fbpx

В ожидании Госдумы

+ posts

Член совета движения в защиту прав избирателей «Голос»

Станислав Андрейчук о том, как власти проводят региональные выборы 2020 года

В Единый день голосования 13 сентября в России пройдет 9071 избирательная кампания. Среди крупнейших: довыборы в Госдуму в четырех округах, выборы 17 глав регионов, 11 региональных парламентов и 22 горсоветов в административных центрах. Замещению подлежат более 78 тысяч депутатских мандатов и выборных должностей.

Проходящие в таком количестве выборы, безусловно, могут довольно сильно отличаться друг от друга: выборы главы Татарстана и депутатов совета города Шуя Ивановской области – это две разные вселенные. Но все же можно выявить некоторые общие тенденции. Сопоставлять при этом лучше выборы одного уровня.

Выборы глав регионов

Губернаторские выборы, начиная с их возвращения в 2012 году, продолжают восприниматься администрацией президента в качестве сугубо бюрократической процедуры по замене высшего должностного лица. Места для избирателей в них быть не должно. На протяжении всех этих лет система работала в целом безотказно – эксцессы конкурентных кампаний были очень редкими. За весь период 2012-2019 гг. прямые выборы губернаторов прошли 126 раз, но реальную роль избиратели сыграли лишь в единичных случаях. Среди наиболее запоминающихся были выборы губернатора Иркутской области в 2015 году, на которых победил коммунист Сергей Левченко, и неожиданные результаты в четырех регионах в 2018 году. К этому списку можно, пожалуй, добавить лишь выборы главы республики Алтай в 2015 году, где от второго тура губернатора спасли лишь 500 голосов. При этом кампании 2018 года сложно назвать конкурентными в смысле наличия борьбы кандидатов. Победители от КПРФ и ЛДПР тогда выиграли кампании скорее вопреки своим планам и действиям.

Однако после 2018 года даже та система полного контроля за допуском кандидатов была модернизирована и на следующий год наблюдатели могли заметить ряд новшеств: противодействие выдвижению кандидатов даже от парламентских партий, использование самовыдвижения «административными» кандидатами и дистанцирование от партийных брендов. Самыми показательными были выборы губернатора Забайкальского края, в которых формально не участвовала ни одна парламентская партия.

Эта тенденция укрепилась в 2020 году. Вновь из 18 «административных» кандидатов шестеро, т.е. треть, пошли на выборы в качестве самовыдвиженцев. И речь идет не только о «единороссах»: в Чувашии врио губернатора является представитель «Справедливой России», а в Смоленской области действующий губернатор – член ЛДПР. Конечно, в этих регионах не было выставлено и оппонентов от «Единой России».

Вообще, наличие сговоров между партиями на губернаторских выборах – это обычная история. В этот раз признаки таких сговоров были обнаружены в семи регионах (Коми, Татарстан, Чувашия, Архангельская, Брянская, Смоленская и Еврейская автономная области).

В целом можно сказать, что на выборах губернаторов окончательно сформировалась симуляционная модель. Ее последнее заметное «обновление» произошло в 2019 году.

Однако одно отличие в выборах 2020 года все же есть. Оно связано с возросшим давлением на КПРФ. Несмотря на то, что коммунисты тоже активно участвовали в «игре в поддавки» и сами не стали выставлять кандидатов в губернаторы в двух регионах, еще в пяти субъектах федерации их кандидаты не были зарегистрированы из-за так называемого «муниципального фильтра», который заключается в необходимости собрать подписи муниципальных депутатов и избранных глав местного самоуправления. Причем в Еврейской автономной области и Севастополе перед самыми выборами были распущены советы депутатов, в которых был большой процент представителей КПРФ. В итоге вторая по силе партия страны будет участвовать лишь в 11 выборах губернаторов из 18.

Несмотря на это, в некоторых регионах у власти будут серьезные проблемы. Кроме Архангельской области и Коми, где еще свежа память о протестах вокруг мусорного полигона в Шиесе, наиболее острая кампания может быть в Иркутской области. В конце 2019 года там вынудили уйти в отставку губернатора-коммуниста Сергея Левченко, который победил на конкурентных выборах в 2015 году. Затем выборы губернатора области объявили не плановыми, а досрочными, хотя они и так должны были пройти в 2020 году. Это было сделано, чтобы Сергей Левченко, как губернатор, подавший в отставку, не смог в них участвовать. Однако кандидат от КПРФ на этих выборах есть, а раздражение граждан из-за того, что Москва не дает им самим решать, кто будет управлять регионом, велико. Неслучайно именно в Иркутске проходили вторые по массовости – после Хабаровского края – акции в поддержку арестованного хабаровского губернатора Сергея Фургала.

Вероятно, стоит ожидать непростой для власти кампании и на Камчатке – Дальний Восток становится все более критично настроенным по отношению к федеральным властям.

Выборы в региональные парламенты

Главная интрига выборов в региональные парламенты этого года – кто из партий сможет обеспечить себе льготу на выборах Госдумы 2021 года. Речь идет о праве выдвигать кандидатов без сбора подписей избирателей. Для этого партия должна либо получить более 3% на последних госдумовских выборах, либо преодолеть проходной барьер хотя бы в одном из регионов на выборах в соответствующее законодательное собрание.

Таким образом, нынешние выборы – последний шанс на получение такой льготы. Это особенно важно в связи с тем, что на протяжении уже многих лет у кандидатов в депутаты почти нет шансов зарегистрироваться через сбор подписей. Наиболее ярко эта ситуация проявилась год назад на выборах в Московскую городскую думу, но она характерна для всех российских выборов последних полутора десятилетий. В этот раз ситуация даже ухудшилась – федеральный законодатель весной ужесточил требования к сбору подписей избирателей: в два раза снизил допустимую долю «брака» и обязал избирателей самостоятельно писать свое имя в подписных листах, что увеличило количество ошибок при их заполнении. Да и эпидемиологическая ситуация отнюдь не способствовала контактам сборщиков подписей и избирателей.

В результате по подписям смогли зарегистрироваться только 10% кандидатов-одномандатников, выдвинутых партиями без парламентской льготы. Среди самовыдвиженцев доля выше – до 1/3. Исключение составляют, как правило, согласованные с администрацией кандидаты. Это «технические» кандидаты, спойлеры или «административные» кандидаты, не желающие использовать бренд «Единой России».

Бросаются в глаза результаты регистрации списков новых партий, которые были вынуждены собирать подписи. Все они были созданы весной и регистрацию Министерства юстиции получили уже в период эпидемиологических ограничений. При этом все четыре установили рекорды по времени, прошедшему с момента учредительного съезда и до момента получения регистрации в качестве партии – такой скорости работы Минюста эксперты не помнят с 2012-2013 гг.

Среди новых партий больше всех региональных списков зарегистрировала партия российского писателя Захара (Евгения) Прилепина «За правду». Она идет сразу в восемь региональных парламентов. «За правду» воспринимается сейчас как возможный спойлер ЛДПР. Если «За правду» сможет получить фракцию хотя бы в одном региональном парламенте, то на радикально-патриотическом фланге в следующем году ЛДПР придется конкурировать сразу с тремя партиями: «За правду», «Патриотами России» и «Родиной». Это похоже на ситуацию с КПРФ, которая тоже получает сразу трех конкурентов на своем поле: КПСС, «Коммунистов России» и Российскую партию пенсионеров за социальную справедливость.

За конкуренцию на условно либеральном фланге должна отвечать партия «Новые люди». Она выдвинула списки в шести регионах, а зарегистрировала в четырех. Правда, в отличие от других новых партий, она также старается участвовать в выборах местного уровня. То есть можно говорить, что у «Новых людей» есть амбиции, минимально необходимая оргструктура и финансовые ресурсы. Кроме того, у создателей партии есть и опыт общественной деятельности. Они связаны с коммерческой компанией Faberlic, которая еще в 2010 году запустила «Зеленое движение России ЭКА». Его руководителем была Марина Кокорина, бывший комиссар движения «Наши» и советник первого главы Росмолодежи Василия Якеменко. В случае успеха партия выйдет на поле, где сейчас действуют – правда, без видимого успеха, – Партия Роста, Партия Дела, ПАРНАС и «Яблоко».

При этом «Яблоко» может получить еще одного условного конкурента со стороны экологической темы, которую традиционно поддерживает: в двух регионах зарегистрированы списки партии «Зеленая альтернатива».

Последним из новых проектов является странная структура под названием Партия прямой демократии, учрежденная создателями онлайн-игры «World of Tanks» и выступающая с идеями радикального переустройства всей партийной системы.

Среди старых малых партий больше всех региональных списков смогла зарегистрировать Партия пенсионеров (в девяти регионах, в семи из которых должна была собирать подписи). При этом старая демократическая партия «Яблоко» выдвинула списки в четырех регионах, а зарегистрироваться смогла лишь в одном – Костромской области, где имела «парламентскую льготу». ПАРНАС выдвинул лишь один список и не смог собрать подписи.

Анализируя допущенные к участию в выборах партии, хорошо видно, что администрация президента пытается накануне старта федеральной кампании протестировать разные сценарии: где-то в выборах участвует очень ограниченный набор старых партий, где-то, наоборот, толкотня среди кандидатов напоминает Ноев ковчег, а где-то тестируются конкретные спойлеры конкретных партий на выборах с разным уровнем протестных настроений среди избирателей.

И хотя федеральная кампания по своему характеру и технологиям будет серьезно отличаться от нынешних выборов, ее сценарий в головах кремлевских администраторов будет формироваться по итогам голосования 13 сентября. Поэтому за этими выборами стоит понаблюдать с особым вниманием.

Фото: Scanpix