fbpx

В Африке началась цепная ядерная реакция

Любовь Глазунова о том, как Россия распространяет влияние на Африку через мирный атом

В Сочи 23 октября открывается первый саммит «Россия-Африка». Событие такого масштаба сигнализирует: Россия выводит свое взаимодействие с Африкой на новый уровень. За время после крушения африканской части соцлагеря конкуренция на местных рынках усилилась за счет пришествия китайских инвесторов и экономической инициативы Пекина «Один пояс, один путь». Атомная энергетика – та сфера, в которой у России по-прежнему мало конкурентов. И если Европа продолжает переживать волну отказов от АЭС, африканские государства одно за другим заявляют о своем желании развивать мирный атом. Соглашения в этой сфере могут стать долгосрочным инструментом влияния Москвы на страны Африки.

Ядерный передел Африки

Россия – крупный игрок на ядерном рынке. Она отвечает за 7% мирового производства урана, 20% конверсии и 45% обогащения этого элемента, а также за строительство 25% атомных электростанций в мире. Африка, напротив, на карте распространения атомной энергии выглядит большим белым пятном: на весь континент действует всего одна АЭС в ЮАР. Не сложно догадаться, что для атомных компаний этот регион – лакомый кусок.

В последние несколько лет «Росатом» обращает особое внимание на африканский континент: был подписан целый ряд контрактов и соглашений по ядерному сотрудничеству. Россия во многих случаях просто стремится опередить китайских конкурентов. Сегодня КНР главным образом сосредоточилась на строительстве АЭС у себя дома, однако с 2013 года Пекин заявляет о планах по выходу на мировой рынок. Переговоры о поставках китайских ядерных технологий ведутся с ЮАР, Кенией, Египтом и Суданом.

Многие подписанные Россией документы в сфере ядерного сотрудничества с Африкой являются скорее декларациями о намерениях. Но даже такой документ – это российская метка на африканской карте, заявление о правах на местные атомные рынки.

Второй действующей АЭС на африканском континенте станет российская «Эль-Дабаа» в Египте, которая в данный момент находится на этапе строительства. Согласно условиям контракта, Россия обеспечит эту АЭС ядерным топливом на весь жизненный цикл, позаботится о его утилизации и переработке, обучит персонал электростанции, а также поможет египтянам в эксплуатации в первые десять лет. «Эль-Дабаа» строится в кредит: 85% стоимости проекта ($25 млрд) Россия ссудила  Египту под 3% годовых.  В случае успешного запуска египетский объект «Росатома» станет «витринной моделью» российских АЭС в Африке, а также — за счет кредитов и российских специалистов — долгосрочным инструментом влияния на Каир.

Скорее всего, вторая российская АЭС в Африке будет располагаться в Нигерии, крупнейшей экономике континента. В 2017 году Нигерия и «Росатом» подписали  соглашение о строительстве и эксплуатации АЭС и ядерного исследовательского центра, хотя возведение объектов еще не началось. Появление российской АЭС в Нигерии в целом было предсказуемо: эта страна важна для России не только вследствие относительно сильной экономики, но и благодаря богатым запасам нефти.

Менее амбициозные документы были подписаны с Эфиопией, Ганой, Кенией, Замбией, Танзанией, Намибией, Угандой, Республикой Конго и  Суданом. В них идет речь об установлении сотрудничества по мирному атому, но не говорится о строительстве АЭС.

Инструменты влияния

Интересна ситуация с Южной Африкой. Судя по всему, «Росатом» вынашивал наполеоновские планы по строительству сразу нескольких АЭС в ЮАР, но их осуществлению помешала досрочная отставка президента Джейкоба Зумы. В 2015 году Россия убедила Зуму в необходимости сделки по строительству атомных электростанций на $100 млрд. После смещения президента в 2018 году в стране сложилось стойкое убеждение, что протолкнуть сделку удалось за счет взяток Зуме и его окружению. Впрочем, низложенный глава государства получал откаты не только от России: в данный момент его судят по нескольким коррупционным делам.

Согласно судебным показаниям министра финансов ЮАР Нхланхла Нене, в 2015 году президент Зума уволил его за то, что он отказался немедленно одобрить российскую атомную сделку. Зума якобы хотел подписать бумагу побыстрее, чтобы презентовать ее Владимиру Путину во время намечающегося визита в Россию. Нене возразил, что расточительство такого масштаба требует как минимум серьезных оценок от финансовых экспертов, за что и был отправлен в отставку (после смещения Зумы он вернулся на должность министра финансов).

Пришедший на смену Зуме президент Сирил Рамафоса пересмотрел  ядерные амбиции своего предшественника. Хотя полностью от планов по строительству АЭС Южная Африка, скорее всего, не откажется, начинать они будут с одного объекта и не факт, что он будет российским, учитывая некрасивую историю с участием предыдущего президента.

Помешать строительству АЭС в Африке могут как сомнения в необходимости атомной энергии, так и страхи по ее поводу. Неслучайно «Росатом» ведет многоступенчатую информационную кампанию по продвижению мирного атома на континенте. Так, госкомпания запустила стипендиальную программу для африканских студентов, организовала визиты африканцев на российские ядерные объекты, выставки и вебинары, ежегодный конкурс видеороликов «Атомы для Африки» с призовыми поездками в Россию. Одна из последних креативных находок «Росатома» — международное соревнование по рыбной ловле рядом с Ленинградской АЭС. Это мероприятие призвано продемонстрировать безопасность атомной энергетики. Конкурс состоялся 1-2 августа 2019 года, а первое место заняли представители Египта, что весьма символично.

Мирный атом в немирном регионе

Желание африканских стран разместить на своей территории российские АЭС вполне понятно: «Росатом» предоставляет более дешевые  продукты, чем у конкурентов, готов строить в долг и заботиться об утилизации ядерных отходов, а в условиях постоянных блэкаутов бесперебойные, экологичные и недорогие поставки электричества нужны континенту как никогда. Кроме того, в отличие от США, Россия не требует от своих партнеров дополнительных гарантий того, что они будут использовать радиоактивные материалы и полученные технологии только в мирных целях.

Но очевидны и минусы агрессивного продвижения мирного атома в Африке. Атомная энергия — объект споров даже в развитых странах: Германия, Италия, Бельгия и ряд других государств приняли решение постепенно отказаться от этого источника энергии. Не говоря уже о беднейших экономиках мира, какими в большинстве своем являются африканские государства.

Прежде всего, встает проблема безопасности ядерных объектов. Страны Африки страдают от нестабильности режимов, разгула террористических и преступных группировок, стареющей и ненадежной инфраструктуры. Общая разруха на фоне смены власти, народных волнений и атак террористов может послужить одной из причин аварии на ядерном объекте или попадания радиоактивных материалов не в те руки с последующим изготовлением «грязной бомбы». Конечно, вряд ли «Росатом» оставит свои объекты без охраны, а утилизация ядерных отходов на территории России призвана предотвратить утечку опасных элементов. Однако исследователи указывают, что нельзя преуменьшать риски прихода атомной энергии на нестабильную африканскую почву: в этих государствах все еще не хватает необходимой инфраструктуры, специалистов и надзора за исполнением международных договоров в сфере контроля за распространением ядерных материалов.

Кроме того, возникает вопрос, сможет ли Россия в итоге получить многомиллиардные выплаты по «атомным» кредитам. Экономики развивающихся стран нередко зависимы от экспорта одного вида сырья. Например, Нигерия практически целиком существует на доходы от продажи нефти. Колебания мировых цен на эти ресурсы могут отправить нестабильную экономику в крутое пике и остановить выплаты по кредитам. Когда долги становятся невозвратными, их остается только прощать, что и было сделано в отношении «советских» кредитов странам бывшего соцлагеря. Всего за последние 20 лет Москва списала $140 млрд иностранным заемщикам, $20 млрд из которых пришлись на африканские государства. Упорное продавливание дорогих атомных проектов в странах с не лучшей кредитной историей наталкивает на мысль, что в подобных инициативах политической мотивации не меньше, а то и больше, чем экономической.

По словам президента Египта Абделя Фаттаха ас-Сиси, проект АЭС «Эль-Дабаа» «должен стать символом исторической дружбы между Египтом и Россией». А в условиях усиления международной изоляции и санкционного режима «друзья» на мировой арене Москве необходимы как никогда.

Фото: Scanpix