательные участки ситуация резко меняется. Голоса, полученные в результате «административного» голосования бюджетников, военных, чиновников и пенсионеров стремительно «размываются» и итоговый результат падает. Скорректировать эту ситуацию власти, разумеется, могут при помощи массированного применения административного ресурса, но масштаб фальсификаций в этом случае может оказаться таким, что скрыть его не удастся, что вызовет дополнительный рост оппозиционных настроений в обществе. Этого Кремль предпочел бы избежать.

Не исключено, что власти уже начали операцию по противодействию сценарию массового участия граждан в голосовании. Так, например, Роскомнадзор по решению Таганского суда города Москвы закрыл доступ к сайту общественной кампании «Нет!», возникшей как реакция на действия властей, которые оппозиция и гражданские активисты посчитали конституционным переворотом. С разгона акции протеста в Москве на Лубянке начинает набирать силу и полицейское давление на правозащитников и оппозицию, протестующих против политических репрессий. Прямым же противникам «обнуления» предыдущих и действующих каденций Владимира Путина фактически запретили проведение любых массовых мероприятий в связи с распространением в России коронавируса. Наконец, в связи с пандемией началось и обсуждение возможной отмены, модификации или переноса «всенародного голосования». И не исключено, что власти уже считают, что заинтересованы в одном из этих сценариев, чтобы избежать потенциального провала плебисцита.

Путин навсегда?

Отдельно стоит отметить, что жесткое продавливание конституционных поправок не значит, что Путин решил любой ценой переизбраться в 2024 году. Скорее, он хочет иметь свободу рук и по-прежнему может вообще уйти в отставку, передав власть преемнику, или, например, возглавить Госсовет. Однако вероятность таких решений стала заметно ниже. Слишком много полномочий будет сконцентрировано в руках нового президента, какой бы пост ни занял Владимир Путин. А доверять, судя по стремительной отставке Дмитрия Медведева с поста главы правительства, нынешний российский лидер уже не может никому. Возможно, в силу прогрессирующего «профессионального опыта» бывшего сотрудника спецслужб.

Фото: Scanpix