fbpx

В поиске соотечественников

Ольга Гулина о росте интереса к программе переселения в Россию на постсоветском пространстве

31 октября 2018 года Владимир Путин подписал концепцию государственной миграционной политики РФ на 2019-2025 гг., утвердив в качестве важнейшего ее приоритета создание благоприятных условий для переселения в Россию соотечественников и оптимизацию для них правил въезда, получения права на проживание и приобретения российского гражданства.

Концепция декларирует заинтересованность России в первую очередь в людях, «являющихся носителями русского языка и русской культуры», и лишь затем поощряет миграцию «тех иностранных граждан, которые не связывают с [Россией] свое будущее или будущее своих детей, но рассматривают Россию как страну с благоприятными условиями для удовлетворения своих экономических, социальных и культурных потребностей».

Россия как собирательница русскоязычного народа

Среди 15 бывших государств Советского Союза семь – Армения, Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Россия и Украина – имеют специальные репатриационные программы, направленные на диаспору и/или соотечественников, проживающих за рубежом. Российская программа переселения стоит в этом ряду особняком из-за широкой трактовки целевой группы программы и ежегодно растущего числа ее участников.

Идеологом современной политики России по собиранию соотечественников, пожалуй, следует признать российского академика Валерия Тишкова. Именно он предложил в качестве ключевого элемента образования диаспоры рассматривать национальное государство (Россию), а не этническую общность: «Диаспору объединяет и сохраняет нечто большее, чем культура. Культура может исчезнуть, а диаспора – сохранится. Диаспора – это политический проект, который выполняет особую миссию служения, сопротивления, борьбы и реванша». Поэтому неудивительно, что главной задачей диаспоральной и репатриационной политик современной России было и остается «создание и поддержание коллективной памяти, мифа об “исторической родине” и ностальгической веры в родину предков как идеального дома, куда представители диаспоры [соотечественники] или их потомки должны рано или поздно возвратиться».

Репатриационная политика России по «собиранию русского народа» – это политический проект, задачами которого являются:

1) создание режима для добровольного переселения в Россию лиц (в том числе покинувших ее), способных органично включиться в систему позитивных социальных связей и стать полноправными членами российского общества» (п. 15);

2) создание условий для снижения диспропорции в [демографическом] размещении населения и решения задач пространственного развития страны» (п.  21).

Успехи российской программы переселения

За 13 лет, прошедших с моментом начала государственной программы переселения соотечественников (2006 г.), Россия серьезно продвинулась в достижении заявленных целей. В 2006 году лишь 12 регионов РФ были заинтересованы в принятии прибывающих в страну  переселенцев. В 2017 году в программе участвовал 61 регион, а в октябре 2018-го – уже 68. За все время действия программы поддержки добровольного возвращения в РФ соотечественников, проживающих за рубежом, в ней приняли участие 575 501 человек. Из них 525 тысяч получили российское гражданство. Российская программа переселения соотечественников гарантирует ее участникам компенсацию транспортных расходов, затрат на уплату государственных пошлин во время получения новых документов; выплату денежных пособий на срок до шести месяцев; получение дошкольного, школьного и высшего образования;  предоставление медицинской помощи; получение вида на жительство и гражданства РФ в упрощенном режиме и т.д.

При этом число участников программы переселения в РФ растет с каждым годом. Для сравнения: в 2013 году в программу было подано 39 200 заявок от 91 400 человек. Странами-поставщиками участников для российской программы переселения были Казахстан (29,4% здесь и далее – от общего числа участников), Узбекистан (24,7%), Молдова (14,9%), Украина (9,3%), Таджикистан (8,1%), Кыргызстан (6,1%), Армения (3,3%). С января по октябрь 2018 года было подано уже 51 900 заявлений от 121 800 человек. Основными заявителями в прошлом году были граждане Казахстана (33,4%), Таджикистана (16,3%), Украины (14,8%), Армении (8,7%), Молдовы (10,7%), Узбекистана (8,3%), Кыргызстана (3,0%), Азербайджана (2,8%), Беларуси (0,4%), Грузии (0,4%) стран Балтии (0,2%) Туркменистана (0,6%), других государств (0,2%).

Российская программа переселения соотечественников нацелена на русскоязычных жителей новых независимых государств бывшего СССР, которые оказались за пределами своей «исторической родины» – этакого «изначального центра, где сформировался историко-культурный облик [этой] группы и где продолжает жить основной культурно схожий с ней человеческий массив». Подобное понимание происходящих после распада СССР событий определяет стратегию и терминологию репатриационной программы РФ. Так, «соотечественниками» по смыслу закона являются граждане РФ, постоянно проживающие за пределами ее территории, индивиды, имевшие гражданство СССР и их потомки, а также лица, имеющие правовую, лингвистическую, духовную, культурно-историческую связь с Россией.

Восприятие происходящего на ближних рубежах России

Интересно и немного удивительно, что такое широкое понимание соотечественников не создает сложностей в отношениях России с другими независимыми государствами на евразийских просторах. За все время существования государственной программы переселения в Россию, она [программа] лишь несколько раз становилась предметом критики в парламентах независимых стран бывшего СССР. В марте 2011 года Ваган Ованнисян, бывший лидер оппозиционного движения «Дашнакцутюн», выступая в Национальном собрании Армении заявил, что программа переселения в Россию, вызывающая массовый отток населения Армении из страны, противоречит духу стратегического сотрудничества России с Арменией.

Есть несколько объяснений подобному конформистскому восприятию российской программы переселения соотечественников со стороны стран постсоветского пространства. С одной стороны, большинство независимых государств бывшего СССР сами проводят репатриационные программы, которые, в отличие от российской программы, этнически-детерминированы, т.е. сосредоточены лишь на представителях государствообразующего этноса, и менее успешны. Украина, например, выдает свидетельства «зарубежного украинца» для проживающих за пределами страны украинцев и их потомков, Казахстан проводит программу по возвращению этнических казахов – оралманов, а Кыргызстан – этнических кыргызов, кайрылманов.

С другой стороны, ситуация на евразийском пространстве находится в постоянной динамике, здесь возможны любые изменения. Так, Кыргызстан уже анонсировал расширение репатриационных инициатив в рамках программы правительства «Новая эпоха – 40 шагов». Страна, имеющая более 717 тысяч трудовых мигрантов за рубежом, из которых порядка 80% находятся в России, заинтересована в их возвращении. С 2019 года в Кыргызстане в рамках проекта «Мекен карт» [соотечественник] каждый кыргызстанец, независимо от этнической принадлежности, ранее проживавший на территории страны и имеющий иностранное гражданство, сможет получить так называемое «свидетельство соотечественника», дающее ему ряд привилегий (например, приобретение гражданства в упрощенном порядке, въезд в Кыргызстан без визы, приобретение недвижимости на территории страны на правах гражданина, а не иностранца).

Какое будущее у государственной программы переселения соотечественников в Россию?

Ответ на этот вопрос во многом зависит от обстоятельств и событий как внутри России, так и за ее пределами. В долгосрочной перспективе факторами, определяющими успех российской программы переселения, способны быть лишь социально-экономические показатели и геополитическая стабильность России. А вот факторов, способных негативно отразиться на динамике программы, гораздо больше. Среди них: ухудшение социально-экономической обстановки, рост безработицы и снижение уровня жизни в России; бюрократизация процедур программы переселения в регионах России; усиление противостояния России со странами ближнего и дальнего зарубежья.

Фото: Scanpix