fbpx

В регионы вернулось политическое разнообразие

Член совета движения в защиту прав избирателей «Голос»(признано российскими властями «иноагентом»)

Станислав Андрейчук об итогах региональных выборов в России

На фоне выборов депутатов Госдумы России практически незамеченными прошли региональные и местные выборы. При этом выборы новых составов парламентов прошли в 39 регионах, где проживает почти половина избирателей страны – 45,5%. Они позволяют увидеть те крупные процессы, которые часто менее заметны при обсуждении выборов депутатов федерального парламента. Прежде всего, эти выборы подчеркивают двоякий характер государственного устройства России. С одной стороны, это очень централизованное государство, в котором многие процессы происходят одновременно по всей территории страны. С другой стороны, Россия настолько огромна, что не может не быть федерацией – региональные политические (или скорее электоральные) режимы в соседних регионах могут радикально отличаться.

В России есть три типа регионов: «электоральные султанаты», в которых официальные итоги голосования не имеют ничего общего с реальностью (их просто «нарисовали»); регионы с относительно честным подсчетом голосов; регионы, находящиеся где-то между. Для краткости мы будем называть их «красными», «зелеными» и «желтыми». Для более объективного отражения итогов выборов по стране в целом в некоторых (оговоренных в тексте) случаях удалялись данные из регионов «красной» зоны, в которую попали Еврейская автономная область, Адыгея, Дагестан, Ингушетия, Мордовия, Чечня, Ставропольский край, Тамбовская и Тюменская области. Здесь проживает примерно четверть от числа всех проголосовавших на региональных выборах избирателей.

Нужно понимать, что свои локальные зоны фальсификаций могут быть и в «зеленых» регионах. Кроме того, эта классификация касается только подсчета голосов и не затрагивает честность всей избирательной кампании (регистрация кандидатов, равенство их прав в СМИ и т.п.).

Рост политической конкуренции на региональном и местном уровнях

В этом году в 39 выборах региональных парламентов были зарегистрированы списки 15 политических партий – всего 275 региональных партийных списка. Однако во всех 39 регионах свои списки выставили всего три партии: «Единая Россия», КПРФ и «Справедливая Россия – За правду». ЛДПР не стала выдвигать своих кандидатов в Чечне. Больше десяти региональных списков также зарегистрировали Партия пенсионеров (26 регионов), «Новые люди» (22), «Коммунисты России» (20), «Яблоко» (14) и «Родина (13). Менее десяти списков удалось зарегистрировать Партии Роста (9), «Зеленым» (6), «Зеленой альтернативе» (4), РПСС (4), «Гражданской платформе» (1) и Партии прямой демократии (1). В региональном разрезе конкуренция колебалась от трех партийных списков в Чечне до 11 в Карелии и Самарской области – где-то власти пытались полностью контролировать всех участников выборов и не усложнять себе администрирование процессов, где-то старались максимально размыть оппозиционные голоса, а где-то действительно просто зарегистрировали всех, кто пытался участвовать в выборах.

В Дагестане, Чечне и Ставропольском крае пятипроцентный барьер преодолели только три партии («Единая Россия», КПРФ и «Справедливая Россия»), в Ингушетии 5% не смогла набрать КПРФ, но прошла ЛДПР. В Адыгее, Мордовии, Ленинградской, Тюменской областях и на Чукотке прошли списки четырех старых «парламентских» партий. Все это – регионы «красной» зоны, за исключением маленькой по числу избирателей Чукотки и близкой к «красным» регионам Ленинградской области. Зато во всех остальных регионах появилось больше разнообразия.

Партия пенсионеров прошла в Карелии, Чувашии, Камчатском и Приморском краях, Амурской, Вологодской, Калининградской, Кировской, Курской, Липецкой, Мурманской, Новгородской, Оренбургской, Орловской, Тверской областях и в ХМАО – всего в 16 регионах из 26, где участвовала в выборах. В остальных она почти везде приблизилась к 5-процентному барьеру, а самый высокий результат (10,7%) показала в Мурманской области.

«Новые люди» набрали больше 5% в Карелии, Чувашии, Камчатском, Красноярском и Пермском краях, Амурской, Астраханской, Кировской, Курской, Липецкой, Московской, Нижегородской, Новгородской, Омской, Орловской, Псковской, Самарской, Свердловской и Томской областях, а также в Санкт-Петербурге. То есть в 20 регионах из 22. Не добрали «Новые люди» только в «красных» Ставропольском крае и Тюменской области.

«Коммунисты России» смогли пройти в региональные парламенты в Алтайском крае, Амурской и Омской областях. Во всех этих случаях они по итогам жеребьевок оказались на первом месте в бюллетенях – там, где на федеральных выборах была КПРФ. У этих партий практически неотличимые логотипы и схожие названия. Но деятельность «Коммунистов России» в этих регионах не была заметна. Поэтому полученные этой партией результаты следует скорее признать ошибкой и приплюсовать их КПРФ.

В Алтайском крае «Коммунисты России» набрали более 12% голосов, в Омской области – 11%, а в Амурской – больше 8%. Если объединить голоса, отданные за две коммунистические партии, то на Алтае коммунисты получили бы 36% против 34% у единороссов. С учетом одномандатных округов, которые «Единая Россия» во многих случаях тоже проиграла, в этом регионе у «партии власти» есть лишь 31 мандат, у КПРФ – 24, у «Коммунистов России» – 4, у эсеров – 5 и у ЛДПР – 4. И если ЛДПР в этом регионе склонна выступать совместно с «Единой Россией», то эсеры ведут достаточно самостоятельную политику. Если бы не спойлерские мандаты «Коммунистов России», то в этом регионе возник бы паритет между властью и оппозицией – у эсеров и ЛДПР были бы «золотые акции».

Это довольно симптоматично. Даже в регионе с относительно высоким уровнем фальсификаций (хотя он и в «желтой» зоне) – Липецкой области – КПРФ смогла выиграть 12 одномандатных округов из 28. В результате у «Единой России» в липецком парламенте будет 23 места, у остальных партий – 19. Такой близкий результат, полученный благодаря одномандатным округам (которые раньше почти всегда выигрывали единороссы), бывает крайне редко.

«Яблоко» в этот раз смогло пройти лишь в три традиционных для себя региональных парламента – карельский, псковский и питерский. Реальные шансы были также в Новгородской области, где работает сильное отделение, но там партию подкосило признание некоторых ее кандидатов лицами, аффилированными с иностранными агентами. Избирателям из новгородских деревень оказалось трудно объяснить, что это значит.

В Тамбовской области в парламент прошла «Родина», в Красноярском крае – «Зеленые», а в Еврейской автономной области – Партия прямой демократии.

Разнообразие в целом существенно возросло. Например, в Карелии и Амурской области в парламент по спискам прошли по семь партий, в Чувашии, Камчатском и Красноярском краях, Кировской, Курской, Липецкой, Новгородской, Омской, Орловской, Псковской областях и Санкт-Петербурге – по шесть. Это имеет значение еще и для конкуренции на местных выборах. По итогам выборов 17–19 сентября в 32 из 39 регионов выдвигать кандидатов без сбора подписей на местных и региональных выборах имеют право от шести до восьми партий.

Главные потери

При анализе 39 разных избирательных кампаний очень сложно выявить какие-то общие тенденции. Однако кое-что становится заметным, если посчитать рост или, наоборот, уменьшение числа отданных за партии голосов. Во всех 39 регионах предыдущие выборы прошли в 2016 году, поэтому такое сопоставление корректно.

Во-первых, число проголосовавших в целом увеличилось на 1 340 116 человек, или на 6%. То есть избиратели в целом активнее участвовали в этих региональных выборах. Интересно, что это число сопоставимо с количеством голосов, отданных за «Новых людей», которые не участвовали в выборах в прошлый раз. В 2021 году они получили в этих регионах примерно 1,1 млн голосов. Вряд ли можно говорить, что все 1,1 млн избирателей «Новых людей» — это новые голоса, но очевидно, что среди них есть значительная часть тех, кто не участвовал в выборах пять лет назад. Впрочем, некоторые другие партии тоже существенно нарастили свои результаты.

Несмотря на рост числа проголосовавших, «Единая Россия» понесла серьезные потери – партия набрала на 3,59% голосов меньше. В «зеленой» и «желтой» зонах этот показатель еще более существенен – число голосов в поддержку «партии власти упало на 6,87% (минус 527 тысяч голосов). То есть падение поддержки произошло параллельно росту электоральной активности граждан.

Но главные потери в этом году понесла ЛДПР – ее поддержка в голосах снизилась на 39–40%. В общей сложности партия потеряла 1,4 млн голосов из 3,5 млн, полученных в 2016 году. И это не только регионы Сибири и Дальнего Востока, которые особенно остро отреагировали на невразумительную позицию партии в конфликте вокруг ареста бывшего губернатора Хабаровского края от ЛДПР Сергея Фургала. То же самое и примерно в тех же масштабах произошло с поддержкой ЛДПР в Карелии, Чувашии, Пермском крае, Кировской, Новгородской областях и других регионах, отдаленных от дальневосточного конфликта. Хабаровский протест действительно оказался общероссийской темой.

Еще одной партией, потерявшей значительную часть поддержки, стало «Яблоко». В 2016 году эта партия получила меньше 580 тысяч голосов, но за пять лет растеряла почти 40% и этой поддержки. Фактически «Яблоко» окончательно превратилось в региональную партию – ее деятельность заметна всего в 5–10 регионах, в основном расположенных на Северо-Западе страны и в Москве.

Главные приобретения

Левые партии в этом году продемонстрировали впечатляющую динамику. На 15–16% подросли даже показатели эсеров. Но главный рывок сделала КПРФ, которая нарастила поддержку на 35%, или на 1,2 млн голосов (в «зеленых» и «желтых» регионах – на 37%). Еще 430 тысяч получили «Коммунисты России» (в четыре раза больше, чем в 2016 году) и 600 тысяч – Партия пенсионеров. Результат Партии пенсионеров интересен еще и тем, что почти во всех регионах партия набирала значительное количество голосов, но в 10 регионах из 26 она не смогла преодолеть заградительный барьер – ее потенциальные мандаты где-то «сгорели», а где-то фактически ушли к «Единой России». Произошло это из-за метода делителей Империале, который применяется на некоторых региональных выборах при определении числа мандатов, доставшихся той или иной партии, и существенно искажает представительство в сторону победителей. Этот метод применялся, например, в Красноярском, Пермском, Ставропольском краях и Самарской области, где Партия пенсионеров не смогла набрать 5%.

Если сложить голоса КПРФ, Партии пенсионеров и очевидных спойлеров из «Коммунистов России», то этому «блоку» в регионах «зеленой» и «желтой» групп отдали почти 29% голосов. У «Единой России» в этих же регионах – 40%. И здесь следует напомнить, что даже в этих регионах есть территории (иногда довольно крупные), в которых уровень фальсификаций сопоставим с «красной» зоной. То есть реальные результаты должны быть еще ближе друг к другу.

Кроме того, еще 11% всех голосов в этих двух группах регионов получила «Справедливая Россия – За правду». А ЛДПР – 10%. Еще 5,6% набрали «Новые люди», которые при этом участвовали в выборах далеко не во всех регионах (если же посчитать только регионы их участия, то они наберут в них 7,5% голосов).

Все это – существенные изменения, которые в целом подтверждают то, что было заметно по итогам федеральных выборов: «Единая Россия» и КПРФ становятся сопоставимыми силами по уровню поддержки избирателей. При этом динамика здесь скорее на стороне коммунистов. Это, вероятно, заставит как федеральные власти, так и региональные администрации уже в ближайшем будущем предпринимать шаги, которые позволят им надеяться на возможность «исправить» итоги голосования в свою пользу. И часть этих мер уже анонсирована. ЦИК России хочет изменить права и обязанности членов комиссий с правом совещательного голоса, то есть продолжает наступление на право граждан наблюдать на выборах. А, например, в Кировской области заговорили о желании совсем отказаться от пропорциональной системы на предстоящих в следующем году выборах Кировской городской Думы в пользу исключительно одномандатных округов. Правда, если тенденции продолжатся, то инициаторы этих изменений могут сильно удивиться, проиграв большинство одномандатных округов.

В любом случае разнообразия в политической жизни этих регионов на ближайшие пять лет прибавится – число партий, участвующих в работе парламента во многих регионах возросло, появились новые политические силы. Количество партий, которые смогут выдвигать своих кандидатов без сбора подписей, тоже увеличилось. Пусть и не везде, но во многих регионах это точно приведет к оживлению публичной политики.

Фото: Scanpix

Станислав Андрейчук

Член совета движения в защиту прав избирателей "Голос"(признано российскими властями «иноагентом»)