fbpx

«Северный поток-2» и битва нарративов

Научный сотрудник Центра восточноевропейских исследований Бременского университета

Майкл Рихтер о том, как сторонники «Северного потока-2» выстраивают аргументацию в пользу газопровода

Недавние американские санкции против «Северного потока-2», изложенные в  Законе о бюджетных ассигнованиях на национальную оборону на 2021 финансовый год и  Законе о защите энергетической безопасности Европы, стали еще одной попыткой заблокировать строительство газопровода. При этом на момент введения санкций строительство газопровода было завершено примерно на 95%. Учитывая опыт предыдущих пакетов санкций, большинство аналитиков ожидают, что газопровод все же будет достроен. Однако эта ситуация позволяет по-новому взглянуть на противостояние нарративов вокруг газопровода, в котором сторонники «Северного потока-2» последовательно лидируют.

Новый пакет санкций усиливает давление администрации США на компании, участвующие в этом проекте, включая страховые и сертификационные компании. Однако очевидны две вещи. Во-первых, не рассматривались самые жесткие меры (например, санкции против портов), которые предлагали «ястребы» вроде сенатора Теда Круза. Во-вторых, санкции направлены исключительно на участвующие в проекте экономические организации и не затрагивают европейские правительства и отдельных политиков. Это можно интерпретировать как уступку сторонникам газопровода. Немецкие и российские политики, а также масштабное и относительно единое корпоративное лобби последовательно подчеркивают исключительно экономический характер проекта. Американские санкции попадают в ловушку непоследовательности – они направлены исключительно против отдельных экономических организаций, хотя Вашингтон не перестает повторять, что проект газопровода носит в первую очередь политический характер.

Сторонники газопровода пропагандируют его как европейский проект. Они подчеркивают экономические характеристики проекта, чтобы смягчить политические риски. При этом основной нарратив вокруг «Северного потока-2» на корпоративном и общественном уровне строится вокруг слогана «безопасный газ для Европы». То есть фактически двусторонний немецко-российский проект представляется общеевропейским. Эта идея продвигается в различных сферах. В официальной документации основной упор делается на то, что газопровод служит в первую очередь европейским, а не немецким или российским интересам. Кроме того, мощное корпоративное лобби этого проекта в самой Германии (например, «Немецкая восточная бизнес ассоциация») использует свои ресурсы, чтобы формулировать дискуссию на научном и экспертном уровнях.

Завоевание популярности

Некоторые элементы этого лобби не скрывают своего дружелюбного отношения к России. Например, председатель «Немецкой восточной бизнес ассоциации» недавно описал взаимопонимание между Берлином и Москвой, важным элементом которого является «Северный поток-2», как «основу национальных интересов Германии». Деятельность этого лобби влияет (наряду с российским бизнесом) на более широкую общественную дискуссию в Германии. Характерный пример — «Газпром», который спонсирует, помимо прочих, известную футбольную команду «Шальке 04», а также аттракцион «Bluefire» в «Европа-парке» в городе Руст. Зрители футбольных матчей и посетители парка постоянно видят слоган «Северного потока-2».

Этот подход, как и в целом положительное отношение к России, приносит плоды, что было заметно после отравления Навального. Большинство немцев продолжали поддерживать завершение проекта, несмотря на призывы политиков в самой Германии заморозить строительство. Вероятно, этот «успех» частично объясняется кампанией по отделению экономической составляющей проекта от политической.

Слабые альтернативы

Поддержка «Северного потока-2» базируется на слабости его региональной альтернативы. Проект мультивекторной энергетической политики, который в ЕС продвигает в первую очередь Польша, страдает от своей политизированности. В нем проскальзывают нотки американской повестки. К тому же на корпоративном и общественном уровнях этот проект так не лоббируется, как «Северный поток-2». Европейцы сталкиваются с пиаром «Северного потока-2», когда смотрят матчи «Бундеслиги» или стоят в очереди на аттракцион. А противники газопровода активны в основном только на политическом уровне. «Инициатива трех морей», которая прямо противостоит концепции «Северного потока-2», безусловно, имеет благородные цели. Но сколь бы важными ни были проекты строительства транснациональной газотранспортной системы в странах Центральной и Восточной Европы, портов для приема СПГ или «Балтийского трубопровода», они не могут завоевать широкую аудиторию с помощью положительных и понятных месседжей. Характерно, что самую резкую критику «Северного потока-2» европейцы слышат не от своих политиков, а от американских. Можно, например, вспомнить речь Трампа на Генеральной ассамблее ООН в 2018 году, в которой он критиковал зависимость Германии от импорта российских энергоносителей.

Поддержка Соединенными Штатами альтернативной энергетической политики ЕС вызывает скепсис: 90% опрошенных немцев сочли, что противодействие «Северному потоку-2» обусловлено желанием Вашингтона увеличить экспорт СПГ в Европу. Мало кто верит, что дело действительно касается безопасности или других часто упоминаемых соображений. Это еще одно свидетельство успеха кампании, призванной представить дискуссию вокруг «Северного Потока-2» как носящую исключительно коммерческий характер. При этом участие США в развитии альтернативной энергетической политики ЕС не ограничивается риторикой: в 2020 году Вашингтон подтвердил свою готовность внести до $1 млрд в Фонд «Инициативы трех морей». Однако в самой Европе американские инвестиции не всегда оцениваются позитивно. Например, в Германии в 2019 году почти 60% участников опроса предпочитали сильнее дистанцироваться от Вашингтона. Оценивая отношения с Москвой, более 60% немцев поддерживали их углубление. Это не означает, что немцы предпочитают Москву Вашингтону: 39% граждан Германии предпочитают близкие отношения с США отношениям с Россией (отношения с Россией выбрали 25%). Но все же 61% немцев не высказались в пользу приоритета союза с США, что говорит о значительном разрыве между общественными настроениями в Германии и позициями американских политиков. Нам еще предстоит узнать, сможет ли президент США Джо Байден переломить эту тенденцию. Вероятно, что при президенте-демократе позиция Вашингтона по «Северному потоку-2» не изменится, поскольку этот вопрос пользуется поддержкой обеих партий.

Неуступчивая Франция

Во Франции политические и социальные настроения традиционно характеризуются мягким скептицизмом по отношению к влиянию США. В этом контексте «Северный поток-2» стал всего лишь предметом торга на европейской политической арене. Сообщается, что он упоминался на переговорах Берлина и Парижа вокруг противоречивой европейской реформы копирайта. Франция поднимала этот вопрос и раньше. Примером могут быть постоянные конфликты президента Макрона с Дональдом Трампом и некоторыми лидерами стран Центральной Европы. Определенную роль играет относительно дружелюбное отношение Макрона к России и влияние частично государственной французской компании Engie SA, которая инвестировала значительную сумму в проект газопровода. Не все страны ЕС разделяют проамериканскую позицию Варшавы, поэтому резкие действия Вашингтона по «Северному потоку-2» могут подтолкнуть немецкие компании и политиков перенять в отношении США французскую позицию. Это может плохо сказаться на позициях противников газопровода. Первая реакция на новые санкции свидетельствует о движении в этом направлении: немецкие политики и компании выразили возмущение и усомнились в легитимности этих мер, назвав проект внутренним делом Европы.

Слишком амбициозный и конфронтационный подход Вашингтона может скорее навредить, чем поспособствовать формированию мультивекторной европейской газовой стратегии. Резкое вмешательство США усилило нарратив сторонников газопровода. При этом в действиях Вашингтона видят преследование собственных экономических интересов. Европейские партнеры США так и не смогли организовать всеобъемлющую кампанию по продвижению собственного нарратива. В таких обстоятельствах сторонники «Северного потока-2» могут описывать проект в терминах борьбы за суверенитет Европы и право континента на самоопределение. Вероятно, что политики в Париже и других европейских столицах могут объединиться с Берлином по этому вопросу, если давление на суверенитет Европы покажется слишком сильным, а остальные конфликты останутся неразрешенными. Поэтому новый пакет санкций Вашингтона — очень рискованная попытка США оказать на «Северный поток-2» максимальное экономическое давление, которое может обернуться политической консолидацией сторонников газопровода и дискредитацией его альтернатив.

Фото: Scanpix