fbpx

Вашингтон как альтернатива Брюсселю, Москве и Пекину для Чехии

Иван Преображенский о намечающейся смене внешнеполитических ориентиров Чехии

Чехия остается частью Европейского Союза и членом НАТО, однако противоречия нынешних властей страны с Брюсселем подталкивают их искать сильных альтернативных партнеров. Президент Милош Земан, которого ценят в Кремле, смотрит на восток, отправляясь с визитом в Китай. Премьер Андрей Бабиш с помощью нового молодого министра иностранных дел Томаша Петржичка организовал себе в 2019 году поездку в США, где его принимал лично Дональд Трамп. Два бизнесмена, пришедшие в политику, похоже, понравились друг другу, так что не исключено, что в обозримом будущем Чехия встанет в один ряд с балтийскими республиками и Польшей и будет ориентироваться на Вашингтон больше, чем на Брюссель.

Шпагат между Востоком и Западом

Чехия — парламентско-президентская республика. Поэтому внешнюю политику страны в основном определяет правительство. Однако традиционно страну за рубежом активно представляет и президент. Так повелось еще с Вацлава Гавела, который был, наверное, самым известным чешским политиком в мире. Нынешний глава государства Милош Земан активно пользуется этим правом, иногда даже входя из-за этого в конфликт с правительством, в связи с тем, что он не скрывает своей ориентации на восток: на сотрудничество с Китаем и Россией.

Чешский президент любит масштабные визиты в эти страны. В конце апреля 2019 года он отправился уже в пятую поездку в Китай с целью добиться роста китайских инвестиций в экономику Чехии, которые, по его мнению, остаются «крайне низкими». В ноябре 2017 года Земан возил в составе своей делегации в Россию 140 чешских бизнесменов – также в надежде способствовать развитию экономических связей. И сам тогда отмечал, что это приблизительно в 10 раз большей предпринимателей, чем ездили с ним, например, во Францию.
Чешское правительство даже на уровне премьера Андрея Бабиша гораздо осторожнее относится к контактам с потенциальными партнерами с Востока. С Китаем у главы правительства Чехии связаны не самые приятные ассоциации. В конце 2018 года его посещение китайского посольства в Праге было, по его словам, ложно интерпретировано китайскими дипломатами, которые утверждали, что он приходил якобы с извинениями за поведение чешских властей во время общемирового скандала вокруг компании Huawei, обвиненной в попытках получить незаконный доступ к данным, которые покупатели хранили и пересылали при помощи оборудования, произведенного этой фирмой.

Не самые приятные ассоциации у Бабиша в 2018 году должна была вызывать и Россия. Это связано со скандалом, который вызвало в чешской прессе интервью его сына, разыскиваемого чешской полицией в качестве свидетеля по делу о возможном незаконном использовании компанией или семьей чешского премьера европейских дотацией на развитие малого бизнеса. Бабиш-младший тогда утверждал, что приставленные к нему отцом люди вывезли его в Россию, а потом силой удерживали в аннексированном Крыму.

Скандал постепенно затух, выровнялись и отношения с Китаем, хотя со стороны правительства они остаются весьма осторожными. При этом взаимоотношения с Еврокомиссией и руководством ЕС, а также Европарламентом остаются стабильно сложными. Сказывается так называемое дело «Гнезда аиста», крупного девелоперского проекта, на который – как на проект малого бизнеса – были получены дотации Евросоюза. По версии европейских контролеров и чешской полиции тут возник конфликт интересов и неправомочное использование средств, поскольку в реальности объект входил в бизнес-империю чешского премьера, где головной компанией остается фирма Agrofert. Помимо этого Чехия в целом остается в числе государств-евроскептиков, не хочет принимать европейские мигрантские проекты, а в обществе сильны настроения против «диктата ЕС» (именно такой лозунг поднимают на знамена местные национал-популисты, в частности партия «Свобода и прямая демократия» Томио Окамуры, которая в рамках предвыборной кампании в Европарламент тесно сотрудничает с Марин Ле Пен и Маттео Сальвини).

При этом Россия и Китай стабильно являются одними из наиболее негативно воспринимаемых чехами стран. Отношение к США несколько лучше. Хотя если посмотреть на отношение чешского общества к лидерам этих стран, то Владимиру Путину доверяют всего 19% чехов, не доверяют – 67%. Почти такой же результат у Дональда Трампа (20% против 68%). Что касается Си Цзиньпина, то у него 6% против 30% – и то только потому, что 52% чехов говорят, что просто не знают, кто это такой.

Начало крепкой дружбы?

На этом фоне нет ничего удивительного в том, что Андрей Бабиш сделал попытку переключиться на дружбу с новой силой — США Дональда Трампа. Ключевой вклад в организацию его визита в Вашингтон и лоббирование самой идеи, помимо собственно представителей чешского бизнеса, стремящегося выходить на гигантский американский рынок, внес нынешний глава МИД Чехии Томаш Петржичек.

На посту руководителя чешской дипломатии он сменил евродепутата Мирослава Похе, номинированного на это место младшим партнером Бабиша в правительственной коалиции — Чешской социал-демократической партией. Однако Похе не был утвержден в должности президентом Милошем Земаном. С точки зрения социал-демократов и парламентской оппозиции глава государства в этом случае слишком широко толковал свои полномочия. Однако победа осталась за Земаном. Тогда-то и возникла компромиссная фигура Томаша Петржичка как условного «технического» главы МИД, советником которого бы стал Похе.

Мало кто ожидал от молодого дипломата большой активности и самостоятельности, некоторые даже говорили, что он будет марионеткой, выполняющей поручения Похе. Но получилось иначе. Петржичек занял активную проевропейскую позицию, став, пожалуй, самым «пробрюссельски» настроенным членом чешского правительства. В то же время он занял жесткую позицию в отношении России и Китая. С российским посольством МИД Чехии начал «бытовой» конфликт из-за спорного статуса нескольких жилых домов, которыми пользуется российское посольство, а с Китаем — по вопросу о работе в Чехии фирмы Huawei  и в связи с попытками китайских дипломатов препятствовать деловым контактам чешского бизнеса с Тайванем. Параллельно Петржичек стал активно участвовать в поддержке разнообразных американских инициатив, предлагая Чехию в качестве удобного партнера для их проведения в Европе. Главной из подобных инициатив является конференция по разоружению с участием Дональда Трампа, Владимира Путина и Си Цзиньпина, вероятность проведения которой в ближайшее время, надо признать, невелика.

Дипломатические усилия главы чешского МИД увенчались в итоге организацией визита в США Андрея Бабиша. Председателю правительства Чехии это было тем психологически комфортнее, что оба они бизнесмены, но Бабиш заметно богаче американского президента, о чем не забывала не без гордости заявлять чешская пресса.

Каких-то гигантских экономических и даже политических дивидендов эта встреча Андрею Бабишу не принесла. Ни многомиллиардных инвестиций, ни заявлений о союзничестве на ней не звучало. Однако это был лишь первый шаг, который стал итогом работы чешской стороны. Используя любимую метафору Дональда Трампа, ему предложили «отличную сделку» и теперь, как любят говорить уже российские дипломаты, «мяч на стороне» Вашингтона.

Бабиш явно увидел возможные выгоды от более тесного партнерства с США, которое может дать ему большую свободу маневра внутри ЕС. В перспективе можно даже рассчитывать оттеснить Польшу и занять место главного центральноевропейского партнера американцев не только в области поддержки гражданского общества, как это происходит сейчас, но и в области экономики, что больше всего должно волновать бывшего бизнесмена Бабиша.
Скорее всего, 2019 год покажет, принята ли была чешская оферта. Это могут быть самые разные сигналы, от крупных инвестиций, торговых сделок до международных конференций в Праге с участием Дональда Трампа или усиления военного сотрудничества по линии НАТО. И если такие сигналы поступят, то можно будет констатировать, что Чехия всерьез начинает претендовать на роль главного партнера США в Центральной Европе.

Для России это будет означать, что в политических спорах с руководством Евросоюза, Прага могла бы начать пугать Брюссель и Берлин уже не разворотом на Восток, но апеллировать к США. Вместо страны, чей премьер Андрей Бабиш в 2016 году рассуждал о том, так ли уж нужен Чехии Североатлантической Альянс, получить вторую Польшу, которая (как и первая) начнет просить американцев организовать в стране свою военную базу. Тут, кстати, стоит напомнить, что президент Милош Земан тоже не скрывал своего желания увидеться с Дональдом Трампом. Так что возможный внешнеполитический разворот премьера мог бы заставить задуматься на эту тему и президента страны. Разумеется, если бы он, в свою очередь, увидел в этом какую-то личную выгоду.

Ну а пока переориентация Праги на Соединенные Штаты — это только один из возможных векторов изменения чешской внешней политики. Хотя, наверное, с учетом российско-американского, а также американо-китайского противостояния и роста евроскептицизма в ЕС, – самый интересный.

Фото: Scanpix