fbpx

Статья 141 УК РФ: опасная экзотика

По итогам протестов в Москве силовики завели уголовные дела по трем статьям УК РФ. Эксперты «Голоса» Станислав Андрейчук и Денис Шадрин рассказывают про наиболее экзотическую из них

В Москве по итогам протестных акций последних недель, вызванных недопуском известных оппозиционных кандидатов на выборы в Мосгордуму, возбуждены уголовные дела по трем статьям УК РФ – ст. 318 («Применение насилия в отношении представителя власти»), ст. 212 («Массовые беспорядки») и ст. 141 («Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий»). Если первые две статьи не являются чем-то новым и практика их применения довольно обширна,  то ст. 141 представляется экзотикой.

Дело по этой статье было заведено Главным следственным управлением Следственного комитета по городу Москве 24 июля из-за акций протеста, прошедших возле Мосгоризбиркома. Несколькими месяцами ранее, в феврале 2019 года, дело по статье 141 было возбуждено в Псковской области. Основанием тогда стала листовка «Яблока» с призывом голосовать «против всех» на выборах губернатора региона в сентябре 2018 года. В конце марта дело было прекращено.

Статья 141 как гимн безответственности

Оба этих дела выглядят довольно абсурдно, поскольку 141-ая статья малоприменима для них. Она имеет три части. Первая из них подразумевает, что подозреваемый мешал гражданам выражать свою волю на выборах, либо мешал комиссии или ее членам в их работе. Вторая часть предполагает наказание за те же действия, но соединенные с подкупом, обманом, принуждением, применением насилия, использованием служебного положения или совершенные по предварительному сговору или организованной группой. Третья часть статьи наказывает за попытки должностных лиц вмешаться в деятельность комиссии, чтобы повлиять на ее решения (по вопросам регистрации кандидатов, подсчета голосов и т.п.).

По своей логике эта статья должна работать на защиту избирателей от неправомерного давления и подкупа, а также гарантировать независимость деятельности избиркомов. В первую очередь речь идет об оказании давления со стороны должностных лиц.

Однако в реальности ничего этого не происходит. Судебная статистика по этим делам крайне скудна. Связано это, вероятно, с тем, что основная часть лиц, нарушающих права избирателей или вмешивающихся в деятельность формально независимых избиркомов, – это сами члены комиссии или должностные лица из исполнительной власти. Обвиняемыми по этой статье вполне могли бы стать члены окружных избиркомов в Санкт-Петербурге или в Иркутске, которые сознательно препятствовали регистрации кандидатов, а также московские почерковеды и члены комиссий, чьи сфальсифицированные итоги проверок подписей легли в основу отказам кандидатам в регистрации. Помимо этого 141-ую статью можно было бы применить в отношении бесчисленного количества муниципальных и государственных служащих, злоупотребляющих административным ресурсом на выборах.

По данным Судебного департамента Верховного суда, с 2016 года, когда начал действовать нынешний состав ЦИК России, по статье «Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий» судами рассмотрено всего 11 уголовных дел, обвиняемыми по которым проходили 18 человек. Ни одно из них не привело к реальному сроку заключения для виновных.

Одно из дел закончилось оправданием двух обвиняемых. В 2016 году в Карелии по уголовному делу проходили две женщины, построившие сеть скупки голосов избирателей. Купленные избиратели создавали очереди в избиркомах, чтобы не дать проголосовать другим. Подсудимые были оправданы в связи с тем, что, по мнению суда, они своими действиями не воспрепятствовали свободному волеизъявлению граждан. Судья посчитал, что их проступок подпадает под ст. 5.16 КоАП РФ «Подкуп избирателя» и, соответственно, уголовным преступлением не является. Однако уже в 2018 году эти же гражданки были привлечены к уголовной ответственности за тот же самый эпизод и получили два года условно, после чего были амнистированы.

Три других дела по 141-ой статье были прекращены в связи с назначением судебного штрафа. Судебный штраф – это денежное взыскание, назначаемое судом при освобождении лица от уголовной ответственности. Такое наказание применяется, если лицо впервые совершило преступление легкой или средней тяжести, возместило ущерб или загладило свою вину как-то иначе. При этом не совсем понятно, как в такой ситуации вообще можно возместить ущерб. В феврале 2019 года в Еврейском автономном округе был осужден Максим Шабуня. В 2013 году, будучи главой поселка городского типа Смидович, Шабуня угрожал кандидатам на выборах в депутаты сельсовета, требуя их добровольного снятия с выборов. Несмотря на то, что один из кандидатов в итоге с выборов снялся и не смог реализовать свое пассивное избирательное право, дело было прекращено после выплаты судебного штрафа в 230 тысяч рублей.

Еще два дела были связаны с выборами главы муниципалитета в Хабаровском крае. Должностное лицо избиралось не на прямых выборах, а в результате рассмотрения кандидатур на специальной конкурсной комиссии. Членов этой комиссии обвиняемые и попытались подкупить. Организатор в итоге уплатил судебный штраф в размере 150 тысяч рублей, а пособник – 60 тысяч.

Статья против подкупа

Только 13 человек по семи уголовным делам были привлечены к уголовной ответственности за последние три с половиной года.

Большинство (девять человек по пяти делам) были осуждены за подкуп избирателей. Довольно стандартный случай рассматривался в Карелии, где Олонецкий районный суд признал двух местных жителей виновными в подкупе избирателей. 13 сентября 2015 года кандидат в депутаты Олонецкого горсовета с сообщницей нашли девять местных жителей, согласившихся проголосовать нужным образом за вознаграждение. Женщина доставила их к избирательному участку на своей машине, а после голосования передала каждому по 500 рублей. В итоге бывший кандидат получил два с половиной года лишения свободы условно. Его сообщница была приговорена к обязательным работам.

Лишь два дела, закончившиеся привлечением к уголовной ответственности, не были связаны с подкупом избирателей. Так, в 2016 году Солонешенским районным судом Алтайского края к штрафу в размере 400 тысяч рублей был приговорен Валерий Савченко, управляющий делами Администрации Солонешенского района. Это крайне мягкая мера наказания, учитывая обстоятельства дела. На выборах депутатов районного совета один из кандидатов предоставил подписи избирателей, собранные в поддержку его выдвижения. Избирательная комиссия выяснила, что подписи были собраны в недопустимые сроки и при участии муниципальных служащих, что является прямым нарушением избирательного законодательства. В результате комиссия отказала Савченко в регистрации, после чего он потребовал от своих «обидчиков» отменить это решение. При этом он угрожал им увольнением с работы.

Еще в одном случае, в Новосибирской области, к полутора годам лишения свободы условно приговорили трех членов избиркомов – председателя окружной комиссии и двух председателей участковых комиссий. После того, как суд за сутки до дня голосования восстановил на выборах двух кандидатов «Единой России», председатель окружной комиссии не смог организовать печать нового тиража бюллетеней, а председатели УИКов в день голосования отказались принимать исправленные бюллетени, присланные территориальной комиссией.

Ни одного дела о блокировке комиссий

До конца непонятно, по какой именно части статьи 141 возбуждено июльское дело. Из того, что на своем сайте пишет СКР, можно лишь предположить, что это вторая часть, поскольку там говорится, что «участники одного из движений» пытались своей акцией оказать давление на членов МГИК и окружных комиссий и воспрепятствовать их законной деятельности. По мнению следователей, эти действия «были сопряжены с угрозами применения насилия в отношении членов избирательных комиссий». Среди лидеров оппозиции были проведены обыски и аресты. Максимальный срок наказаний по второй части 141-ой статьи – до пяти лет лишения свободы.

Усмотреть в акции кандидатов от разных партий и общественных групп «участников одного движения» можно лишь обладая хорошим воображением. Особенно в ситуации спонтанного выхода на улицы тысяч граждан.

Новое уголовное дело, безусловно, не имеет никакого отношения к защите избирательных прав. Наоборот, возбуждение уголовного дела по статье о воспрепятствовании осуществлению избирательных прав в отношении людей, которые как раз пытаются это свое право защитить, выглядит как откровенная насмешка.

Нам не удалось найти ни одного дела по 141-ой статье, связанного с восприятием уличной акции как инструмента давления на членов избирательной комиссии. Более того, такие дела прямо противоречили бы гарантированному в Конституции России праву на выражение собственного мнения и праву собираться мирно и без оружия.

Фото: Scanpix